Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Ключи к взаимоотношениям » Девочкам на заметку


Девочкам на заметку

Сообщений 61 страница 67 из 67

61

Проза брюнеток

Есть в России такой популярный (среди якобы-умных девушек!) жанр, который условно я назову «прозой брюнеток». Потому что блондинки - это вроде бы как - бананово-лимонный гламур, бриллианты - лучшие друзья девушек и - неумение ровно припарковаться. Блондинки, если что и пишут, так пособия «Как выйти замуж за миллионера». Эх! Тогда как в брюнеточной (читай - умной!) прозе работают мудрые женщины с богатым жизненным опытом, включающий в себя житьё-вытьё в коммунальной квартире, интеллигентных, но девиантных (точнее - и девиантных) родственников, томление духа и геморрой плоти.

Девочкам на заметку
Увиденная в подростковом возрасте картина Натальи Нестеровой мне почему-то всегда вспоминается, когда я читаю прозу брюнеток.

В этих романах (или рассказах) главный герой - Безнадёга с большой буквы «Бэ». Коридорная система и удобства без удобств, грязные сортиры, выписанные с особым мазохистским упоением, худые руки девочек-пианисток, объедки/обмылки на творческих кухнях и прочие сюрпризы бытия. Написано всё это с этаким развесёлым цинизмом и едким (вонючим!) сарказмом. И - много витиеватостей в расчёте на умного читателя. Типа, вот я как могу - весомо-грубо-зримо и, вместе с тем, легко. Воспарила и - пометила очередной памятник. Птица счастья. Язык в таких произведениях закорючист, а сюжет - убог, но - парадоксален. Как можно - так?

Вот, например, неплохая фабула для такого романа. Жила-была девочка из интеллигентной и, разумеется, полу-репрессированной семьи. «...В памяти всплывали и малиновые шторы, подёрнутые бархатистой пылью, и вся та истовая заполошность эпохи с непременными белыми бантами и белыми же как бы гимназическими фартуками, и приёмом в октябрята под алым, как первая клубника, знаменем...» А потом - музыкалка, няня из бывших аристократов, «Этюд» Черни, весенние лужицы 1953-го года с радио-тарелкой, извещающей о смерти «этого усатого подонка» .

Разумеется, любовь. «...И тайно читанный Мопассан, и рубиновый распутный рот, который она рисовала в тайне от бабушки, и неведомый бунт тела, когда вместо консерваторских бдений начиналась безалаберная любовь по чердакам - чтобы крыши замоскворецких двориков, утопавшие в зелени старокупеческих садов, виднелись сквозь заколоченные ставни...». И что-то ещё, полунамёки, полувздохи, коммунальные тазы, а потом сразу - 1970-е, букинистические лавки, бульвары, кухни с портвейном и, разумеется, эмиграция в США, как высшая точка прогресса.

Что самое странное, в этих произведениях никогда не ощущаются 1960-е. Их как бы нету в природе. Они как бы не вписываются в депрессуху и мешают повествованию... Какие-то ракеты куда-то там направляются. Физики-лирики-походники? Чересчур светленькое! А в 1970-е той брюнетке можно быть самой собой - грустной, развратной, пахнущей потом и настоящими французскими духами - филологиней (Верлен-Бодлер-Аполлинер). И плакать вместе с осенним дождём под Альбинони, посреди пыльных фолиантов, опустошённых бутылок и художников, заснувших с самый разгар спора.

P.S. После чтения всего этого хочется, прежде всего ...помыться. И да - брюнетки тут ни при чём. То - проза объедков. Окурков.

Зина Корзина (с)

0

62

Искорка! Типаж 1930-х

В советской довоенной жизни имел место примечательный женский типаж — молодая, хищная, как правило, привлекательная партийная еврейка. Нет, разумеется, были и русские, и украинки и поволжские немки этого формата. Но еврейка — чаще. Или — заметнее. Какая-нибудь Ираида Наумовна Искрова (настоящая фамилия Гольдман, из семьи ювелиров или юрисконсультов). Она совмещала в себе женское обаяние с мужскими ухватками, а нарочитую — модную — спортивность с курением и - лёгким — опять же сугубо партийным развратом.

Девочкам на заметку
Открытка из личной коллекции.

