Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Свободное общение » Тайна вечной жизни


Тайна вечной жизни

Сообщений 11 страница 20 из 47

11

Проектирующий написал(а):

Получена ещё одна  хорошая фотография с того света, из Царствия Небесного.

Дома. Небесного града.


А кто делает эти фото и каким образом это возможно сделать?

0

12

Elen написал(а):

А кто делает эти фото и каким образом это возможно сделать?


Надо войти в ванную комнату. Взять таз однотонный  (тёмный) либо наоборот прозрачный. Затем выключить свет, но направить на таз луч фонарика. Затем обратится к мёртвым с просьбой о встрече. Затем включить воду и пусть вода наливается в таз. И вот пока вода заполняет таз водой, фотографировать эту воду в тазу. Затем на компьютере просмотреть полученные фото и отобрать те, где проступили небесные лики или пейзажи мёртвого царства.

Тайна вечной жизни

0

13

Проектирующий написал(а):

Надо войти в ванную комнату. Взять таз однотонный  (тёмный) либо наоборот прозрачный. Затем выключить свет, но направить на таз луч фонарика. Затем обратится к мёртвым с просьбой о встрече. Затем включить воду и пусть вода наливается в таз. И вот пока вода заполняет таз водой, фотографировать эту воду в тазу. Затем на компьютере просмотреть полученные фото и отобрать те, где проступили небесные лики или пейзажи мёртвого царства.


Для подобного нужны еще способности, просто так, если не владеешь подобными техниками, ничего не получится.
Это я так считаю, я не могу утверждать наверняка. :)

0

14

В принципе да. Но сейчас и с другой стороны "копают" Работает станция "Санчита" , "Европа", сейчас стала работать станция "Витязь", но у неё пока приём сигнала слабый и не устойчивый. Имею ввиду, что эти станции работают с той стороны, из Царствия Небесного.

0

15

Проектирующий написал(а):

В принципе да. Но сейчас и с другой стороны "копают" Работает станция "Санчита" , "Европа", сейчас стала работать станция "Витязь", но у неё пока приём сигнала слабый и не устойчивый. Имею ввиду, что эти станции работают с той стороны, из Царствия Небесного.


Все равно мне непонятно как это работает, если с человеком могу предположить, что у человека есть способность визуализировать приходящие образы так, что пленка способна это зафиксировать, а вот совсем с технической стороной процесса... откуда известно, что это вести «Оттуда»?

0

16

Да ведь и голосовые послания записывают. А так транслянция идёт постоянно, только она идёт по бессознательным каналам. А раз транслируют, значит есть соотвтетсвующие волны и соответтсвующий диапазон вещания, а раз так, то и техническими средствами можно эти послания перехватывать. В принципе я могу про эти голоса рассказать и свою историю из своей жизни.

0

17

Проектирующий написал(а):

Да ведь и голосовые послания записывают. А так транслянция идёт постоянно, только она идёт по бессознательным каналам. А раз транслируют, значит есть соотвтетсвующие волны и соответтсвующий диапазон вещания, а раз так, то и техническими средствами можно эти послания перехватывать. В принципе я могу про эти голоса рассказать и свою историю из своей жизни.


Расскажи, конечно, но ты расскажешь, что ты пережил.
Я же и пишу, что человек важен в этом общении как связующее звено для контакта с Тонкими мирами.
А вот как техника выходит на эти тонкие слои, мне непонятно. :dontknow:

0

18

Я думаю до конца это никому не понятно. Но главное, что работает. Правда пока общение возможно лишь короткими фразами, с постоянными перескакиванием с одного мёртвого на другого.
Про свой случай, это не то, что пережил что то. Ситуация обыденная, но тем хорошо показывает как нами управляют с того света.

0

19

Разум приходит и уходит

Тайна вечной жизни

Что человек, что человеческое сообщество могут быть охарактеризованы двумя параметрами: биологической полноценностью и конкурентоспособностью. Оба параметра действенны относительно среды и окружающего сообщества.

