Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Наука, магия, целительство » Мистические песнопения


Мистические песнопения

Сообщений 1 страница 10 из 119

1

ОБРЯД В ВИГВАМЕ

Тонкий мир

На шкуре бизоньей цвета какао –
изломами белыми – женщина в свете костра.
Стон флейты, бой бубна…
Спаси её, красный шаман!
Жарко в натопленном ти́пи*,
Над очагом
вьются ленты полынного дыма,
и заклинает кайов*:
«Упади
в облако трав
без креста
на груди.
вышиби
хворь её,
костяной томагавк.
духи трав
и огня,
услышьте меня!
духи трав
и костра,
она вам сестра!»
Плач флейты, зов бубна.
У входа в вигвам - перепуганный пастор:
О, Котори, Дух Визга Совы, спаси мою дочь!
Кисти девы – крестом по бизоньей шкуре,
хрипло дыханье,
капли пота на тонком британском лице…
Рокот трещоток,
стон флейты,
плач окарин из глины,
запах горящей полыни…
Лейся же, магия Дикого Запада,
в жилы этой, бог весть каким ветром заброшенной к нам бледнолицей,
спасай
её нежную жизнь.
Под покрывалом из хлопка с орнаментом ярким –
теки по холмам обречённого тела,
неси силы сильные ей.
А ты, флейта, плач,
А ты, бубен, бей,
А ты, кайов, заклинай:
«Перьями синими,
нитями паутинными,
именем диких трав,
живи, дочь врага!
на север (в воду),
на запад (в землю),
на восток (в огонь),
на юг (по ве́тру),-
ступай,
недуг,
от девы этой.
с первым же ливнем уйди в пески,
с водами Миссури стеки…
гремучими змеями,
зыбучими прериями,
тотемом племени,
именем Медведицы,
живи, бледнолицая!

Бубен и флейта,
перья и кости,
огонь и вода,
да будет так!»
-----------------------
Ти́пи – жилище индейцев прерий, отличается от вигвама, - жилища индейцев лесов. Впрочем, часто типи тоже называют вигвамом.
Кайова – североамериканское индейское племя.

Волшебный лён


LEO ROJAS - Water Of Life

0

2

КАРАЧУН

Тонкий мир

Мирослава выходит на мокрый двор,
и велесов лес ей сплетает путь,
и дымятся черничные полыньи,
и осыпается с елей снег.

Коляда идёт! Коляда идёт!
К чёрной ночи близится кологод!
Карачун-Чернобог навострил свой серп,
Рассыпает Марена по лесу смех...

Лодки викингов брошенные у берегов
одичало белеют в седом снегу,
Чёрная невеста со свечой в руке
углубляется в лес.

В бане зеркало разлетелось вдрызг,
заалел порез на нежной груди,
рассмеялась Марена у тёмных ворот,
бубенцами серебряными затрясла...

Крепко слово ведуньи над зыбкой: раз-
чтоб коса пониже колен вилась,
два - чтоб гордый нрав был лицу под стать,
три - чтоб иноверцу венка не взять.

Да, ты заклята, заклята, посмотри:
На ладони слетаются снегири...

Мирослава выходит под мокрый снег,
заступает тихо на звонкий лёд,
и дымятся черничные полыньи
с опрокинутым всадником в глубине...

Ей не надо ни яхонтов, ни куниц,
ни рублей, ни ромейского серебра,
она жадно смотрится в полынью,
и сливает воск со свечи:

-«Снег-снежок, замети мой след к бережку,
речка-реченька, унеси тоску...»
О, как больно бьёт по глазам сквозь лес
молодой Коляда!

Волшебный лён


Two Steps From Hell - See Me Fight (feat. Linea Adamson)

0

3

ОБРЯДЫ КОЧЕВИЙ

Тонкий мир

Я в повое рогатом творю обряд,
Отвожу люту битву, да за моря,
И звенят воль висков моих нити рясн,
И так сладостно повторять:

-Отойди, ярый гунн, от моей степи,
Это страва по предкам, - не брачный пир!
Это страва на алом кургане, враг,
Это наш родовой обряд!

Не бывать здесь гостям, что несут разор,
Я творю обряд, я вяжу узор,
В травяные сети ловлю ветра,
Предрекаю по лицам рас…

Я сытила мёд в ключевой воде,
Добавляла пряности, солод, хмель,
И томила в повети на травах, в час,
Когда силу взял Волопас.

Духи рода гневались: что грустить?
У ведуньи хоть яблоко попроси,
Зашепчи его крепче, да выжми сок,
Чтобы с чрева сорвать засов.

