Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Свободное общение » Тайна вечной жизни


Тайна вечной жизни

Сообщений 1 страница 10 из 41

1

Цикличность

Тайна вечной жизни

Любое знание должно иметь практический смысл. История сегодня представляется наукой о прошлом. Но смысл истории - это извлечение опыта из ошибок. Смысл в изучении истории есть тогда, когда она представляется циклической. Только в этом случае в прошлом можно видеть будущее, а не набор анекдотов. Только в этом случае история становится наукой о будущем, достойной изучения.

Доказывать существование цикличности и просто, и тяжело: все прежние цивилизационные циклы закончились. Если закончились десятки циклов, то один, наш, не первый и не последний, не может быть аргументом против. Но существует множество людей, которые даже поняв, что неправы, все равно будут так или иначе отстаивать точку зрения, что циклов нет. И у некоторых людей, конкретных людей, циклов действительно нет, потому что с окончанием цивилизации от них не останется ничего. И никого. Здесь даже не дискомфорт - здесь присутствует космический холод небытия. И спорить с этими людьми бесполезно, ибо в своей системе координат они правы.

Земля круглая, но кажется она плоской. Происходит это потому, что радиус скругления настолько велик в каждой точке, что собственно скругления незаметно. Но оно присутствует, хотя в большинстве человеческих задач не учитывается. Например, совсем не обязательно знать о круглой земле при строительстве самолетов, – какой бы она ни была, самолеты строились и летали бы одинаково. Точно так же нет смысла учитывать исторические циклы в решении повседневных задач. Но решение повседневных задач было бы не точным, если бы не учитывалась постоянная, взятая из текущего цикла; эта постоянная незаметна и обычно сливается со средой; она может не измениться в течение века, но изменяется в течение веков, что приводит к непониманию идей вековой давности.

На примере некоторых стран можно заметить историческую линейность; циклов вроде бы и нет. Эти страны, например, Америка или Австралия, образовались в относительно недавние сроки – и потому в их истории цикличности не наблюдается. Здесь срабатывает вышеприведенная ситуация с самолетом и круглой землей; циклы присутствуют в любом случае, просто они пока еще не заметны.

Линейные проявления истории существуют – например, линией представляется накопление научного опыта. Разница видится в том, что связанные с биологической природой человека проявления деятельности цикличны, а небиологические – обычно нет. Эволюция линейна; преемственность поколений линейна. Но опять, исходя из задачи – человечество никогда не решит линейных эволюционных задач. Этот срок слишком велик. Но в каждой временной точке можно найти и доказанный цикл, и доказанную прямолинейность. Цикл обычно ярче и в решении практических задач важнее.

История во взлетах и падениях народов циклична. «Все-таки она вертится», и поскольку это так, то снова, рано или поздно, все приходит к своему завершению, одновременно тяготеющему к началу. Подобных начал и концов в человеческой памяти собраны десятки, если не сотни. С подобным нельзя не согласиться, но так или иначе массовое сознание не принимает этот факт. Это знают специалисты, это знает любой человек, мало-мальски знакомый с историей, но возникает чувство, что истина, известная каждому индивидуально, в массе становится тайным знанием. Собравшись вместе, люди представляют историю прямой линией. Или упускают из виду цикличность.

Подобное состояние дел не могло не потребовать логичного объяснения. Так или иначе приходится подходить к тому, что в осмыслении цикличности истории роль большую, чем научные данные, играет психологический фактор. Психологически человек противится цикличности. И поскольку это присутствует у самых разных людей, это нельзя приписать влиянию образования. Существуют причины более глубокие, и чем они глубже, тем ближе они к психологии и биологии.

Имеет место подсознательное неприятие цикличности. Вплоть до того, что человек стремится защитить свой иллюзорный мир, сиюминутный мир, от всяких подобных информационных вторжений. Жить на круглой земле не только опасно, поскольку с нее можно упасть, но и психологически дискомфортно. Жить на одном из участков истории, обреченных на завершение, скорее всего, столь же неприятно. А жить в системе циклов, вложенных друг в друга, как матрешки, еще хуже.

Неприятие цикличности и неприятие истины смыкаются. Четыре сотни лет люди ищут «потерянные колена Израилевы». Сто лет как известно, что стены ассирийской Ниневии были полностью обиты человеческой кожей. Но только совсем недавно было высказано предположение, что «колена» пошли не куда-то, а на что-то... Но все равно кто-то будет эти колена искать, не удовлетворившись «дискомфортностью» этого элементарного объяснения, искать из подсознательного чувства восстановления комфорта, а не из-за стремления к истине.

Цикличность истории, бывшая постулатом для древних людей, впервые была описана в Древнем Египте. Ее боялись, ей приносили жертвоприношения все древнеиндейские цивилизации. Знали о ней и в древней Иудее, но как и в современном обществе, не принимали всерьез. Для современной цивилизации ее открыл Джамбаттиста Вико во времена итальянского возрождения. Далее к этой теме вернулся Шпенглер, далее – Тойнби, экономически ее развил Кондратьев, а последним о ней написал Гумилев. Тенденция прослеживается в убывании «размера» цивилизации: если древние говорили о целом мире, то современные мыслители ограничивались цивилизациями локальными или просто нациями. И в общем это верно: если абстрагироваться от человеческого шовинизма, эволюционируют исключительно популяции-нации, и других групп эволюции не известно.

Цикличность и прогнозирование с помощью прошлых циклов будущих состояний - весьма древнее знание. Как говорилось ранее, большинство народов древности рассматривали свою историю как цикл, имеющий начало и завершение. Соответственно и первая работа появилась в эпоху возрождения - это циклическая схема национального развития Джамбаттисты Вико. Вторая, уже общеизвестная работа - "Закат Европы" Шпенглера. Но эти работы комментировали циклы, не раскрывая их причин. Так что за 400 лет от Вико до Шпенглера в этом направлении не продвинулись ни на миллиметр. (Таблица 1)
Первым сделал попытку Тойнби. Теория вызова построена как модель изменения активности нации под влиянием изменения природных или социальных условий. Задается изначальный толчок, нация, реагируя на него, отвечая на этот вызов, усложняет свою структуру, а усложненная структура автоматически тяготеет к дальнейшему усложнению. Усложнение структуры одной нации, в свою очередь, является вызовом для других наций, и их развитие – результат конкуренции. Отчасти это верно, как может быть верным совпадение. Вызовов может быть слишком много, и не на каждый вызов нации рождаются, и не каждый вызов нации переживают. Не объяснено, почему одни нации на вызов могут ответить, а другие не могут и погибают; но ведь причины ответа – это главное в силу собственно причинности.

Вторую концепцию создал Гумилев. Хотя ей уже полсотни лет, она до сих пор считается в России альтернативной, у историков – «сказочной», а на Западе - иностранной и потому не существующей. По его концепции, под влиянием неизвестных космических излучений на земле у живущих в пределах зоны поражения народов происходит микромутация, приводящая к появлению людей с параметром «пассионарности» - противоположности инстинкту. Активность этих людей приводит к первичному «толчку», первым следствием которого является появление наций. Т.е. по сути Гумилев заменил «вызов» Тойнби на космический фактор; все остальное – то же самое.