Биополноценный низкоинтеллектуальный несет полезный генетический материал, необходимый нации, бионеполноценный такого материала не несет. Обычно биополноценные низкоинтеллектуальные содержат генетические комплекты, направленные на поддержание высокоинтеллектуальных. Высокоинтеллектуальные необходимы для поддержания конкурентоспособности нации; но их мало, а интеллект наследуется не так часто, как бы того хотелось. Потому высокоинтеллектуальные могут специализироваться на своем интеллекте, не обращая внимания на некоторые свои отрицательные качества. Положительные качества, которых им может не хватать, они как раз и получают от смешивания с биополноценными низкоинтеллектуальными. И кажется природно логичным, что низкоинтеллектуальных гораздо больше, чтобы у высокоинтеллектуальных была свобода выбора.

Биополноценность определяет нижнюю планку интеллекта; человеческое сообщество устроено сложно, и потому низкоинтеллектуальные ему тоже нужны. Но есть предел, переменный во времени, отделяющий низкоинтеллектуального от бионеполноценного. Биополноценный низкоинтеллектуальный может освоить какие-либо общественно полезные операции, бионеполноценный – не может. Поскольку жизнь все время меняется, таких операций становится то больше, то меньше. Например, у примитивных кочующих охотников их просто нет. В городском индустриальном обществе таких операций больше чем достаточно. В современной армии, действующей малыми группами, таких операций уже нет. Планка все время плавает.

Интеллект - способность делать выводы из ситуаций и на их базе принимать решения. Чем больше субъект просчитает шагов «причина-следствие-причина-следствие», чем больше делается выводов, тем выше степень его интеллекта. Потому интеллект есть и у животных, и у механизмов, и не только самых современных. Любое устройство, допускающее разные решения в зависимости от условий, является интеллектуальным. К примеру – даже сливной бочок. И только для человеческого интеллекта можно предложить еще одно определение – это способность моделировать абстрактные ситуации и на базе этого моделирования применять практические решения.

Потому главное в работе с интеллектом - не определение интеллекта как такового, а сравнение количественных параметров с точки зрения конкурентоспособности индивидуумов и групп. Человечество обязано интеллекту фактом своего существования. Интеллект является элементом человеческого естественного отбора. Но интеллект, в силу той же вариабельности, в массовом плане может не только расти, но и падать. Разумеется, второй вариант неприемлем; но человеческие группы с удивительной регулярностью наступают на грабли интеллектуального вырождения.

Обезьяны бывают более умными или менее умными, иначе говоря, более интеллектуальными и менее интеллектуальными. Особая роль интеллекту у обезьян отводится борьбе за самок. Чем интеллектуальнее самец, тем больше у него шансов стать вожаком. Поскольку вожак распоряжается всеми самками, он оставляет максимальное потомство; потомство интеллектуального вожака наследует его интеллектуальные способности (хотя бы на 50%). Эти способности необходимы для внутривидовой конкуренции. В природе все сложено так, что максимально интеллектуальный оказывается и максимально успешным.

Гена интеллекта, как и гена преступности, не существует; интеллект обусловлен как сочетание множества различных генов. Интеллект не связан с биологической полноценностью, в частности, с физическим здоровьем; это удивительно, но факт. Оба параметра являются неотъемлемым элементом биологической полноценности человека, возможно, что и некоторых животных. Традиционный вариант зари человечества – одновременно здоровые и интеллектуальные выбирают таких же партнеров, остальным – что останется. Если отойти от такой традиции и отбирать партнера по отвлеченным признакам, например, по месту жительства или цвету хвоста – число интеллектуальных будет постоянно падать, пока не снизится до уровня, угрожающего сообществу гибелью. В этом случает подобное сообщество чаще распадается, чем гибнет, и во враждующих группах снова восстанавливаются биологические принципы – потому что кто быстрее эти принципы восстановит и создаст приверженную им группу, тот и выиграет в конкурентной борьбе за жизненное пространство.

Даже собакообразные обезьяны - самые дальние родственники человека, например, павианы - умеют кидаться камнями и палками. Но для этого нужно еще и выбрать оптимальный метательный снаряд, и прицелиться. Шимпанзе умеют палками не только бить, но и угрожать. Человек использовал палку как компонент биологического совершенствования. Достаточно интеллектуальные могли ее использовать, недостаточно – нет, потому и были оттеснены от продолжения рода. Следующий шаг в развитии интеллекта, когда уже все научились орудовать палками – некоторые начали понимать, против кого палку стоит использовать, а против кого – не стоит. Недостаточно интеллектуальные под палками и полегли – и отдельные представители, и племена. Потом интеллектуальные стали делить палки на тупые и острые – и появилось копье. А далее процесс развития принял обвальный характер.