Отгуляли свадебку, да вотще
Ты входил ко мне в чермном, как кровь плаще,
Я сама себе ныне волхатка, князь,
Бороню ворожбой Дунай.

Если ты не способен мне дать дитя,-
Что мне плащ твой, и шлем, и пурпурный стяг?
Расплескаются волосы по траве,-
Ты ли в ночь мне уста отверз?

Тонкий мир

Я в рогатой кике творю обряд,
Через мост Калинов веду дитя,
Осыпаю хлебным зерном порог,
Среди рушащихся миров.

Я зову дитя, я гоню войну,
Над Дунаем свищет аварский кнут,
Только зёрна во чреве моём - как мак,
В них - все будущие века.

С берегов Орхона несётся тьма,
Извергает Азия племена
Век за веком – накатами – на Дунай,
Это чёрная наша навь.

По провинциям римским течёт печаль,
Гота гонит гунн, гунна гонит Час,
Мы катимся на Запад глухой рекой,
Подгоняемые тоской.

То не стрелы свистят над сырой землёй,-
Растекаются семь по земле племён,
Что из чресел Атли изникли в ночь,-
Им ничем уже не помочь.

Накатили с Азии племена,
Чёрной лавой обрушились на славян,
Пронеслись ураганом - по травам - вспять,
Не опомниться, ни догнать…

Говорил мне каган: что ветра зовёшь?
А ложись, поспи, во степную рожь,
Я ему подавала стрелу и тул,
Но был взгляд мой недобр и тускл.

Тонкий мир

Варвар варвара гонит - на Запад - в ночь,
Никому из них уже не помочь,
Никого из них уже не сломать,
И,- как столп - у ворот - зима.

И дошла до нас весть, да такая весть,
Что три дня не могли мы ни спать, ни есть,
Кто стоял – ни сел, кто сидел – ни встал,
А в ушах лишь пело: «Рим пал!»

И сбегала я с крутояра вниз,
Под собой не чуя родной земли,
Умывалась жемчужной водой Истра,
Подставляла лицо ветрам...

Ах, за гунном - обр мою топчет степь,
Я ищу тебя среди мёртвых тел,
Шлемоносный мой, необорный вой,
Наше яблоко – вот оно!

Лютой хтонью веет от их легенд,
Кто ты: гот ли, свев ли, сармат ли, венд,-
Выходи из-за трав, и мне братом будь,
Коль ступил на мою тропу.

Мне дарил каган пятьдесят рабов,
Говорил, что грудь ему выжгла боль,
Я лишь очи в тоске отводила, суть -
Не кочевница по лицу.

Я по тёмным дорогам гоню молву,
Мёртвых пращуров из могил зову,
У ветров вымаливаю дитя,
Полночь факелом осветя.

Тонкий мир

Это тризна, здесь нечего делать вам,
Это страва обрядовая, авар,
Отступи на Восток, отрекись, беги,
Мы навеки с тобой враги!

Я тебе не отдам ни сынка, ни дочь,
Да умойся же мёртвой моей водой,
Да сгорит же страна, что извергла вас,
Да иссякнет твой род, авар!

Я беда одноглазая, чёрный мор,
Я иду к вам в становище через мост,
Если ты так смел, что меня желал,-
Я и стану тебе жена.

Я невестой мёртвой могу лишь быть,
Неживой водою коней поить,
Заклинать ветра на кургане – в рост,
Хмель варганить из зорных рос.

Я сзываю к себе, да на братский пир
Племена со всей мировой степи,
Чтоб сошлись за широким одним столом
И склавин, и гот, и сколот.

Погляди, как чинно ладком сидят,
Венду братину передаёт сармат
Разбери кто предок тебе, кто враг,
Да не спять с ума, разобрав.

Погляди как пенную брагу льют,
Струны трогают, сказы сказывают,

Буде Рим поднимется из руин,-
То – уже не Рим.

Тонкий мир

Юлия Чернышева (с)


ENYA / EL SUEÑO DE LAS HADAS

0

4

Читая Фауста

Тонкий мир

Эта горечь осенняя с инеем колким на досках,
Пятипалые звёзды, дарившие светом моря...
Позабыв о Египте и Риме июльские грёзы,
Я читаю в постели Фауста среди ноября.

Дом мой тихо плывёт сквозь леса напоённые мраком,
И о жёлтые окна с шуршанием бьётся листва.
Вдруг распятье, сорвясь со стены глухо ухает на пол,
И три раза в глубокой чащобе вздыхает сова.