Если бы Гумилев написал о колебаниях национального качества, он бы не вышел из тюрьмы, и о нем бы даже не вспомнили. Пассионарность – это неизвестный фактор, которого нет и не может быть. Так что неизвестно – то ли Гумилев оперировал неизвестной переменной, то ли он так зашифровал свою работу. Уже никто не узнает, было это первое или второе. Но у самого Гумилева есть намеки, что он пользовался "алгебраическими решениями для арифметических задач". Скорее всего, он подозревал и о "тригонометрических решениях" - с помощью концепции колебания биологического качества. Пассионарность заменяется биологическим качеством без изменения концепции. А в основе циклов лежат не арифметика, не алгебра, а именно тригонометрические функции колебаний. Можно попытаться решить «задачу Гумилева» в два действия. Первым делом слово «пассионарность» по всему тексту заменяется на «компонент Х». После чего подбирается другое слово, которое не нарушало бы канву текста. Решение: биологическое качество.

Биологический цикл смены поколений лежит в основе всей жизни на земле. И от этого цикла можно вывести тот же глобальный закон цикличности – только на этот раз снизу, а не сверху, как в случае с цивилизациями и прочими большими и потому заметными системами. В качестве основного подхода еще не предлагались биологические принципы в решении вопросов цикличности истории.

В результате - не просто циклы, а фрактальные циклы - т.е. в больших циклах существуют циклы маленькие, маленькие в общем повторяют большие, и число маленьких неизвестно. Дат для циклов установить невозможно, прогнозировать длину циклов тоже невозможно. Можно знать только большой цикл и малый цикл, в которых нация находится в настоящее время и в каких она находилась в прошлом. Дат установить нельзя, но создавать прогнозы без дат или с приблизительными датами вполне реально.

Сейчас можно сказать: цикличны все проявления человеческой деятельности. Циклы есть у цивилизаций глобальных, претендующих на название «общечеловеческих», у цивилизаций локальных, у наций и у внутринациональных групп. Особенно они заметны у империй, создающих цивилизации.

Не только в истории это было замечено, но во всех областях человеческой и природной деятельности - чем больше и сложнее система, тем более она предсказуема. Работы Шпенглера и Гумилева оперируют сверхнациональными системами циклов - но так случилось в силу недостаточного развития биологии в их время.

В основе цикличности лежат социально-биологические процессы. Точнее, биологическо-социальные, но это слишком сложно выговаривать. Человек не прогрессировал биологически десятки тысяч, если не миллион лет. Отсутствие прогресса неизбежно приводит к цикличности по кругу. И только передача знаний по наследству приводит к цикличности по спирали – каждый раз на несколько более высоком уровне.

Состояние национальных систем по большинству параметров является усредненным результатом суммарного качества членов наций. А сами системы взаимодействуют по принципу маятников – качественные параметры идут то вверх, то вниз, и если говорится, что достигнут недостижимый ранее максимум развития, то скорее всего маятник находится в верхней точке, из которой возможно только падение. Во взаимодействиях между народами получается так, что качественные наступают, менее качественные – отступают.

Цикличность, в свою очередь, тоже должна быть чем-то обусловлена. Должна существовать первофункция, на гребне которой цивилизации поднимаются и падают. Эта цикличность не может быть политической – ибо существовала она до возникновения политики. Столь же не может быть она экономической – так как даже примитивные сообщества ей подвержены. Она может быть только биологической – поскольку только из биологии можно вывести настолько глобальные колебания, что им подвержены все аспекты человеческого существования.

Теория цикличности не будет опровергнута, но она никогда не встретит массового понимания. Во всяком случае, понимания западной или российской цивилизаций. Не только потому, что цивилизация в своих пределах представляет себя линией, направленной в бесконечность. Скорее всего просто в силу своего дискомфорта.
Нормальное человеческое массовое восприятие ситуации на самом деле оказывается восприятием производной этой ситуации. Современный человек не чувствует цикличности истории. Он, возможно, даже имеет о ней представление, но не ощущает ее психологически. В результате любое глобальное явление воспринимается как идущее к абсолюту, как развивающееся по прямой. Например, начиная с момента появления американская нация развивается по прямой. Это как раз и создает иллюзию прямолинейности истории.

Есть циклы, и, значит, начала и концы. Апокалиптика фактически точно установила, что конец света - это не очень больно; а если и больно, то не очень долго. К тому же концов света может быть много. Реально конец цивилизации - это целая эпоха. Шпенглер и Гумилев определили ее длину в 200 лет кошмара - солдатских императоров, бесполезных войн, варваров и вырождения нравственного и интеллектуального. Но в биологии нет такого цикла - 200 лет. Есть период вырождения - но он может составлять и 5, и 20 поколений. Его можно с достаточной степенью точности прогнозировать для разных народов. Но его нельзя остановить и в нем приходится жить. Чтобы жить нормально, нужно знать правила конкретной жизни.
Эта информация - о правилах - запрашивается, она нужна, и не всегда только из любопытства. Люди очень разные существа, и если в ком-то просто существует достаточная любознательность, то для кого-то эта информация может стать практической. Цивилизация обречена с момента создания. Но есть отдельные экземпляры, желающие эту цивилизацию сознательно пережить. Ведь почти каждую цивилизацию переживали определенные избранные, наследниками которых являются в том числе и ныне живущие. Волюнтаризм против гибели цивилизации – почему бы и нет? Тем более что материальное наследие погибшей цивилизации обычно оказывается очень даже привлекательным.

Сергей Морозов
источник

0

2

Теория катастроф

Тайна вечной жизни

Можно сказать, что ХХ век - время собирания информации. Век закончился - информация собрана. Ничего значительного найдено уже не будет. Собраны описания строений, исторические факты, мифы - все уже есть. Осталось только свести все собранное в систему.

Большинство книг по нераспознанным явлениям представляют собой книги загадок. Загадка ставится, загадка обсуждается, но не остается ничего, кроме фактов подтверждения существования самой загадки. Пока что торжествует один и тот же принцип организации материала: нашли артефакт и устроили вокруг него ритуальную пляску. Получается весело, легко и непонятно – можно и новую книжку писать. Артефакты существуют, но выглядят неубедительно, поскольку под них не подведена целостная концепция. Сооружение с самыми большими плитами в мире, в современном мире в том числе - Баальбекская терраса - вообще не имеет отношения к истории; ни к официальной, ни к альтернативной. Его в исторических концепциях просто не существует. Так получается только потому, что это сооружение не имеет концепции окружающего мира, в котором оно было создано.

Книги строятся по принципу: «компиляция плюс идея». Артефактов мало, а идей много. Так что эта книга будет построена по принципу «идея плюс компиляция». Идея - это принцип существования человека по биологическим правилам. Компиляция - рассмотрение ситуаций, когда эти правила нарушались. А из артефактов будут взяты те, которые можно потрогать руками. И тогда, когда будет создана целая концепция мирового развития, задача расшифровки загадок и артефактов решится сама собой. Добавив к разного рода исследованиям на базе истории, археологии и астрономии биологию, можно получить книгу разгадок и прогнозов.

Часто говорится о том, что делами должны заниматься соответствующие специалисты. Можно рассмотреть это на примере археологии – но рассмотреть последовательно: да, должна быть специализация. Кто-то умеет хорошо копать. Кто-то умеет хорошо думать и вообще делать выводы. Не кажется странным, что старые снаряды из земли выкапывают одни – экскаваторщики, а обезвреживают их другие – саперы; если бы экскаваторщики обезвреживали снаряды, копать траншеи стало бы некому. Но почему-то в научных кругах принято, что кто раскопал артефакт, тот и должен делать по нему выводы.

Иногда говорится о конфликте между «любителями» и «учеными». На самом деле никакого реального конфликта нет. И не будет, пока одни не знают правду, а другие боятся ее провозгласить. Пока что есть взаимосуществование. И когда процесс закончится, любителей как таковых уже не будет.