Понятие успеха у животных заключается в максимальном количестве потомства. Животное, не обладающее средними или высокими в своей среде параметрами, не даст большого числа потомков. Точно так и популяция, не обладающая достаточными параметрами, будет постепенно вытесняться более интеллектуальными соседями. При равных прочих параметрах у интеллектуальных потомков больше, и даже в тех случаях, где интеллект не работает «напрямую», он обеспечивает количественное превосходство.

В человеческом обществе понятие успеха несколько трансформировалось. Хотя в патриархальных сообществах он вроде бы до сих пор определяется количеством потомков, реально он делится на мужской и женский – чего у животных нет. Потомки не появляются на свет просто так – чтобы они появились у мужчин, нужны женщины. Женщины выбирают успешных партнеров – успешных с точки зрения общества. Успех основной – в воспроизводстве оказывается предопределенным своими составляющими, число которых у животных (и у биополноценных людей тоже) определяется соотношением силы и интеллекта. А у человека появились новые, не природные факторы, и забегая вперед, эти факторы человеческого «успеха» и ставят нации на грань вырождения. Главный из них – успех в наследовании, в равной степени делающий человека «успешным» членом сообщества.

Признаки, по которым человеческие сообщества эволюционируют, рано или поздно достигают максимума. Первый период – мужчины больше размером, чем женщины. Этот период эволюции закончился. Второй период – мужчины интеллектуальней, чем женщины. Выбор по размеру закончился, завершившись нахождением гармонии – женщина в идеале на полголовы ниже мужчины, и ситуации этой уже тысячелетия, прогресса больше нет. А вот выбор по интеллекту остался – и, скорее всего, раз возникнув, он будет всегда определять полноценность человеческого рода.
Чем сложнее какое-либо свойство человека, тем выше разброс его параметра - вариабельность, и тем сложнее механизм наследования. С 19 века идет поиск так называемых преступных задатков, передающихся по наследству. Результат – нулевой; потому что и параметров очень много, и наследственность не явная, и само общество может быть преступным или вырожденным.

Интеллектуальные способности по сложности представляют подобный случай. Это притом, что ученые толком не могут договориться, что же вообще представляет собой интеллект, и только дилетанты имеют вполне конкретное о нем представление. Происходит так потому, что во-первых типов интеллекта несколько и различаются эти типы не количественно, а качественно; во-вторых, создание методики определения типа интеллекта и количества в этом типе может создать проблемы для представителей власти. Можно догадаться, что будет, если после имени политика будет стоять интеллектуальный коэффициент, и каждый не-политик сможет этот коэффициент проверить.
Человек – биологическая единица, человечество – биологический вид. Интеллект только количественно выводит человека из мира животных, поскольку интеллект, во-первых, не является только человеческим проявлением, а во-вторых, интеллект есть почти у всех, и вопрос стоит только о его количестве.

Миллион лет назад археологами зафиксировано использование огня, тогда же прекратился физический рост, скорее всего, достигнув естественного оптимума. Человек перестал изменяться физически, но только визуально физически. Отбор физический сменился отбором по наблюдательности и способности замечать последовательности событий, отбором по восприимчивости алгоритма «если – то», – присутствующего не только у крыс, но даже у тараканов. Выигрывал тот, кто мог найти больше «если» и вывести из них больше «то». Когда первый алгоритм стал всеобщим, появился алгоритм «если - то – иначе», и т.д., без какого-либо революционного перехода. Когда все стали достаточно сильными и в силе почти равными, пошел отбор по интеллекту.

Человеческий интеллектуальный прогресс от животного по сути не отличается. В городе живут три типа кошек – одни убегают от собак, другие – шипят и выгибаются, третьи – анализируют собаку и делают то или другое. Третьи – интеллектуальней. Первые в силу трусости будут подавляться своими, вторых съедят бультерьеры, третьи останутся – шаг эволюции будет сделан. И от третьих пойдет более интеллектуальное потомство.