Я закрыла страницу последнюю книги нетленной,
И томлюсь, как томился Князь Тьмы, в окружении роз...
Сжаты образы в точку, повержен треножник Елены,
И хватая руками туман, я лечу среди звёзд.

Отворяется дверь, пропуская в плаще человека,
с белокурым пробором и бледным прекрасным лицом,
он клонится ко мне, ищет губ моих, схваченных ветром,
подбородок мой узкий целует, дыша холодком...

О, капкан небытья! Я сама предалась бы Ваалу,
Что-бы хоть на мгновение в тайну твою заглянуть!
Как мне трудно лежать здесь, отбросив к стене одеяло,
Ощущая как скорбь и любовь затопляют всю грудь.

Ни к кому, ни к чему, - к бестелесному этому дыму,
К золотому туману, к всему что развоплощено...
Я сама - только дух, чьей-то волей сквозь время гонимый,
Из столетья в столетие плоть обретающий вновь.

"Отступись, - шепчет голос,-так сладко предать эти догмы,
и вернуться к простому и честному быту отцов..."
Смелый варвар взошёл под романские ветхие своды,
И искрящейся кровью разбавил латинскую кровь.

Мефистофель ли, Фауст ли, сам ли их мрачный создатель,
Чьи жестокие губы скользят по ключицам моим?
Ты, кого призвала я из бездны тоскою невнятной,
Потревоженный мной! Сгинь столпом очистительных искр!

Дом мой тихо плывёт сквозь раздетые ветром дубравы,
Сквозь холодный ноябрь, сквозь вечную тайну времён...
Я рисую знак Духа Земли на странице тетрадной,
Всё - алхимия, друг мой, всё - морок, всё - призрак, всё - сон...

Тонкий мир

Юлия Чернышева (с)


Caprice- Listen!

0

5

ГАДАНИЕ НА КНЯЗЯ

Тонкий мир

Свечи зажгла Варвара в бане на Рождество,
Бледная Ладога спряталась за метелью,
С длинными косами девы гадать приходили,
Приносили медовый сбитень и пироги.

Ах, подружки, будем гадать на князя,
Уберите с зеркал рушники,
Распустите косы,
Останьтесь в сорочках тонких.

И сняла Варвара кольцо с малахитом,
И все сняли серьги и кольца.
Зеркало лёгким туманом пошло,
Свечи затрепетали,
Встрепенулся петух за стеной.

Ах, суженый, ряженый,
Распутать пряжу мне
Приходи.
Степями ли выпестован,
Морями ли вылелеян,
Лесами-ли-чащами?
Пригубь со мной чарочку.

С ладьи шагни
В ночи.
Коридором пройди зеркальным
В венце хрустальном,
В алом плаще.

Ах, в колыбели ветров ты взрастал,
Князь,
В северном городе с церковью белой.
Конь твой,
Меч твой,
Доспех твой, -
Цвета зари.

Двери между мирами
(Аминь, аминь), -
Отвори.

А за окном рассыпаются снеговики
От колдовства,
Домовой на конюшне гривы плетёт лошадям,
Месяц выплыл ущербный...

Бледные пальцы Варвары скользят по стеклу,
Губы шепчут заклятье,
Капает воск золотой...

О, жених, покажись!

В светлых комнатах этой зимы, не одни мы гадаем,
Не одни, упиваясь девичеством,
Свечи сжигаем,
Расплетаем волосы длинные,
Бросаем перстни в стаканы
И молим: приди.

Пахнет травами и дровами,
Башмачки заготовлены,
Лица в отсветах пламени таинственны и нежны.

Девы в бане гадают на князя.

Юлия Чернышева (с)


Adiemus Enya

0

6

ПОДКОВКА

Тонкий мир

(зарифмованный сон)

Катается по овину подковка-
Блестит золотым рожком.
А догони ту подковку ты,
Схвати,-
Вихрь налетит,
Не пустит к порогу,
Голос отнимет – кричать не даст.
Зажав её в кулаке,-
Крести тот столб вихревой
И читай «Отче наш».
Не выдержишь,- бросишь подковку наземь,-
Тут же мужик рогатый из вихря выйдет.
Усмехнётся, подхватит добычу, и был таков.

Юлия Чернышева (с)


Narnia Soundtrack - Narnia Lullaby

0

7

По цветочной тропе на восток...

Тонкий мир

По цветочной тропе на восток
мёртвый всадник тебя унесёт,
с головой из тыквы,
в чёрной накидке,
порывист и невесом.

У корней дубовых седых
возопив, обратится в дым,
человеком станет
с голубыми глазами,
прозрачней осенней воды.