О «противостоянии» ученых и любителей написана не одна книга, и есть даже своя классика – Роберт Ваухоп «Потерянные племена и утонувшие континенты». Разоблачать существование Атлантиды – беспроигрышное дело. Но при подробном рассмотрении ситуация оказывается гораздо серьезнее, и «дело Атлантиды» оказывается с Атлантидой никак не связанным. И, касаясь противостояния, нужно заметить, что именно Лео Вайнеру, главному подвижнику теории афроцентризма, официальному и признанному ученому-лингвисту, принадлежат самые резкие нападки на «любителей». Возможно, так получается потому, что его самого часто принимают за «любителя».

Официальной науке стоит доверять не больше, чем альтернативщикам, а иначе, чем альтернативщикам. Альтернативщики в поисках своей правды часто притягивают факты за уши, но их происки видны невооруженным взглядом. Официальная же наука искажает факты изощренно, добавляя ложку лжи в бочку правды. Кроме того, у официальной науки есть серьезные поводы специально генерировать ложь, чего у альтернативщиков просто нет.

Сама ситуация, когда официальные исследователи после двух сотен лет исследований Древнего Египта не могут ничего сказать о его возникновении, вызывает подозрения. 99% критических замечаний в адрес Хэнкока посвящено его концепции Атлантиды в Антарктиде и древним картам; датировке Сфинкса посвящен от силы 1%, но именно критика последнего малосостоятельна, и именно последнее - главное.

ХХ век ознаменовался победой теории катастроф. Существование працивилизации у альтернативщиков перестало ставиться под вопрос, но о причине ее гибели так и не удалось договориться. Здесь и потоп, и падение метеоритов, и астероиды, и все 33 несчастья. Нужно заметить, что катастрофические теории были широко распространены в конце 19-го и начале 20-го века. Далее они были полностью опровергнуты и забыты. Но с развитием массового общества они почему-то вновь всплыли на поверхность, хотя ничего нового, кроме выводов из старых фактов, придумано не было. Сам этот возврат, сам его факт должен вызвать если не подозрения, то в крайнем случае должен насторожить: что-то не так.

Нужно сразу сказать, что в последние 22 тысячелетия никаких катастроф на Земле не происходило. В течение последнего миллиона лет не происходило сколь бы то ни было серьезных катастроф. Нет ни метеоритных кратеров, ни следов потопа, ни затонувших материков. А если территории и тонули, то со скоростью не больше 40 сантиметров в год – убежать от потопа возможность была. Точно так же была возможность уйти от ледника, благо двигался он чуть быстрее потопа.

Неизвестное событие, катастрофичное по природе, произошло 22 тысячи лет назад, после чего возникло задымление атмосферы, продержавшееся несколько тысячелетий. Но это задымление не сопровождалось ни серьезными землетрясениями, ни всемирным потопом. На численность человечества и на образ его жизни это событие не повлияло.

Цивилизации должны быть чем-то похожи - не зря же они называются одинаково - цивилизациями. Два самых грандиозных падения - это падения Римской и Российской империй. Но никаких катаклизмов, совпадающих с падением, не было. И только через пару тысячелетий появились специалисты, связавшие падение Рима с наступлением сахарских песков во 2 веке, и через такой же период времени появится концепция падения России в связи с загазованностью атмосферы в конце 20-го.

Концепция природного катастрофизма ложна от первого пункта до последнего. Но точно так же не вызывает доверия и официальная концепция. По первой працивилизация погибла от катастрофы, по второй ни працивилизации не было, ни катастрофы. Но ведь стены Иерихона стоят, Баальбек стоит, а катастрофы действительно не было. И працивилизация исчезла. Истина где-то между слов; может, это была невидимая невооруженным взглядом катастрофа?..

Уэст, Хэнкок, Бьювел – энтузиасты, и потому люди увлекающиеся. Им не достаточно совершить по одному открытию. И потому Уэст начинает искать всемирный потоп, Хэнкок указывает на працивилизацию в Антарктиде, а Бьювел выстраивает все пирамиды по карте звездного неба. И сразу получается что-то не так, сразу появляются сомнения в истинности гипотез. На самом деле достаточно одной эрозии Сфинкса до 7000 гг. до н.э., одного совпадения трех пирамид со звездами пояса Ориона в 10500 г. до н.э., одной ориентации Сфинкса на созвездие Льва в 10500 г. до н.э. В подобных исследованиях главное - уметь сказать "Стоп"; но в исследованиях индивидуальных, в противовес исследованиям групповым, сказать это слово некому. "Отпечатки богов" - это великолепно. "Зеркало Небес" - это уже некоторое излишество. Похожа ли схема камбоджийских храмов на созвездие дракона?.. Похожа, если с неба убрать другие созвездия; а если не убирать – то вряд ли. К тому же если выстраивать храмы по карте звездного неба, то нужно выстраивать их точно, что несложно сделать; а если выстраивать не точно, то лучше не выстраивать их совсем.

В литературе идти слишком далеко – это лучше, чем ходить кругами вокруг да около. Бьювел очень конкретен, но весьма скучен. Да, пирамиды являются земным отражением трех звезд пояса Ориона. Да, действительно, они ориентированы по звездам. Так что при всей конкретике вопрос не исчезает, а ставится - зачем они ориентированы по звездам. Но, с другой стороны, если бы Бьювел не выполнил своей скучной и тяжелой работы, не было бы фактического материала для дальнейших исследований.

В свое время Дейникен обратил внимание, что "что-то не так". Он предложил свою концепцию в книге «Колесницы богов», через десятилетия выглядящую несерьезно. Но это был прорыв, равный прорыву от земли плоской к земле круглой; прорыв касался не Атлантиды, не пришельцев, он относился к вопросу, что «что-то не так». Хэнкок тоже сказал, что "что-то было" - это можно сравнить с переходом от геоцентрической системы к гелиоцентрической в поисках необъяснимых сегодня явлений.

При сравнении с Бьювэлом Хэнкок - это просто разгул фантазии. Это интересно читать, но это только популяризация. Если иметь желание в чем-то разобраться, читать Хэнкока нужно одновременно с его оппонентами, представителями официоза, а именно с Питером Джеймсом и Ником Торпом. Нужно сказать, что самые принципиальные, самые главные находки Хэнкока эти оппоненты оспорить не смогли. Да и сами, похоже, наступили на «грабли Фоменко» с Героном Александрийским, т.е. приняли средневековые подделки за античные артефакты.

Книги Хэнкока приводят множество фактов, но не дают ответа на вопрос, каков смысл этих самых фактов. Как типичный пример можно предположить ситуацию с передатировкой Сфинкса и пирамид: действительно, временная привязка Сфинкса и горизонтов (так назывались пирамиды) являются отражением состояния неба, но привязка означает... только наличие совпадения. Да, "отпечатки богов" существуют.

Но не понятен смысл их функционирования; ведь если они хотели создать цивилизацию, им нужно было ее зачем-то создавать, и если уж «боги» были такими мудрыми, они должны были догадаться, каким кошмаром современной цивилизации их деятельность завершится. Вообще есть тенденция – чем более антинаучна концепция, тем на большее число вопросов она может ответить. Что нужно особенно отметить - Хэнкок спокойно относится к оппонентам, и обладает чувством здорового скептицизма по отношению к своим же идеям. Иначе было бы невозможно написать 400-страничную книгу о поисках Ковчега Завета, увенчавшихся тремя средневековыми деревяшками.

Большинство книг о поисках цивилизации в прошлом – это попытки систематизации накопленной информации. Но если бы информация была систематизировна правильно, то или працивилизация, или в крайнем случае «Атлантида» была бы найдена. Но результатом на данный момент можно назвать только полное отсутствие результата. Ранее говорилось о том, что нет разницы, кем именно сделана фотография... но у некоторых авторов даже фотографии оказываются весьма сомнительными – в силу «исчезновения» изображенных на них сооружений.