Один питекантроп выломает себе слишком большую дубину, и не сможет ею толково управляться – проиграет. Другой, дабы не таскать с собой слишком тяжелую вещь – легкую; но легкая бьет не сильно – проиграет. Третий – среднюю – чтобы и бить можно было, и носить с собой было легко. Задача выбора оптимальной дубины делает ее решивших более успешными. Современные обезьяны частично научились пользоваться палками, но когда потомство научившихся отгонит остальных от самок, останутся только потомки умеющих оружием пользоваться, т.е. более интеллектуальные. Тогда следующей стадией будет выбор палок. У человека подобный отбор по интеллекту с указанной стадии идет уже 4 миллиона лет. Но интеллект развивается не по прямой, а экспоненциально.

Примеров эволюции можно привести массу. Оружием австралопитеков были длинные кости антилоп – ими они проламывали черепа своих главных пищевых конкурентов бабуинов и периодически себе подобных. Можно представить кость с жилами, которую за жилы можно кидать. Кидая, можно раскручивать. Намотав на руку, можно придумать петлю. Намотав, можно бить. Ударив, можно заметить, что тяжелая кость закручивается вокруг цели. Заметив это, можно создать оружие из отдельных кости и жилы. Разбираясь с жилами можно придумать узел. А дальше остается примотать к палке камень, и получится каменный топор. На каждое действие начиная с австралопитека – по сто тысяч лет или по пять тысяч поколений – не так и мало. Все действия должны давать применившему их какие-либо преимущества, особенно в размножении. В результате растет интеллектуальность популяции.

Мелочи могут решать очень много. Например, интеллектуальный потенциал европейцев вроде бы точно такой, как и американцев. Вроде бы. Европейского потенциала не хватило на компьютерные технологии. В результате европейские страны несут громадные материальные убытки и одновременно отстают в технологическом прогрессе. Значит, интеллектуальная разница есть. Она слишком мала, чтобы ее заметить, но она достаточна, чтобы перераспределить соотношение мировых сил.
Смысл вышесказанного – показать, что эволюция человека шла по интеллектуальному принципу в сочетании с жестким естественным отбором, включающим в себя как оттеснение от воспроизводства менее интеллектуальных сородичей, так и истребление менее интеллектуальных соседей.
Биологическая единица качественно определяется степенью биологической полноценности, исходя из адаптации к природной среде. В свою очередь эта адаптация – результат естественного отбора, имеющего генетическую природу. Человечество как таковое к природной среде не адаптировано, поскольку условия его существования в разных точках прямо противоположные. И потому интеллект - обязательный элемент адаптации.

Эволюция во многом обусловлена климатическими колебаниями. Периодическое ужесточение условий, связанное с ледниковыми периодами, оставляло в живых самых интеллектуальных – поскольку морозоустойчивым человек так и не стал, оставшись существом тропическим. При положительных климатических условиях люди территорию заселяют и живут, не прогрессируя. При похолодании на этой территории выживают не самые морозоустойчивые – таких признаков по сути у человека нет – а опять самые интеллектуальные. Любой вызов природы после возникновения интеллекта вызывал выживание самых интеллектуальных с развитием этого самого интеллекта.

Интеллектуальные получают более здоровых партнеров и воспроизводят больше здоровых, а одновременно и интеллектуальных, детей. В литературе интеллект и физическая сила часто противопоставляются - но это в принципе неверный подход. Человек совершенный - это не интеллект и не сила, это гармоничное сочетание первого и второго. Естественно, только интеллекта недостаточно для успеха. Но, похоже, в остальном люди были примерно равны, и интеллект был фактором, изменявшим соотношение сил.

Человек растет только под нагрузкой. Интеллект может биологически совершенствоваться только в том случае, если является фактором биологического отбора, под давлением которого выживают более интеллектуальные. Общий процесс интеллектуального совершенствования фактически завершился с появлением кроманьонца. Но в некоторой степени продолжался до существования неандертальцев – проигравших человеческому интеллекту.