Что ж, дева,
сложи персты,
осенись крестом,
позабудь, как закинув лицо,
целовалася с мертвецом,

Как скользили руки его
по талии кружевной,
по шёлку корсета,
по локонам светлым
всю ночь.

Крестись, крестись,
его губы алы,
холодны, как лёд
и горьки на вкус -
пусть.

Он алчет крови
твоей багровой,
любви за гробом.

А не надо было
ворожить на могилы,
в туманных пустошах плутать,
рисовать пентакли.

Не зря
о дочери пастора
люди шептались.

Он подхватит тебя на коня
и умчит на восток, обняв,
по тропе цветочной
навстречу ночи,
что горьким мёдом полна.

Где тропа образует крест,
он сбросит тебя в горицвет
у сухого дуба,
поцелует в губы
и побледнеет,
как снег.

Это магия осени,
магия темноты и старинных книг.
Это мрачная готика,
потусторонние сны.

Чёрные птицы
и красные черепа...
Над его лицом
золотым венцом -
листопад.

Твои губы облиты кровью,
дыханье неровно,
косы переплелись...
Молись,
ведьма.

Тёмный обморок краткий
у могильного края,
колье из граната - по травам.

Он целовал тебя, сонную
в цвета вишни - уста,
разжигал погребальную страсть
под плащом чёрным.

Так в канун Хеллоуина
в венке рябинном,
бела,
молода,
ушла навсегда.

Юлия Чернышева (с)


Гр. Мельница - "Княже"

0

8

Перед холодами

Тонкий мир

Братья, я пришью на плащи вам кленовые листья и в крестильную чашу Самайна вас всех окуну, окрещу, зачарую. Там где лисы, туман и призраки на полях, вы заблудитесь завтра под вечер, проклиная сестру свою нежную и костёр ей пророча.
Сколько хочется сделать за осень! Каштаны и шишки и травы собрать, и бус нанизать из рябины, слушать Darkher , срезать изабеллы прохладные зрелые гроздья, глотая летящие с них прозрачные капли дождя, искупаться в осенней реке, несмотря на все отговоры, мол – потеряешь себя, не найдёшь до весны, совершить ритуал благодарности, свечи в ливень зажечь у окна, вывесить птицам кормушки, пролить молоко на замшелый валун в оправе лесного кургана, предкам яблоки отнести на могилы, туманы варить и варенье, фильм посмотреть про Артура, где Мерлин творит чудеса… В библиотеке роман разыскать непрочитанный Бронте, и уходя, улыбнуться девушке-библиотекарю в толстых очках и в свитере цвета осеннего яблока, вязаном, тёплом… А вечером – выключить свет и читать при свечах, уложив на колени котёнка и связку сухого тимьяна из летней степи.
Снова дождь, о, мои светлоокие братья. Как прекрасны вы в этих кленовых венках и каштановых бусах, ваши предки отдали вам голос и кровь, так почтите их танцем и хлебом на жертвенник и горячей молитвой земле уродившей…
Все мы дети Богини и Бога.
Трижды, братья, осанна этой осени нежной и долгой как пряжа в корзине моей из которой я тку вам плащи, вплетая меж нитей свежесть первого снега и цветки кардамона, и отрывки из самых красивых молитв на всех языках…
Если тыкву разрезать сейчас серебряным ножиком, заклинанье читая, - выйдет фея Моргана из мякоти жёлтой и одарит нас щедро легендами осени кельтской, и растворится в дыму от сгоревшей листвы…
А придёт Рождество – мы наварим глинтвейна с корицею и апельсином, я печенья имбирного целый поднос напеку, чтобы плыл по высокому замку чарующий запах, зазывая к нам призраки с тёмных туманных полей и путников поздних, приюта себе не нашедших, что и идут в Компостелу, иль в Рим, иль ко Гробу Господню, или просто блуждают по сонным осенним дорогам, как когда-то блуждала и я… Мы наварим глинтвейна, и в радости мессу отслужим и накормим гостей и печали свои утолим… У Отца сердце доброе,- хватит места и волку и агнцу, а свеча одинаково светит и в Рождество и в Мабон.
Братья,
горьким осенним вином до краёв переполнено сердце, я хочу сейчас только в седую Бретань к мегалитам и мрачным коричневым грабам и каплям дрожащим дождя на листве цвета охры, к тишине отчуждённой и грёзам и тропам туманным, что в Долину ведут Без Возврата, где ручьи ниспадают по мшистым ступеням холмов… Я хочу встретить призрака одного из артуровых рыцарей, с благородным печальным лицом у церкви в Треорентёке, разрушить щемящие древние чары Морганы и вместе в туманы за лисами и коррианами* тихо уйти...
__________________________________________________________________________________
Коррианы - крохотные человечки, которые стекаются со всей округи к Броселианду (Пемпонский лес), лишь только ударят первые осенние холода, чтобы укрыться от наступающей зимы под корнями деревьев.