Существуют книги, посвященные поиску расшифровок и закономерностей. О поиске «священных чисел» в сооружениях и «пророчеств» в мифах можно сразу говорить, как о весьма популярной форме шизофрении. Но с другой стороны, именно в подобных книгах оказалось множество косвенных доказательств "конца света" в 3100 году до н.э. Опять-таки известно, что никаких катаклизмов в это время не наблюдалось. Но от множества доказательств этого "конца" просто так отмахнуться невозможно. И потому стоит разобраться, что именно дало авторам концепций смелость предположить "конец света" в это время.

Катастрофа была, потому что погибли цивилизации, и катастрофы не было, поскольку нет следов катастрофы. Под катастрофой обычно понимается глобальный природный катаклизм. Такое событие действительно должно было оставить после себя физические следы, которых нет. Выходит, что працивилизацию должно было уничтожить событие, катастрофичное по содержанию и незаметное по форме.

Сергей Морозов
источник

0

3

Мировоззрение

Тайна вечной жизни

Чем менее значителен вопрос, тем более полно может ответить на него современная цивилизация. По вопросам средней значимости она любит дискутировать. Но как только речь заходит о вопросах глобальных, эта же самая цивилизация не может связать и пары слов. К примеру, эта цивилизация толком не знает не только зачем она существует, но и не может выразить, по каким принципам она это делает.

Как вспоминал один из создателей «Большой советской энциклопедии», что такое человечество – сформулировать не смогли, что такое любовь – тем более не смогли, зато на две страницы расписали половые органы.

Если внимательно присмотреться к жизни современного общества, можно заметить, что современное мировосприятие несколько неадекватно реальному миру. И даже больше того, оно не адекватно само себе. Ответ вопросом на вопрос считается нормой, ответ не по теме вроде бы всех устраивает, правда считается неэтичной, слова имеют несколько смыслов. С одной стороны это норма, мир так уже давно живет, но с другой - в этой норме есть что-то ненормальное.

Норма мышления и норма общения не всегда были такими. Некоторые народы, обычно имеющие весьма косвенное отношение к тому, что называется "цивилизацией", сохранили иное восприятие жизни, в «цивилизации» именуемое «примитивным». А очень давно все люди были примитивными. Примитивными – значит природными. И мыслили они природными категориями.

Мышление изменилось когда-то. Мышление изменилось, и то, что казалось элементарным человеку древнему и что кажется не требующим объяснения человеку примитивному, для человека цивилизованного - тайна за семью печатями. Возможно, поэтому современное общество и не может разгадать "тайн" древних цивилизаций, не просто лежащих на поверхности, а созданных с тем, чтобы их раскрыли.

Есть задача – обвести девять точек четырьмя линиями, не отрывая руки. Чтобы ее выполнить, нужно выйти за условные пределы мышления. Столь же сложно представить лист бумаги с одной стороной – эта фигура называется лист Мебиуса. Мыслить иначе, вне рамок, в конкретном случае «примитивно» - это нужно, чтобы древние загадки раскрылись; при совпадении типов мышления никаких "зашифрованных знаний" не останется, будет только чистая информация. Примитивно в данном случае - это природнее. Примитивно - значит биологично, исходя из биологической целесообразности. И далее, исходя из биологической целесообразности, у этих людей не могло даже возникнуть мысли что-то зашифровать.

Конечно, цивилизаций много, и у каждой есть свои индивидуальные представления. Опять по мелочам. На вопрос о глобальных принципах существования не смогут ответить ни в Китае, ни в Индии, ни в Америке. Суть ответов сводится к тому, что что-то человек должен делать. Или что-то не делать. А зачем он должен так или иначе поступать – не очень понятно. "Делай что должен, стремясь к лучшему, и будь что будет". Можно сказать, мир пришел к полной и окончательной победе конфуцианства. Здесь лозунг совсем простой: на вопрос, как устроен мир и природа, дается ответ: "Это не важно, важно знать, как вести себя в этой жизни". А в Индии дается ответ "Это не важно, важно знать, как освободиться от этой жизни". Действительно, «не важно»; а важно устроить невиданную в истории резню, экономически отстать от всех «варваров» и взять курс на окончательное вырождение.

Создается впечатление, что целостного мировоззрения, объединяющего человека, природу и космос, не существует ни у одного "цивилизованного" народа. Установка связей между человеком и точными науками может оказать помощь в его создании. А пока существуют только конкретные представления на случай конкретных ситуаций, не допускающие ни развития, ни творчества. Современная цивилизация дошла до вершины своего развития. Но если вершина достигнута, то единственный путь ведет вниз. Мировоззрение – это продукт цивилизации, и оно повторяет ее взлеты и падения. Кризисное состояние современной цивилизации – это просто одно из следствий цельного мировоззрения. А неопровержимый аргумент – это чистый, отдельно взятый факт депопуляции европейского населения. Между делом, когда впервые было сказано о закате Европы, никакой депопуляции еще не было.

Систему целостного мировоззрения можно создать, можно придумать заново, можно позаимствовать у папуасов. Возможно, в виде неафишированном она даже существует. Но существуют и определенные принципы, из-за приверженности которым цивилизация не сможет эту систему принять и не сможет с нею смириться. Т.е. опять получается парадокс – даже если такая система существует, ей нельзя воспользоваться...

Гумилев пишет о системах и антисистемах. И то, и другое – это системы организации общества, основанные на мировоззрениях, причем в первом случае мировоззрение утверждает, что мир хорош (позитивистское), а во втором – что он плох (негативное). Позитивистские концепции утверждают, что мир хорош и его нужно совершенствовать. Негативистские – что мир плох, и потому его нужно или переделать, или каким-либо образом из него уйти: уничтожить мир вообще, уничтожить себя как элемент мира, создать новый мир.

Но если поглубже рассмотреть этот вопрос, то выяснится, что во-первых, мировоззрение – это отражение биологических параметров человека, и только во-вторых - результат воспитания.
Если человек родится без ручек или без ножек, он никак не сможет понять, что этот мир хорош и его нужно совершенствовать. В основе мировоззрений – биология, конкретнее - индивидуальная биология человека. И если человек даже родится внешне (фенотипически) нормальным, но с неявными нарушениями, он будет балансировать на грани восприятия – от позитивного до негативного. И в зависимости от качества окружающего большинства он это мировоззрение выберет – если он не живет в отрицающей мир секте и ему есть из чего выбирать.
Люди с мировоззрением позитивным и негативным могут договориться не убивать друг друга без повода. Но больше ни о чем они договориться не смогут.

На базах двух взаимоисключающих мировоззрений строятся две взаимоисключающие системы ценностей: это комплект социальный, основанный на абстракциях, и комплект биологический, основанный на объектах и их свойствах.

У современной цивилизации отсутствует связанное мировоззрение. Ее ценности - это абстракции, летающие в космосе вокруг пустоты. Это реально на бумаге - установить необходимые связи и тем самым это мировоззрение создать. Это реально для конкретного человека - объяснить смысл жизни и понять смысл жизни. Но это не реально для цивилизации в целом.