Искорка (партийная кличка) не была чужда западных стилей одежды, уважала отдых в приличных санаториях — закрытых для простонародья. Замужем за иностранным коммунистом — югославским, венгерским, болгарским. Занимала всякие должности, переходя из одного шикарного прокуренного кабинета в другой — с зелёным сукном и зелёной же лампой. Верила в Мировую Революцию. Но о сервизе из дворца не забывала!

Своего сына (от первого брака с уже, к счастью, репрессированным адвокатом или хозяйственником) Искорка назвала Владленом и одевала в матросский костюмчик. Муштровала нещадно (впоследствии Владилен Искров станет московским бонвиваном, повесой и коллекционером джаза). Титулы с диковинными именами, вроде — зам.председателя комиссии по содействию детям Коминтерна (это я сама придумала, не ищите).

Фото с испанскими товарищами - яркий рот, фасонистая стрижка, дорогой крепдешин, осиный стан, могутные чресла. Фото с кряжистым парт-боссом — любимцем московских барышень. Сам — из крестьян Тамбовской губернии, из батраков. В 1935 году имел трёхконатные хоромы в доме стиля «постконструктивизм монструозный», а в 1938-м поехал мотать срок куда-то в район Индигирки. То ли за троцкизм, то ли за гигантскую растрату казённых средств.

Пока югославский муж борется в интербригадах, сочная парт-брюнетка ездит в открытом авто с тем самым боссом и об этом докладывают самому товарищу Сталину. Второй сын Ираиды Наумовны — уже от босса и уже Кеша (мода на Ревленов и Элемов прошла) в Перестройку напишет разоблачительную книгу «Палачи палачей», за что удостоится внимания либеральной общественности (в просторечии — либ-шизы).

Да, дивная Ираида в том же 1938-м тоже пойдёт по тому же делу, оттрубит в ссылке аж до 1955 года, после чего вернётся в Москву, где начнёт заведовать фондами и возглавлять научные издательства. Она развенчает Сталина, отвоюет своё право на квартиру в Староконюшенном переулке, выйдет замуж за композитора и освоит строгий костюм. (Югославский муж вернулся к ...югославской жене ещё в 1945 году).

Мадам Искрова доживёт до глубокой старости, гибко и умело колеблясь вместе с линией партии. Встретит Перестройку. Поддержит. Внучки-мажорки в чём-то импортном и крикливом. Какие они свободные — эти Регина и Кира. Английский язык, иностранные журналы мод, потеря невинности — с красивым мальчиком, сыном торгпреда (потеря невинности - тоже одна на двоих). Искорке такое и не снилось: мы были целомудренными! Ага.

А что она? Честно прожила до 97 лет. Есть, что вспомнить! И Коктебель, и аромат Narcisse Noir, и как работали круглые сутки в комитетах, горели и пели песни о народном счастии! Ну, и Лёшку-надзирателя, и как хотелось настоящего кофе (Лёшка мог только чифирем угостить). Да! Из этого мог бы получиться грязновато-скучный роман Людмилы Улицкой, похабно-пафосный роман Василия Аксёнова и забавный рассказик Сергея Довлатова.

Зина Корзина (с)

0

63

Ненужные девочки

Лет 10-12 назад мощно объявила о себе режиссёр Валерия Гай Германика (она же Лера Дудинская). Благо, её фильм с жизнеутверждающим названием «Все умрут, а я останусь» (2008) достаточно известен по сию пору. Тема девочковой тоски и заброшенности - основная фишка Германики (потому что есть ещё короткометражка «Девочки» примерно про то же самое). В этом фильме (как и в «Девочках») действуют три четырнадцатилетние лохушки, которые кое-как учатся, кое-как дружат и вообще, непонятно зачем живут. Они не плохи и не хороши.

Девочкам на заметку
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

У них есть какие-то зачатки доброты и сострадания, но, вместе с тем, так много разрухи в головах, что разруха в клозетах уже не пугает. Их жизнь показалась мне беспросветно скучной, несмотря на то, что девочки очень деятельны - они постоянно что-то покупают, тусуются, грубят училкам, сбегают от родителей. Чисто событийно их бытие наполнено под завязку, но ощущение такое, что им не терпится покончить с собой и ...начать новую красивую жизнь. И главное - они живут в каком-то исступлённом ожидании любви.

Я вообще заметила такую особенность - чем меньше в жизни человека позитива, тем острее он хочет любви. Почему, собственно, многие узколобые подростки довольно быстро теряют невинность? Не из интереса даже, а из-за нехватки положительных переживаний. Когда жизнь протекает по маршруту школа-ларёк-тусовка-дом, где школа и дом представляют собой мощные генераторы негатива, то секс становится реальной отдушиной, почти единственным источником радости.

