Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Наука, магия, целительство » Мистические песнопения


Мистические песнопения

Сообщений 311 страница 320 из 323

311

Новый лист надежды

Мистические песнопения

Одевайся теплее, на город идут снега,
и не время болеть,
не время сдавать блокпосты, соответствовать чьим-то желаниям или гостам.
Батальон белых рыцарей ляжет к твоим ногам.
Это просто зима — переходный период роста.

Никаких просчётов, будь верной, как дважды два. Практикуй тишину, как лечебную терапию: экономь энергию и слова, впереди рождественская глава, длинный список с названием «я смогла» и тотальная ностальгия.

Поменяй повсюду календари.
Новый лист надежды — настенно-снежный.
Проводи ненужное до двери.
Видишь, город зажёг тебе фонари, и от этого стало светлее и безмятежней.

© анна сеничева


Nothing Else Matters · William Joseph

0

312

ПОСЛАННИК ТИШИНЫ

Мистические песнопения

С небес пролился свет и мрак растаял -
Он шел с печалью в сказочных глазах,
Что ярче мхов и трав под солнцем мая...
Такие могут быть лишь в вещих снах!

Деревья расступались, птицы пели,
А он с улыбкой слушал тишину...
Казалось, где-то плачут в такт свирели,
К нему взывая, словно к соловью.

Я шел за ним безропотно и тихо,
Ничем дорогу ввысь не омрачив.
Он был как ветер, что закружит в вихре,
Как океан с жемчужностью пучин!

И мой учитель тишины священной
Лишь слушал жизнь и песню древних звезд,
Наполнив снами - рек тугие вены,
Огнем творенья - лики дивных роз...

Прошли года, исчез посланник рая,
Проникнув в сны богов иных миров.
Но я, как прежде, тихо засыпаю
На той тропе, чтоб встретить его вновь...

(с) Наталія Гермаковська


Silent Night · Nat King Cole

0

313

Тональ и Нагваль являются истинными противоположностями в мире, хотя по сути своей они едины. Тональ - это то, что называют светом, порядком, космосом. Нагваль - отсутствие порядка, тьма, хаос.

Мистические песнопения

0

314

ТА, ЧТО СПИТ В ХРУСТАЛЕ

Мистические песнопения

Украшали венец хрусталем, пели песни о хладе зим... Уносило кристальный гроб среди синих, как небо, льдин. Семь отважных моих жрецов - с богатырскою статью все, шли по снегу да босиком, мое тело неся к воде. Сон, как самый сладчайший яд, медом бьется в рисунке вен. Каждый был мне и друг, и брат, что о мире чудесном пел. Но теперь я лежу во мгле, в вечном коконе звездных рун... Покорилась давно судьбе - только яблока зреет стон.

Я хранила завет отцов - грифом грозным паря в ночи, берегла я всегда кольцо и от гор колдовских ключи. Зеркала мне вещали мрак, вкус забвенья, что на устах... Рассыпались надежды в прах, утопая в немых мольбах! Быть царевной во цвете лет и беречь бы народ от тьмы - видеть в этом извечный свет и не ведать вовек беды. Только ты, королевич мой, с каждым днем все грустнел, мрачнел. И ходил, словно сам не свой, к берегам у немой скалы.

Чуял поступь ненастных бед, к сердцу жаркому прижимал. Но не властен над бегом лет, одиноким и старым стал... Я же сплю, и хранит мой сон яблок алых волшебный дух. "Королева прекрасней всех", - зеркала ей ласкают слух. Я как прежде храню кольцо и ключи от высоких гор, только вижу во сне лицо... Не открыть грифу ясный взор!

Братья верные - всемером, стали камнем вокруг меня. И хранят, как завет богов, гроб хрустальный при свете дня. Я же слышу, как ты идешь, мой жених, по лесам в ночи. Приходи в мой хрустальный сон - душу светлую отопри. И тогда потечет вновь вспять бег весенний поющих рек, станем юными, как заря, едва в сердце проникнет свет!

Зеркала изойдут все тьмой и рассыпят осколки в прах... Королевы закончен век - жить теперь ей лишь в зеркалах.

(с) Наталія Гермаковська


Lind Erebros Elven Oratory III The Lay of Leithian: 11 - Beren's Song of Farewell

0

315

ЗИМНЕЕ ТАИНСТВО

Мистические песнопения

Эта ночь не знает правых, только - ветер, только - снег...
Сердца гулкие удары отсчитали жизни бег,
Кто-то пущенной стрелою мчится звездно в грудь небес...
Между мною и тобою - этот лес!