Юлия Чернышёва

Тонкий мир

Тонкий мир


Ф. Шуберт - Вечерняя серенада F. Schubert - Serenade

0

9

ЗИМНИЕ ОБРЯДЫ

Тонкий мир

Велес, Велес, солнце мёртвых подними!
Лик свой тёмный, лик свой зимний нам яви.
Мрежи снежные накинь на терема,
Покажи что значит русская зима!

Реки льдом на три аршина прохвати,
Вкруг овинов свежим снегом похрусти,
Да кутьи отведай нашей из горшка,
Эх, сладка с морозца каша, хороша!

Прозвени с утра в колодцах тонким льдом,
Убели нам тропы в лес и за водой,
Серебром осины в чаще убери,
Зачаруй, заворожи, заговори…

Мы кормили ярой гречей петуха,
Завивали козам лентами рога,
Закликали на пригорках Коляду,
Лили пиво, пели песни бадняку:

-Ой, бадняк, ты наш бадняче, чур дубов,
Ты подай нам льна и хлеба на весь год!
Как тебя мы украшали не дыша,
Поливали питным мёдом из ковша…

Вся из солнечного света встала Русь.
Завершился кологода чарый круг.
Начиная новый, - что нам? – смех, костры…
На санях, на лебединых, да с горы…

Отворяйте, люди добры, ворота!-
На гнедой кобыле едет Коляда!
Это старым временам седая дань,
Ченобогова седмица без креста!

Слава ж всякому вершку и корешку!
Слава солнцу, и козе, и бадняку!
Вам же – с колосу - осьмина, с семя - фунт,
Из полузерна – пирог по волшебству!

Из полузерна – пирог-вам-каравай!
Полну избу русокудрых деток вам!
Сколько ёлок – столько вам коровок в хлев,
Всякой птицы, и овечек, и коней…

В белых ряснах ели стройные молчат.
Мы стоим, воздевши руки в снегопад,
вкруг костра, в окрутных масках, без креста…

…Это старым временам седая дань.
Это таинство, вливающее хмель
в вены ряженых, что жрят себя зиме.

Повернись к славянам ликом, Чернобог!
Мы желаем говорить сейчас с тобой!
Мы желаем о грядущем вопрошать!
Сладкой сурьей зимних духов угощать!

Солнце в терем свой закатится резной,
Полетят на снежный лапник льдинки звёзд,
Густо ляжет на ресницы бахрома…

…И пойдём толпой заглядывать в дома!

Ах, личины, бубенцы, цветы огней,
От самих себя мурашки по спине!

Свет и тьма в нас - от истоков, всё - на жизнь…

Юлия Чернышева (с)

Тонкий мир


Летел голубь (Елена Фролова)

0

10

ВЕДЬМА И ИНКВИЗИТОР

Тонкий мир

Если даже в чужой пожалели земле,
В зачумлённом подвале, где средь хладных камней
исповедника руки хватала во мгле,
прижимаясь губами: Вы поможете мне?
Да, Петра из темницы извёл Михаил,
Ну а что удивляться – Пётр апостолом был…
Рыжей деве лесов Михаил не грозит,
Только тот чей анафас капюшоном сокрыт.

Я хочу говорить с Вами не о себе,
А о древних народов печальной судьбе,
О превратностях жизни, о зыбкости чар,
О двуликой природе священных начал.

Эти цепи разбили запястья мои,
Но я помню: к Петру приходил Михаил…

Нас никто не услышит, говорите ж со мной!
Позабудьте на вечер свой требник святой,
Объясните, за что всех живущих в любви,
Пусть не знавших Христа,- так боитеся вы?
Если ваши иконы – те же идолы суть,
Если ваши законы – исконный наш путь,
Как смириться что «Ave» поющий монах
Сопричастен страданиям в этих стенах?

Впрочем, может мне завтра в рубахе стоять
у столба, - так что можете не отвечать,
только дайте мне руку среди этой тьмы,
в коей, ах, не повинны не вы и не мы…

…Если даже в чужой пожалели земле,
В том подвале где годы провёл де Моле,
Значит может и правда тот случай с Петром
Не был выдуман чьим-то крамольным пером.

Юлия Чернышева (с)


Я выйду из тела - Немного Нервно в программе "Живой Звук" с Антоном Шараповым

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Наука, магия, целительство » Мистические песнопения