Девочкам на заметку
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

В фильме одна из девчонок молится: «Пусть будет дискотека и у меня будет парень!» Всё. Больше ничего не надо. Всё начинается с похорон любимого кота - в могилку, вырытую чуть ли не посреди двора, девочка Жанна кладёт своего усопшего друга и кидает ему на прощанье золотых рыбок из домашнего аквариума. Сюжет незамысловат, как жизнь простых людей из спального района - три подружки хотят пойти на дискотеку, которая устраивается в их родной школе.

Для этого они готовы на всё - это первая в их жизни вылазка в мир настоящей жизни. Ну той, где взрослая любовь и где можно замутить не по-детски. Выписаны эпизодические роли училок - типичные усталые тётки с лишним весом и жуткими шмотками. Выделяется словесница - она, вместо Пушкина, положенного по программе, читает детям Мандельштама, не забывая кольнуть: «Я вам это читаю потому что вы сами никогда этого читать не станете...»

Девочкам на заметку
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

Она с самого начала убеждена в своей принадлежности к высшей касте, где читают Мандельштама, а в классе сидят 30 человек, которые априори не будут. Снобская уверенность в сочетании с просветительским зудом. В фильме показаны старшеклассницы, у которых - младенческое сознание и младенческие же вкусы. Но всё это круто перемешано с элементами «запретно-взрослой жизни» - жувачки «с принцессами» и бухло, розовый бэби-цвет с чернотой косметической подводки, игрушки - с бутылками и куревом.

А ещё в фильме жесткоко дерутся пацанки. Как в родные 80-е. Вообще, мир Германики - это во многом мир 1980-х. Не знаю, в чём тут дело, но то ли это делается специально, то ли - какая-то личная зацепка за те времена (хотя режиссёрша в 2000- была совсем молодая и дискотечные битвы Перестроечной эпохи - это не её личная «память»). Я вижу этих героев в других прикидах и под иную музыку. Их спокойно можно переносить в 1987-й и населять пространство металлистами, панками, люберами, брейкерами и мажорами...

Девочкам на заметку
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

Пускать фоном CC Catch и Виктора Цоя с БГ, и чтобы по телеящику бухтел «Прожектор Перестройки», а в кино шло «Покаяние». И вот, что ещё меня удивляет - меня не бесят герои Германики, хотя, по идее, они должны меня бесить своим несотвествием моим личным понятиям о жизни. Они все - мои антиподы: и девчонки, и их мамаши, и их учителя. Но почему-то у меня к ним очень сложное отношение, в котором перемешаны недоумение, жалость, взгляд свысока или даже - сбоку, отторжение и, вместе с тем, понимание, что они живут рядом с нами.

P.S. Да, а для тех трёх подружек всё кончается довольно плохо.

Зина Корзина (с)

0

64

Московская Красавица-88 в итальянской комедии.

Написала текст на тему: Зачем нужны были конкурсы красоты в XX веке и почему они сейчас малоинтересны, а в связи с этой - по сути ретро-темой - решила поискать роли Московской Красавицы-88 - Маши Калининой. Известно, что в конце 1980-х - начале 1990-х она пробовала себя в качестве киноактрисы. Нашла прелюбопытный документ эпохи - итальянскую комедию 'Occhio alla perestrojka' (1990). Мария играет роль русской девушки Ольги.

Occhio alla perestrojka (1990)

https://zina-korzina.livejournal.com/

0

65

Мисс Москва - 1989 в турецком сериале.

Вчера обсуждали первую Мисс Москва-88 - Машу Калинину, и bellezeboob напомнила про следующую победительницу, о которой и тогда говорили меньше (вторая - не первая), и сейчас вспоминают мало. Тем не менее, она гораздо интереснее Калининой. Да, кроме фото, там есть ещё отрывок из ...турецкого сериала, где она снималась.

Итак, Лариса Литичевская, Московская Красавица - 1989. Заодно - тема Какую роль играли конкурсы красоты в XX веке?

Девочкам на заметку

Kim Bilir Derdi Ne - Şener Şen & Şevket Altuğ.

Здесь она появляется более крупным планом...

Gölge Oyunu | Kedi bu kedi!

https://zina-korzina.livejournal.com/

0

66

Макияж 1980-х: как это было.