Дальше началась стабильность и цикличность. Общество, построенное на социальных принципах, периодически может обходиться без интеллектуалов. Когда интеллект перестает давать своим владельцам какие-либо преимущества, число случаев его наследования снижается. Без интеллекта человеческое сообщество снова превращается в стадо обезьян. А в стаде обезьян снова начинается внутренний отбор по интеллекту – снова менее интеллектуальные будут проигрывать. Стабильное общество, не нуждающееся в биологическом развитии, неизбежно попадает в ловушку циклов. Нет стимула интеллектуального развития – начинается интеллектуально вырождение. После чего рано или поздно ситуация ухудшается до такой степени, что встает вопрос: или интеллект снова будет иметь преимущества, или сообщество погибнет (чаще случалось второе). Интеллект в пределах «осколков» сообщества за какой-то период восстанавливается – и снова социальность (в виде наследования успеха) нивелирует необходимость в развитии.

С тех пор интеллект появился и стал основным фактором отбора, человечество постоянно балансирует на грани превращения обратно в обезьян – как только отбор отклоняется от средней величины, достаточной для поддержания этого самого интеллекта. Более того, как только отбор переходил на социальный уровень – а это неизбежно случалось с ростом социальности и всегда с возникновением цивилизации, возникала угроза популяционно-видового исчезновения. Но становилось это очевидными только тогда, когда поздно было предпринимать какие-либо действия, кроме жертвоприношений и прорицательства.

Адаптационная, а равно популяционная единица естественного отбора – этнос или нация. Нация, как и человек, обладает интеллектом, но только суммарным. Интеллектуальные способности наследуются, но в явной форме степень наследования не определена. Исходя из самых различных и противоречивых тестов, где разброс в наследовании измеряется от 12 до 80%, можно придти к компромиссному результату порядка чуть выше 50%. Неизвестно, как в природе появилась такая величина; но если бы она было меньше 50%, для интеллектуального прогресса понадобилось бы не четверо детей при смертности 50%, а несколько больше, или большей должна была бы стать смертность.

Для того, чтобы интеллект поддерживался, чтобы интеллектуальные выбирали интеллектуальных, необходим еще один механизм, присутствующий у высокоорганизованных животных – свободный выбор партнера. Этот механизм настолько важен, что ему посвящена одноименная глава.
В качестве вывода из этой главы можно придти к тому, что человеческий интеллект балансирует на острие иглы. При любых нарушениях балансировки человеческие группы интеллектуально деградируют и становятся жертвами природных сил или более интеллектуальных соседей.

0

20

«Примитивные» народы

Тайна вечной жизни

Если у какого-либо явления существует несколько равносильных объяснений, то самое простое и будет самым верным. Само это правило сформулировал средневековый английский философ Оккама.

Потому, чтобы разобраться с древними артефактами, а именно с вопросом «зачем они построены», мыслить нужно так, как мыслили строители. У современной цивилизации есть термин «примитивный»; потому можно сказать «примитивное мышление». С этим мышлением и нужно разобраться.

Само понятие «примитивности» достаточно условно. В 18 веке, еще не додумавшись до «формаций», историки предложили универсальную систему трех фаз развития «народа»: дикость, варварство и цивилизацию. Отголоски этой совершенно дикой концепции постоянно встречаются даже в современной литературе. Опровергать ее не имеет смысла, поскольку это уже было сделано в конце 18 века; и потому слово «примитивный» здесь и далее будет ассоциироваться с народами, гармонично существующими в природной среде и не наносящими врема этой среде, безо всякого негативного оттенка.

Воспитание людей из примитивных народов с рождения в «цивилизованной среде» приводит к тому, что интеллектуально эти люди не отличаются от воспитателей. Получается, что потенциал интеллекта одинаков, просто он уходит на что-то другое, он используется по какому-то иному назначению. Так что слово примитивный в данном контексте значит не «отсталый», а «иной».

«Примитивный» человек более конкретен. Он не мыслит абстрактными понятиями, поскольку они ему не нужны. В его языке нет абстрактных терминов – «примитивные» языки исключительно конкретны и информативны. Все абстракции у подобных народов заимствованные – или от собственной працивилизации, либо от цивилизации чужой. К тому же этот человек очень наблюдателен. Из этого можно сделать вывод, что «пропавшая» часть интеллекта тратится на наблюдательность – т.е. на выявление связей между объектами и субъектами окружающего мира.