Заблудиться в лабиринте из деревьев, страхов, снов
Под прицелом взглядов метких белых сов...
На снегу - следы кроваво начертил полночный зверь,
В небе - колокол ударит. Только верь...

У двери забытой церкви никого из нас не ждут,
Я кручу в руках озябших ивы почерневший жгут -
Боги ветра рвутся в двери. А в ответ им тишина.
В витражах - взгляд запредельный Короля.

Я войду под купол темный, в тайну самых древних тайн,
Крылья за спиной окрепнут. За руку меня хватай...
Витражи горят, как пламя - взгляды чьи-то, словно лес.
В небо будем вечность падать. Мир воскрес.

Колокол хрустальный стонет - быть свершенною судьбе.
Кто разбудит спящих, древних, заключенных в свет в окне -
Тому падать вверх со снегом, слушать сердца громкий стук,
И с весной Иным воскреснуть. В колыбели рук.

Свод небесный вновь сомкнулся, звезды падают в снега.
Ты, крылатый, здесь очнулся, где цветок пылает дня.
Где проходим - вязь шафрана пробивается сквозь дёрн.
Кто Любовью вещей ранен, носит в сердце острый тёрн!

Мертвой птице, что замерзла, подарить дано нам жизнь -
Колокол из сердца вторит - пробудись, лети, проснись!
Я ладони разжимаю, в тельце маленьком - тепло...
Ты и я ведь точно знаем, что Любовь есть волшебство...

(с) Наталія Гермаковська


Fall and rise - Яна Айнсанова

0

316

ЛЮБОВЬ СНЕЖНОЙ ДЕВЫ

Мистические песнопения

Волчьи песни слушая ночью над алмазной холодной пустыней, я в груди своей прятала звезды и качала их в колыбелях, свитых вьюгами - совами белыми да метелями - птицами вольными... Сизой крови пение в венах отзывалось в небе привольно. Не искать тебе след мой манящий синим маком над пропастью бездны, не идти тебе вслед безначалью за огнями лазурными, фейскими. Не смотри мне в глаза - ведь попросишься на свободу спустя бесконечность, только в их хрустале разобьешься ты, разлетевшись пыльцой снежной в Млечности. Вязью рун серебра лунной горечи я сплетаю пути в сердце зимнее, кружева вышиваю над полночью из жемчужного нежного инея!

Кто сказал, что я зло в мир несущая? У природы ведь нет разрушения - только вечный танец изменчивый, бесконечное преображение... Я люблю хлад и лед так неистово, их кристаллы полны жизнью тайною, и хранят столько сказок волшебных о заоблачных звездных далях! В моем Белом саду, что на севере, все цветы, словно жемчуг, хрустальные - сотней радуг звездных над бездною преломляют свет изначальный. Все деревья с корою серебряной дарят сладость плодов лунной мякоти, в них сочится искристый мёд магии и алмазно мерцает у заводи...

Сколько раз ты бежал прочь от вьюг моих, сколько раз мне навстречу - пламенем - самым синим, холодным, как звездный миг, и рыдал в коридорах беспамятства?! Только я начератала во льду Любовь - каждой руной, вязью лазурною; и в снежинках все множу - добро и боль, в каждой грани - хрусталь вместе с сумраком...

Сколько раз наши руки, мой князь земной, будут танец разлук танцевать в ночи? Сколько Млечной рекой посылать мне слуг, и герольдам трубить в ледяной рог мглы? Вся закутана в шелк полуночных зорь, лунной радугой опоясана, я приду к тебе на курган богов, где ты пьян будешь севера плясками... Моя свита скромна, мой жених родной, это волки белые с совами. Лисий след на снегу - словно нить за мной, и оленей бег да над пропастью!

Пусть застынет мир, превратившись в лед, в хризолит очей моих - в ночь любви... Никогда тебе, князь, не бывать с другой, не сплетать тебе с нею своей руки! Только так, навека превратившись в лед, не растает любовь, что кружит в снегах. Так узнай же, как любит мой снежный род тех, кто в сердце несет лишь измены страх!

(с) Наталія Гермаковська


Snow White Queen · Evanescence

0

317

Сквозь марево бескрайней мглы

Мистические песнопения

Сквозь марево бескрайней мглы
Ведёт дорог бессчетный ворох:
Одни бесчувственно черны,
Другие - редкий света всполох.

Одни с попутчиком навек -
Из ничего стремятся в вечность;
Другим не важен человек,
Они легки и быстротечны.