Социальность выступает противоположностью биологичности. Две системы ценностей, две психологии, два образа мышления. На то она и цивилизация, социальностью-оружием противопоставившая себя природе. И в качестве идейного оружия был избран принцип, что природа жестока, человечество – не таково, и потому человек не согласен с природным принципом войны всех против всех и отменяет принцип всеобщего пожирательства. Современная цивилизация была создана вопреки всем природным принципам существования под лозунгом отрицания жестокости. Поскольку именно природная преемственность обеспечивает путь в будущее, современная цивилизация этого пути старается избежать. В силу своего традиционного мышления. В силу опасности перестать быть цивилизацией.

Идеальным путем для цивилизации было бы движение по пути развития изначально данных человеку биологических качеств. Реально цивилизация вступала на путь борьбы с этими качествами. В результате биологически человек не прогрессировал всю свою сознательную историю.
Пример деятельности человека – исчезнувшие цивилизации. По большому счету весь мир, все континенты завалены их обломками. И все эти цивилизации не имеют линий преемственности. Все эти люди большей частью сгинули без следа, а оставшиеся одичали, чем и спаслись. Здесь можно назвать и многочисленные цивилизации 2-3 тысячелетий до н.э., и так называемую працивилизацию, существовавшую гораздо раньше. И все они думали, что правы в своем развитии – до тех пор, пока не приходилось строить свой прощальный монумент. Впрочем, большинство из них так ничего и не поняло, и никаких следов своей деятельности не оставило.
В природе нет сострадания, нет милосердия, но в ней нет и умышленной жестокости. У природы есть основной закон, конституция – естественный отбор. Тот, кто нарушает правила естественного отбора, нарушает законы природы и вступает с нею в конфликт. В том числе и с той природой, которая находится внутри него самого.

Человек, конечно, царь природы. Пока природа еще существует. В том числе пока природа существует внутри самого человека.

Сергей Морозов
источник

0

4

К истокам лжи

Тайна вечной жизни

Когда официальные ученые говорят, что мир был создан в 4004 г. до н.э. или что Баальбек построен римлянами, к ним нужно относиться с пониманием. Они сами все понимают; они знают, что глупо выглядят, и глубине души надеются, что кто-нибудь спасет их от этого позора.
На любом серьезном объекте есть несколько рядов колючей проволоки ограждения. Но если вдуматься, то за первым рядом ничего секретного нет, и первый ряд проволоки не охраняет ничего, кроме второго ряда такой же проволоки.

Концепция природного катастрофизма шествует по планете миллионными тиражами. Какая-то тайна здесь действительно ощущается. Иногда официальная наука отрицает события и явления, действительно существовавшие, и признает их рано или поздно только под грузом неопровержимых доказательств. Эти события входят в так называемую зону отчуждения – эти события слишком близко подходят к тайнам, и потому наука не допускает любителей и на эту зону тоже.
На Сфинксе следы тысячелетней ливневой эрозии – все равно при ливнях в Сахаре его не стояло. Правду все видят, но никто не признает. Так или иначе нужно поставить вопрос - кто именно скрывает правду. Притом, что и археологам, и простым людям по большому счету все равно, каков возраст Сфинкса. Но зачем-то эта пустая территория все равно охраняется.
Исчезнувшая працивилизация и ее Сфинкс как раз в зоне отчуждения и находятся. И если представить, что наука признала ее факт существования, то придется даже не просто признать, а открыть причину ее гибели. Любая правда тянет за собой другую правду и является ключом не к одному, а ко всем мировым вопросам.

Действительно, материки никогда не тонули. Но можно представить, что когда-то существовал материк Атлантида, на котором существовала достаточно высокоразвитая цивилизация. И этот материк или утонул, или погиб в результате другой катастрофы. Но если ученые найдут этот материк, в мире ничего принципиально не изменится. Просто древнейшей цивилизацией земли будет объявлена Атлантида, а не Египет. Никакой критической информации наличие Атлантиды не несет.
Но если выяснится, что цивилизация погибла в результате собственно существования цивилизации, это наложит определенный отпечаток на психологию миллионов людей и заставит их пересмотреть свое отношение к жизни и особенно к существующим ценностям. Это создаст серьезную опасность для владельцев существующей цивилизации.

На катастрофизм есть серьезный политический заказ. Но не стоит искать здесь какой-то заговор. Все концепции придуманы людьми абсолютно честными. Существует множество людей, которым просто хочется верить во что-то интересное. И все это можно свести к вере – даже не к вере, а к играм - в тайное знание. Политический заказ состоит в сокрытии правды об истинных ценностях. А исторические тайны входят в охраняемую зону. И если исторические концепции годятся для маскировки скрытых объектов, то все равно, кто эти концепции создал – их не то что можно, их нужно использовать для маскировки.

Первым делом нужно поставить вопрос – кому концепция катастроф выгодна. Выгодна она тем, кто получает максимум от современной жизни, тем, кто извлекает больше дивидендов от существования современной цивилизации в нынешнем виде. А вид этот - состояние биологической катастрофы.
Прежде всего эти люди заинтересованы в стабильности, в первую очередь в стабильности системы ценностей, основанной на потреблении. Но, значит, в другой системе ценностей эти люди ничего из себя не представляют. Загадка древних «атлантид» сводится к современным «кто скрывает» и «почему скрывают».

"Кто" - это владельцы цивилизации, т.е. те люди, кто пользуется всеми ее благами, и особенно потреблением человека.

"Почему" - чтобы эти самые потребляемые люди не узнали правду.

Часто возникает вопрос: современное общество не может или не хочет увидеть свои негативные тенденции. Скорее, и то, и другое. Большинство людей, конечно, не может этого заметить - узкая специализация приводит к тому, что человек настолько сосредотачивается на текущих проблемах, что до вечности ему нет никакого дела.

Человек создает свой космос - отражение внешнего мира в своем сознании. Если внешний мир его не устраивает, он психологически акцентируется на своем внутреннем мире - не на том мире, который есть, а на том, каким его хотелось бы видеть.

Реальный конец света заменяется мифологическим из страха реального. Страх будущего в форме нежелания его восприятия становится барьером, через который могут перешагнуть одиночки, но никогда не перешагнет общество в целом. А из этого следует, что противоречий между наукой любительской и наукой официальной нет, что «альтернативная» наука всегда будет существовать в своем настоящем виде, оставаясь одновременно бредом для миллионов и истиной для единиц.
Мир существует в состоянии подсознательного страха. Мир, живущий на грани страха, придумывает «ужасы» не столь страшные. Например, столкновение с кометой или астероидом. Нужно заметить, что планируемая космическая катастрофа была бы очень выгодна ведущим мировым корпорациям. Человеческого военного потенциала вполне достаточно, чтобы разнести в пыль любой астероид, не говоря уже о какой-то комете. Под это дело вполне можно выписать сумму с 12 нулями и половину растащить по карманам. Но катастрофа действительно не планируется, и потому не построить им ни сверхпушки, ни корабля-перехватчика, ни сверхприбыльного предприятия.
Возможность глобальной катастрофы на земле как была ничтожной, так ничтожной и остается. И если опасность гибели цивилизации действительно существует, то сведя ее только к катастрофе внешнего плана, можно продолжать существование в нынешнем режиме.

Знание рождает страх. Человек может нормально жить, а потом пойти и к врачу и узнать, что он смертельно болен. Современный мир подобен этому человеку. Если цивилизация узнает, что обречена, она скончается раньше предполагаемого срока смерти от ипохондрии. Но информация нужна желающим бороться; возможно, им удастся построить какой-то новый, свой мир. По сравнению с перспективой создания, даже с вероятностью создания нового мира перенос сроков гибели цивилизации ничего не значит. Все сравнения хромают. Человек может нормально жить, а потом пойти к врачу и узнать, что он пришел во время и жизнь ему спасет грошовая таблетка. Иначе говоря, вопрос не том, идти ли к врачу, а в том, кому именно и зачем идти к врачу.
Тяга к знанию и природное любопытство с одной стороны встречается с подсознательным страхом с другой. Первобытный, неосознаваемый страх в каждом конкретном человеке – и столь же непобедимое инстинктивное любопытство. Человеку интересно знать правду - но только ту, которая ему ничем не угрожает. И эта безопасная "правда" как раз и содержится в концепции природного катастрофизма, перед которым все равны и с которым в принципе можно справиться. А реальная правда относится к биологическому катастрофизму, которому современная цивилизация противостоять не сможет.