Замечательный отрывок из молодёжной программы 1980-х. Посвящено макияжу и моде. Девушку, накрашенную в тогдашнем дискотечном стиле, умыли и накрасили, как надо. Типа, как надо. Но стало хуже. Точнее, много скучнее. Вообще, тут интересно посмотреть на тогдашние лица.


https://zina-korzina.livejournal.com/

0

67

Кем могла быть Шапокляк в молодости?

Есть такой очаровательный персонаж — старушка Шапокляк. Это — кличка, а не фамилия, как все помнят. Из-за старинной шляпы - chapeau claque. Изобретение века машин и механизмов — цилиндр, который можно складывать. К 1970-м годам, когда мадам Сhapeau Сlaque появилась на экране, фасончик устарел, превратившись в романтическое (или дремучее — кому как нравится) ретро. Впрочем, весь облик — теплый-ламповый-винтаж, как теперь говорят. В различного рода публикациях говорится, что старушка имеет общие черты с родственницами авторов, но меня интересует стиль и образ.

Девочкам на заметку
В 1930-х Шапокляк могла быть дивной красавицей...

А также возможная предыстория. Я не знаю, как получилось, однако Шапокляк — это карикатура на Марлен Дитрих (брови, нос, скулы, да и одежда, собственно). А ещё такой типаж бытовал среди очень пожилых, иной раз, чудом выживших бабулек «из бывших», которым в 1971 году было аккурат 71 год. Когда-то их предки владели целым этажом где-нибудь напротив местной (тогдашней!) Думы, а потом пришли матросы-Железняки, уплотнили и заселили маменькин будуар всяким Швондером и компанией.

В 1920-х такие дамы, точнее — девушки на тот момент — если им повезло остаться в живых и на свободе - занимались танцами по методу Айседоры Дункан (при каком-нибудь ФОРТИНБРАСе); мелодекламацией при училище ваяния, физкультуры и гигиены быта; гонками на авто и угаром НЭПа в прокуренном ресторане «Фонтенбло» (бывшая закусочная купца Неуважай-Корыто и будущая столовая №14 Райкрайдрайпищеторга на улице Взятия Бастилии — бывш. Разгуляй-Камергерская). Немножко снимались в немом кино и слегка состояли в профсоюзе коммунхоза при заготфаготе.

Работали они в пиш.маш-отделе, отстукивая на пишущих, как вы понимаете, машинках, многочисленные отчёты своих боссов, носящих толстовки, набитые портфели и ...взятки, завёрнутые в нечистый носовой платок для конспирации. Девушки-Шапоклячки любили посещать синематограф, где им показывали красивую жизнь с участием Дугласа Фербенкса, Лиа де Путти и Монти Бенкса. Потом — уже в 1930-х — Сhapeau Сlaque с горя выходили замуж за начальников того самого Райкрайдрайпищеторга и ехали с ними на курорт.

После того, как начальников сажали за растрату и загулы с цыганскими хорами, оказывающиеся при ближайшем рассмотрении кордебалетом самодеятельного театра «Пищевик-интенсивник», мадам Шапокляки всякий раз находили себе нового ухажёра, поэтому к зрелым летам они приобретали особый лоск и полный шифоньер крепдешиновых платьев - из Торгсина или даже из Парижу. Итак! В 1950-х у них «ехала крыша» по причине того, что их стиль - уездная Марлен - переставал волновать мужчин с приличными зарплатами.

Тогда-то она - наша конкретная Шапокляк - сделалась городской сумасшедшей, начала делать пакости окружающим, оставаясь при этом этакой дамой-с-манерами, ибо манеры по мере уезда крыши никуда не деваются, а иной раз даже и оттачиваются. Впрочем, стиль её так же не претерпел никаких изменений, как это часто бывает с пожилыми, точнее — бывшими красавицами. Она по-прежнему носила вещи, напоминавшие ей о фокстротах и танго с тем комкором, о котлетах по-киевски на каком-то приёме и розах-магнолиях в парке имени Коминтерна и Пролеткульта (клумбы с намёками на Версаль).

PS ...Да, образ городской сумасшедшей мог быть отличным прикрытием для статуса ...подпольной миллионерши, всё-таки обнаружившей бриллианты, зашитые в стулья двоюродной тёткой, сбежавшей в Париж. Но это уже совсем другая история.

Зина Корзина (с)

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Ключи к взаимоотношениям » Девочкам на заметку