Во мгле непросто выбрать путь -
Идти приходится вслепую,
Но стоит лишь слегка свернуть,
Дорога перейдет в другую.

У всех метаний есть цена,
А, покидая путь привычный,
Приходится платить сполна
И отдавать себя частички.

Тому, кто видит цель пути,
Дороги не оставят тайны.
А кто не знал, куда идти,
Исчезнет тенью мглы бескрайней.


Enya - Aniron (Extended) HD

0

318

Я рисую на стеклах...

Мистические песнопения

Я рисую на стеклах капли цветной гуашью,
Нарисую из капель сказки и их раскрашу,
Вот из той через два столетья взорвется солнце.
Бездна щурится нежно, щурится, и смеется,

И выводит из кляксы маленьких двух собачек,
И бормочет мне: "Рева, глупая, что ты плачешь?
Вот держи", - и сует мне в руки вино из розы.
Расплывается капля синим туманом грозным,

Там внутри ходят тучи, строго блюдут границы.
Я рисую барашка, шарфик мальчишки-принца,
Он глядит на меня, таращится бездна рядом.
Вот, негодница, в каждую щель нос засунуть надо.

Дождь развесит на небо дым с золотою нитью.
Быть обычным – не трудно, сложно, скорей, не быть им,
Жить без правил и жить, как хочешь, без лжи и фальши.
Бездна смотрит: "Ведь мы такие... как даш без даша,

Единица с нулем, вроде пусто – выходит десять".
Я рисую на стеклах мир, он немного весит –
Пару граммов, не больше, пишет чего-то осью
И читает "Айвенго", думает, что не спросят.

Я рисую на стеклах космос, барашков, Белок,
Я придумала мир, он смотрит в меня из клеток,
Превращается в порох. Бездна смеется тише...
Нацарапано мелом "брак" там, где правят мыши.

Елена Шилина


It's A Wonderfull Life

0

319

Одиночество стало - отчеством...
Небо - крышей, деревья - стенами.
Обречённый твоим пророчеством,
Я брожу облаками пенными.
В Петербурге легко состариться,
Здесь иные часы и скорости...
В фонарях монотонно плавятся
Все печали мои и горести.
Этот город с гранитной нежностью,
С розоватой луной над крышами
Дышит сам такой безутешностью,
Что любые страдания - лишние...
Эти встречи считать подарками -
Что пред каменным львом заискивать.
Не сутулясь бродить под арками,
Или дождь в свои вены впрыскивать.
Петергоф обнимать в подрамники
И высматривать птичье пение
Там, где листья плывут подранками
Вслед фонтанному откровению.
Всё пастелью тумана смажется,
Всё насытится вдохновением,
И слеза на щеке не кажется
Ни судьбою, ни преступлением...


Мистические песнопения

0

320

У Дали на руках растекается маслом миг

Мистические песнопения

У Дали на руках растекается маслом миг,
Люди-ходики, люди-палитра и холст-часы.
Небо щурится точно, как любящий часовщик.
Посмотри-ка, песчаные дюны совсем как мы.
Небо вешает галстук из времени на комод
И кладет синих бабочек рядышком – на глаза,
Смотрит в зеркало-ветки, со лба вытирает пот.
За спиною смеется пустынная егоза,
Корчит рожицы, смотрится в старенький циферблат,
Сальвадор гладит ласково кисточкой по хребту,
Она жмурится, тоненькой ножкой качает в такт
И безумного мастера просит достать звезду.
Небо хмурится, скалится, пальцы сожмет в кулак,
Мол, душа ты пустынная, глупая ты душа.
Егоза прячет смех на ресницах: "А что не так?"
Сальвадор прячет мир на огрызке карандаша,
Превращает пустыню в мираж, а часы – в платок.
Бродят люди-песчинки без воли и без ума,
И, ведь знаешь, так проще – без памяти и тревог.
Я сошла бы на станции времени и сама,
Только вот Сальвадор не любил холстяных людей.
Люди-часики, люди-безвременье, люди-мы,
Постоянное время – ошибка в подсчете дней,
Отчего на холсте перепутались все часы:
Одни смотрят на память, другие – на цифру три –
Совершенная цифра повернута в облака.
Небо треплет ее по щеке, говорит: "Не ври".
А что врать, ведь ладонь не удержит вовек песка,
Он несется по ветру, все хочет залезть в глаза.
Сине-синее небо стирает в ладонях миг.
А пока облакам улыбается егоза,
Будет время подкручивать старенький часовщик.

Елена Шилина


Танец на кончиках пальцев - Яна Айнсанова

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Наука, магия, целительство » Мистические песнопения