Все космические, религиозные и водно-огненные концепции катастрофизма – это бегство вовне. Катастрофа находится внутри человечества. И одновременно на пересечении с курсом цивилизации.
Реальная загадка предопределенности судьбы цивилизации разделяется на два варианта. Но любое решение сводится к тому, что стороны должны остаться и останутся при своем.
Вариант один. Если гибель цивилизации предопределена, какова цена всем ее игрушкам – накоплениям, собственности, власти, и что вообще станет с биржевыми индексами. Хотя, впрочем, если бы был спрогнозирован неизбежный конец света, акции бы, конечно, сначала упали. Но потом бы они все рано немного поднялись. А сами репортажи об апокалипсисе постоянно прерывались бы рекламой.

Вариант два. Если спасение цивилизации возможно, то это дорого стоит. Вопрос в том, кто за это спасение заплатит. Причем дело здесь не в деньгах, а в разделении общества на имеющих билет в будущее и не имеющих такового. Лотерея, конечно, имеет место, но лотерея начинается после предопределенности. И самое трагичное, что билеты уже выданы, касса закрыта, и скандалить бесполезно.

Самое последнее дело – уговаривать цивилизацию остановиться. Для спасителей подобное кончалось гораздо хуже, чем для самой цивилизации, и как раз спасителей она переживала. Законы истории непреодолимы на уровне массы, но они обходимы на уровне личности. Она не остановится и будет продолжать идти своим курсом. Знание нужно не цивилизации, не всем людям, оно нужно избранным. Тем, кто изберет сам себя.

Сергей Морозов
источник

0

5

История начинается

Тайна вечной жизни

Единственный смысл описания возникновения человека и его эволюции - выяснить, что ему как виду присуще и что нет. В то время, когда все держалось на инстинктах, такой вопрос не мог бы быть поставлен. Но в ситуации, когда масса людей с нарушенными инстинктами создает социумы, люди с инстинктами нормальными могут неосознанно повторять их поведение. Если первые могут себе это позволить, поскольку к виду больше не относятся - ведь они вымирающие в силу тех же нарушений инстинктивного механизма, то вторым нужно дать шанс, предоставив свод правил, что можно делать, а что нельзя. Судя по тому, что сводам подобных правил множество тысячелетий - этот вопрос далеко не нов.

Человечество - вид, появившийся в результате эволюции. В свое время, эволюционируя, человек следовал инстинктам. С усложнением общества человек здоровый инстинктам в равной мере привержен, но не всегда может на их базе принять решение. И потому, чтобы создать систему правил вида, нужно выяснить, что человек делал и как себя вел, когда вид развивался, когда эволюция еще не была закончена. Нужно также выяснить запретные правила, т.е. что сделали люди, не прошедшие через очередное "горлышко эволюционной бутылки" – через период жесткого отбора на соответствие.

Человечество прошло через целый ряд "бутылочных горлышек". Когда не было удачной охоты, вымирали чистые охотники. Когда не было урожая, вымирали чистые собиратели. Так люди и стали охотниками-собирателями. Вот и правило: рацион питания должен быть разнообразным. Хотя и ученые, и целые культуры - например, индийская - ставят этот вопрос под сомнение. Что ж, достаточно сравнить уровни развития цивилизаций индийской и европейской, и выяснится, кто именно прав.

Человеческая группа не рассчитана на существование в некоторых условиях, попав в них, она погибает. То, что оказавшись на холоде без огня, любая группа погибнет - это явно. Но существуют и неявные ситуации, попав в которые, человеческая группа гибнет не сразу, а постепенно, теряя биологическое качество в каждом поколении. Как пример подобной ситуации можно рассмотреть случайный отбор в человеческом обществе, который будет рассмотрен далее.
Кроме того, между человеческими группами существует внутривидовая конкуренция. Все люди на земле - это потомки одного рода победителей, когда-то уничтоживших конкурентов. А потом из разросшегося рода победителей снова вышли победители, и снова все люди - это их потомки.

Промежуточных видов человека нет - нет ни синантропов, ни неандертальцев. Это не правило человека, это закон природы, почему-то удивляющий некоторых ученых. Но ведь первым делом всегда и везде уничтожаются ближайшие конкуренты, и только потом - остальные. Промежуточных видов не существует потому, что они были уничтожены основными видами в ходе борьбы за жизненное пространство. Так человек уничтожил неандертальцев, и, возможно, синантропов. А сейчас он добирается до горилл и бабуинов.

Видовые правила существуют; их можно в равной степени назвать правилами игры на выживание в человеческом сообществе. Группы, лучше соблюдающие правила, выигрывают в конкурентной борьбе. Группы, проигрывающие в ней, раньше были обречены на уничтожение, ну а в наше милосердное время - на вырождение.

Человечеству в современном представлении свыше 100 тысяч лет. За это время ни внешних, ни интеллектуальных изменений замечено не было. Современная цивилизация только потому достигла удивительных успехов, что обобщила технический опыт человечества предшествующего. И еще раз – чисто интеллектуально, на уровне мыслительных способностей, человек современный не превосходит человека первоначального.

Среда, в которой в том числе живет и человек, обобщенно говоря – мир – величина изменяемая. Климат, уровень моря, зоны ледников – ничто не стоит на месте. Любой вид в соответствии со средой возникал как динамически развивающаяся единица. Если единица останавливается в развитии, то динамически изменяющийся мир ввергает ее в круговорот циклов. Человек развился когда-то, с тех пор он не развивался. И соответственно, с тех пор он должен пребывать в состоянии цикличности. Так и происходит по сию пору – начиная с циклов цивилизационных и кончая циклами национальными.

Начиная с публикации работы Дарвина делались попытки перенести принципы естественного отбора на человеческий вид. Все эти попытки оказались обречены на неудачу – в человеческом обществе не было выявлено механизмов естественного отбора. Так эти начинания и заглохли. Но ведь каким-то образом человек пришел к интеллекту, а кроме естественного отбора вариантов у «прихождения», у эволюции просто нет... Напрашивается вывод – в доисторические времена естественный отбор в человеческом обществе существовал. Причем это был не просто отбор – в нем присутствовал интеллект как один из элементов. А в современном обществе такого отбора действительно нет.

Для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации, следует прокрутить хронометр к началу человеческого общества; и не обязательно к самому началу, о котором толком ничего не известно – достаточно любого доисторического сообщества, живущего в гармонии со средой и имеющего тенденции к развитию.
источник

0

6

Обезьяны

Тайна вечной жизни

Человек от обезьяны произошел, и человек в обезьяну периодически превращается - о последнем сообщают хроники индейских народов, но даже без хроник на отдельных представителях человеческого вида это заметно. Как только группа людей оказывается в изолированных условиях, сразу появляется вожак, сразу появляются аутсайдеры, сразу возникает психология жизненного пространства и иерархии. Иногда, впрочем, это не зависит от условий, и хвосты отрастают.
Нужно сказать, что обезьянье общество не принципиально отличается от человеческого. В некоторых областях Африки аборигены называют гориллу не обезьяной, а лесным человеком.