Итак, примитивно не значит «проще», а значит «иначе». Тогда будут два объяснения – одно по логике древнего строителя, а остальное – по логике современного человека. Что тогда будет проще – то и будет вернее. «Стоунхендж-обсерватория» - это слишком сложно; но если это сложно, то это должно быть и точно в деталях – но ведь это не так. Все мегалитические загадки должны быть предельно просты, а их решения – общедоступны и жителю Египта, и папуасу британских островов.

Народы цивилизованные и народы примитивные - это деление в принципе надуманно. Оно условно и относительно, потому что не биологично. Хотя бы потому, что интеллектуальный прогресс закончился 100 тысяч лет назад, когда такого деления еще не было. Интеллектуальные способности "примитивных" людей фактически такие же точно, как у цивилизованных.

Но необремененность интеллекта условностями цивилизации позволяет делать гораздо лучшие жизненные наблюдения. Биокачество выше. Жесткость условий тренирует наблюдательность. От наблюдательности один шаг до извлечения выводов. А от способности делать выводы один шаг до интеллекта, до интеллекта на основе наблюдательности, а не на основе унаследованного знания.

Так называемые примитивные народы имеют весьма хорошее представление о практической биологии – в силу той же наблюдательности. Когда говорят о примитивных народах, часто утверждается, что они «ближе к природе». Эти народы действительно живут по принципам, более биологичным, чем народы цивилизованные. Или, конкретизируя: эти люди лучше чувствуют среду обитания, поскольку лучше ее наблюдают. Поскольку они наблюдают среду, они так или иначе воспроизводят ее в своей жизни, даже не желая и не понимая того.

Встречаясь с естественным отбором, они так или иначе повторяют естественный отбор в собственной жизни хотя бы по принципу: «лучшая женщина – самому сильному и умному». Примитивные люди более практичны, чем современные, и более наблюдательны.

Первый опыт социальности можно назвать «доцивилизацией». В результате мышления, основанного на природных принципах, еще не утраченного мышления, доцивилизация должна была иметь очень хорошее представление о принципах популяционной биологии человека. Причем любая доцивилизация, где бы она не возникла. Но тогда, в тот золотой век никто не знал, что эти принципы нельзя нарушать. Потому первоначально працивилизация об этих принципах знала, но им не следовала. Когда вырождение приняло катастрофический характер, тогда только ученые эти принципы сформулировали. Но працивилизации уже не стало.

Астрономия - это сугубо практичная наука. Ориентирование по солнцу и полярной звезде является чуть ли не обязательным образовательным минимумом при многодневной охоте. Созвездия видели и описывали жители приэкваториальных территорий - именно эти люди могли видеть созвездия настолько хорошо, что запоминали их детали. Жители северных регионов различали только основные созвездия, напр., большую медведицу. При том, что внимание было поставлено лучше современного, равный современному интеллект было просто некуда девать, и запоминание созвездий становилось общим элементарным знанием.

Трудно представить, что биологически ориентированное мышление было утрачено сразу и вдруг. Скорее, оно на протяжении тысячелетий вытеснялось мышлением социальным и религиозным. Когда уровень интеллекта повышался, создавались абстрактные конструкции, объясняющие окружающий мир. Помимо сельскохозяйственной и охотничьей практики это были биологические концепции и астрономические знания. С тем, как уровень интеллекта падал, эти знания превращались в ритуальные и религиозные. В основном методом превращения был повтор действий без осознания их цели.

Древние люди мыслили конкретно, абстракции им были в общем чужды. Знания примитивных народов строго практичны. Дикий человек не будет лишний раз слушать несработавшее заклинание – у него и без того дел предостаточно. Все заклинания есть дело рук цивилизаций. И все заклинания – ранее имевшие практический смысл тексты. Так что любые абстрактные религиозные знания – это следы ушедшей цивилизации, появившейся и исчезнувшей.

Нации древности не были примитивными, они были психологически другими. Гибель наступала, когда нации становились такими, как сейчас. Не только прогресс человечества, но и поддержание его на достигнутом когда-то уровне построены на элементе биологического прогресса, возникшего десятки тысячелетий назад, и с тех пор человечество не прогрессировало. Оно только накапливало опыт, двигаясь в водовороте циклов падение качества – рост качества.

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Свободное общение » Тайна вечной жизни