Существуют области деятельности, в которых обезьяны находятся несколько выше человека. Но для начала – сравнение с человеческих, или шовинистических позиций. Обезьяны владеют множеством технологий, по непонятным причинам приписываемым исключительно человеку.

Первое - это институт власти. Власть как институт сформировалась задолго до людей. Мыши, львы, обезьяны, люди – все эти виды осознают власть. Все виды осознают иерархию, ей подчиняются и периодически устраивают революции. У людей власть только была и есть, как у большинства млекопитающих. И если верить историкам, относящим возникновение власти к концу первобытного строя, то обезьяны давно живут при феодализме. Самое главное, в чем обезьяны человека превосходят – у них нет наследования власти и собственности, нет параметров небиологических, все наследование у них ограничивается задатками, предоставляющими успех в среде равных возможностей.

Институт власти есть у абсолютного большинства высокоразвитых животных. Представители власти организуют и внешнюю политику - войны за территорию с соседями, и внутреннюю - поддержание порядка в собственной группе. За это представители власти перераспределяют в свою пользу потенциал племени - в первую очередь самок. Власть не является священной, и свободный народ обезьян имеет право на революцию, которым периодически пользуется. Старая власть, не способная поддержать порядок - а если происходит революция, это и есть нарушение порядка - свергается, а имущество в виде самок даже не национализируется, а самоопределяется.

Второе - война. Обезьяны ведут периодические межплеменные войны. Победитель получает территорию. Власть должна войну организовать и выиграть в интересах всего рода. При ведении войны роды отличают своих от врагов, а в случае победы делят имущество.

Третье - политика. Не только для высших обезьян вроде шимпанзе, но даже для бабуинов существует искусство политической интриги. Как и у людей, оно применяется в борьбе за власть, а власть, в свою очередь, как и у людей, предоставляет все остальные жизненные блага. В основном политика сводится к созданию коалиций с целью захвата и перераспределения жизненного пространства, а также в формировании общественного мнения самок, которое является неотъемлемым элементом в процессах захвата и удержания власти. Например, у бабуинов гарем не может быть отнят, если самки поддерживают его хозяина; и потому претенденты должны показать этим самкам себя с лучшей стороны, а хозяина – с худшей.

Как пример высокоорганизованной обезьяньей политической интриги приводится случай, когда на место старого вожака начали претендовать два сильных молодых самца. Первоначально вожак начал делиться самками то с первым, то со вторым. Этим он фактически объявлял каждого своим преемником. Но один из самцов раскрыл смысл обмана и, не пожелав далее мириться с подобной подвешенной ситуацией, организовал революцию. Тогда бывший вожак, отстраненный от власти, начал провоцировать второго молодого на очередной переворот. Второй при поддержке свергнутого вожака - двое сильнее одного - отобрал власть у первого революционера. После этого второй стал вожаком, но придя к власти, он не обращал никакого внимания на то, что старый вожак, не имея на то конституционного права, пользовался самками его гарема.

Четвертое - ритуалы. В стае шимпанзе незаслуженно обидели самца. Недовольный ушел на свалку и через некоторое время вернулся с пустой железной канистрой. Далее он забрался на горку и с помощью этой канистры устроил дикий шум, выражавший недовольство порядком. Стая разбежалась во все стороны. Но выждав некоторое время, власть имущие поняли, что шум исходит не от диссидента, а от его канистры. Недовольного скрутили, наказали, канистру отобрали. После этого канистра стала передаваться от вождя к вождю, и последние использовали ее шумовой эффект для поддержания порядка. Канистра превратилась в предмет культа и атрибут власти.

Пятое – собственность. Палочки для ловли термитов и камни для раскалывания орехов являются частной собственностью. Попытка украсть должна приводить к скандалу, но таких попыток зафиксировано не было. С шимпанзе был поставлен опыт на восприятие денег. Били сделаны автоматы, так называемые "шимпоматы", на одном нужно было работать за дензнаки, в другом покупать на них продукты. Шимпанзе быстро усвоили систему, причем начали не только копить, но воровать деньги друг у друга.

Вышеприведенные способности были присущи человеку в момент его эволюции. Не все из этого стоит копировать – ведь в некоторых областях прогресса обезьяны отстали абсолютно. Потому критический подход заключается в сравнении обезьяньих принципов с человеческими и в выделении положительных элементов. Нижеприведенные способности не присущи обезьянам в природе, и говорят об их потенциальных возможностях, раскрыть которые смог человек.
Гориллы обучаются водить автомобиль, но как большинство людей, не могут его ни сделать, ни даже починить. Макаки - даже не человекообразные - обучались управлять трактором, павианы работали в качестве помощников стрелочников, капуцины ухаживали за больными - включали свет и телевизор и выполняли подобные задания. Шимпанзе обучаются разжигать и тушить костры, а также готовить пищу на плите; если бы огонь был им нужен в природе, они бы им вполне могли овладеть.

Обезьяны понимают чувства и эмоции: две самки украли у третьей ребенка и съели; после чего подошли к потерпевшей и стали ее успокаивать. Да, они понимают, что красть детей и тем более есть их нехорошо. Да, они понимают, что вызовут своим поступком множество негативных эмоций. Но они делают то, что нехорошо, и понимают, что это нехорошо – отсюда недалеко уже до осознания принципа грехопадения. Каннибализм присутствует, но осуждается и наказывается. Взаимопомощь присутствует даже у слонов, но ограничивается высшими интересами: и слоны, и обезьяны на марше стараются помочь своему попавшему в беду сородичу, но если задача не решается, бросают его и продолжают свой путь.

Обезьяны по-разному ведут себя в неволе и на свободе – так же, как и у людей, в замкнутом пространстве, где нет внешней конкуренции, строится жесткая, тюремная иерархия, направленная исключительно на перераспределение внутренней власти. Это результат исчезновения внешней конкуренции при сохранении внутренней. Потому и обезьяны, и люди в особо стесненных, в особо жестких условиях не размножаются. Если у обезьян в неволе достаточно большой вольер, чтобы в нем прятаться и изменять, размножение восстанавливается. Т.е. для поддержания внутреннего баланса и обезьянам, и людям нужна внешняя конкуренция.

В гареме самки подняли мятеж против постаревшего вожака; причем ни угрозы, ни заискивания вожаку не помогли. Исчерпав все средства, вожак пошел к равному по иерархии соседу с просьбой поделиться его гаремом. Сосед подозвал одну из своих самок и предложил ей гостя; но самка отказалась, то же произошло и со следующей. Тогда сосед дал понять, что все, время вышло и как мог выразил сочувствие. Когда несчастный вожак вернулся в свой гарем, там уже вовсю кипела революция, спровоцированная его самками. Вывод: самки собираются в гарем к вожаку не потому, что они обязаны, а потому, что считают его лучшим. И более того – какие-то самки считают его действительно лучшим, а остальные обезьянничают подобно людям.

У обезьян есть право на развод, выражающееся в переходе самок из группы в другую группу не один раз. Именно право, которым можно и не пользоваться, если все сразу получается нормально. Т.е., если вожак самку устраивает, она от него не уходит. Получается, что технологии борьбы у обезьян включают как индивидуальные в виде ухода, так и массовые в виде революций. Есть у них и осознание родства: отсутствие половых контактов между родственниками.
Потенциальные возможности говорить у обезьян есть. Нет только природного механизма, дающего говорящим биологических преимуществ. Обезьяны обучаются говорить языком жестов – сотни слов, причем могут создавать языковые конструкции. Когда у гориллы умерла ее любимая кошка, горилла сказала: "Она ушла туда, откуда не возвращаются". На этом же языке обезьяны даже разных видов могут разговаривать друг с другом. Умеющие «говорить» обезьяны обучают языку детей. Шимпанзе, с первых месяцев жизни воспитанные в человеческом сообществе, к пяти годам понималют большинство практических слов и выражений, и никогда не путали фразы типа «унеси картошку за дверь» или «принеси картошку из-за двери».

Если люди (или носороги) будут уничтожать всех обезьян, не способных общаться, через три поколения все обезьяны будут говорить. С людьми природа, скорее всего, поставила именно такой эксперимент – ведь у многих людей при рождении нет голосового механизма. Люди могут достаточно быстро создать популяцию говорящих обезьян; при опытах обезьяны даже разных видов "разговаривали" друг с другом. Успех был настолько явным, что эксперимент прикрыли - скорее, чтобы не создавать конкурентов человеческому роду и не давать говорящим обезьянам гражданских прав. Нужно отметить, что генетическая немота у людей очень широко распространена; если бы не произошло мутации, дающей людям общаться посредством звуковой речи, они все равно добились бы тех же результатов в развитии, пользуясь языком жестов.

Столь пространное изложение обезьяньих возможностей приводится с тем, чтобы показать роль интеллекта в развитии человеческого общества. У обезьян в борьбе за жизненное пространство все время побеждали более интеллектуальные – и потому они оставляли больше потомков. А низкоинтеллектуальные все время проигрывали, или прямо в своей стае, или в борьбе с другими стаями, и потому потомков у них становилось все меньше и меньше. Это и есть основная эволюционная линия появления и развития человека; причем «появление» - термин весьма условный. Человек сам по себе ничего принципиального не «придумал». Человечество только развило полученные от предков возможности. Но из множества обезьяньих возможностей были взяты только способствующие развитию вида; и главное здесь – интеллектуальная эволюция. От обезьяны к человеку – прямая эволюционная магистраль. Но очень часто получалось, что люди, став людьми, сбивались с этого еще никем не отмененного маршрута все чаще и чаще.
Человека и обезьяну можно сравнивать бесконечно. Но истинный смысл, ценностный смысл этих сравнений проявляется в ситуациях, описанных в мифах, когда «люди превратились в обезьян».
Понимание института власти у большинства людей скорее инстинктивное, чем осознаное – точно так, как и у обезьян. Есть очень мало обезьян, способных планировать и проводить политические операции; большинство особей в политике ничего не понимает. Процентное число людей, способных разбираться в политике, меньше процентного числа обезьян, способных разбираться в обезьяньей политике. Абсолютное большинство и обезьян, и людей способно выражать поддержку или осуждение, т.е. склонно к вождизму, но не способно к конструктивному анализу.
Люди превосходят обезьян в сложности организации сообщества. Если у обезьян вся иерархия сводится к системе власти, то у людей необходимость поддержания конкурентоспособности сообщества требует специализации; общества, в которых весь интеллектуальный потенциал реализуется в борьбе за внутреннюю власть, обречены. Есть очень малое число людей, способных к абстрактному мышлению, мышлению отвлеченными категориями – не свойственному обезьянам. Именно этот тип мышления позволяет создавть принципиально новые вещи и решения. Большинству людей присуще исключительно логическое мышление по схеме «если… - то… - иначе…», свойственное тем же обезьянам. Конкуренция между обезьяньими группами происходит по принципу «побелитель просчитал больше логических цепочек». Конкуренция между человеческими сообществами происходит по принципу «кто больше придумал нового»; это так, потому что логические цепочки все люди просчитывают в общем одинаково во-первых, и новшества разрушают логические цепочки противника во-вторых.

Отказ от услуг абстрактного мышления и есть «обезьяний уровень» человеческой группы. Для человеческих сообществ «обезьяний уровень» не есть уровень стабилизации и дальнейшего роста; для них он скорее предсмертная стадия, за которой следуют вырождение и депопуляция.
источник

0

7

Он возвращается обратно, уставший от всех творений, которые он нагромоздил, чтобы спрятаться от себя самого, старый пес, зализывающий старую рану. Но его утраты – для него прибыль, личность его не оскудевает, и он движется к вечности, не почерпнув ничего из той мудрости, которую сам создал, и тех законов, которые сам открыл. Его забрало поднято. Он призрак, он тень сейчас, ветер в утесах Эльсинора, или что угодно, зов моря, слышный лишь в сердце того, кто сущность его тени, сын, единосущный отцу.
– Аминь! – раздался ответный возглас от дверей.
Нашел ты меня, враг мой!

                                                                                                                                                                    Джеймс Джойс роман "Улисс".

Тайна вечной жизни

0

8

Тайна вечной жизни

        Приветствуем тебя, славного изначального гуру Шри Адинатха, принесшего людям знания хатха-йоги, которые освещают путь наверх для тех, кто желает подняться к наивысшему уровню йоги, к раджа-йоге.
        Распростершись сначала перед гуру, йог Сватмарама передает знания хатха-йоги только ради высшего состояния йоги (раджа-йоги).
        Люди неспособны достичь высшего состояния раджа-йоги вследствие затуманенности (темноты), порождаемой различными идеями и понятиями. Сватмарама, исполненный состраданием, предлагает хатха-йогу, которая подобно факелу рассеивает этот туман.
                                                                                                                                                                Свами Сватмарама, «Хатха-йога Прадипика»

Сарасвати Свами Сатьянанда, Сарасвати Свами Муктибодхананда «Хатха-йога Прадипика»

Отредактировано Стас (2017-08-31 18:24:07)

0

9

СПАСЕНИЕ ДУШИ = ПОДНЯТИЕ ДУШИ

Тайна вечной жизни

Дитя, знай: если ты будешь успешен — я буду любить тебя. Если ты будешь неудачником — я также буду любить тебя. Провал – это лишь мысль, твоё достоинство не связано с внешними вещами.

Ты не принижаешься, если делаешь меньше, знаешь меньше, выигрываешь меньше или имеешь меньше остальных. И ты не возвышаешься, если у тебя больше достижений, успешности или вещей. Вдох не лучше, чем выдох, любовь моя, падение так же красиво, как возвышение.

Снег и дождь восхитительны так же, как солнечный свет летом; маленький прудик так же великолепен, как Атлантический океан. Ядро Земли переживает самые неистовые триумфы и катастрофы.

Если ты попытаешься и станешь победителем — испытай триумф в полной мере, попробуй его на вкус и научись любить это. Но если ты провалишься, разочаруешься… Если горе и потери возникнут в твоем драгоценном сердечке…

Если отчаяние и глубокое одиночество вдруг поднимутся из ниоткуда…
Если люди будут издеваться и поднимать тебя на смех, если они будут пренебрегать тобой — знай, что я не оставлю тебя; знай, что ты всегда был достойным, и привлекательным, и необыкновенно красивым, и целостным.

Учись любить вкус темноты так же, как ты любишь свет. Попробуй на вкус всю жизнь, любовь моя. Ты был создан, чтобы содержать всё это в себе, и твоё сердце огромно, и твоё мужество захватывает дух.

Я даю уроки этой любви тебе, а ты будешь учить этому своих детей. И так далее и далее, до скончания времен.

В любви, выигрываешь ли ты или проигрываешь, ты всегда выигрываешь.

Автор: Джефф Фостер

0

10

Получена ещё одна  хорошая фотография с того света, из Царствия Небесного.

Дома. Небесного града.

Тайна вечной жизни

Отредактировано Проектирующий (2018-02-10 15:57:08)

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Свободное общение » Тайна вечной жизни