Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Занавес реальности » Наполеоны, кругом одни Наполеоны...


Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Сообщений 11 страница 13 из 13

11

А что же было до наполеонов-петросянов -3. "..империя, которая будет наместником Рима на Востоке..."

"...Франц Лефорт был удивительным человеком, не выделялся глубокими знаниями или образованием, его отличало иное — необыкновенное радушие. Так общительный швейцарец демонстрировал образец иезуитского поведения, он всегда был веселым, ловким, симпатичным. Душой любой компании. Дружба с ним увлекала Петра, который в силу своих болезней и порока был лишен этих человеческих качеств. В Лефорте царь увидел образец, желанный идеал для подражания. И он шел за ним, потеряв осторожность, столь необходимую политику такого ранга.

Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Лефортово, или Немецкая слобода, открывшаяся тогда в Москве, стала штабом петровской политики, там думали о России, но не о Руси и ее народе.

Славяне не интересовали Запад. Иезуиты и тайные тамплиеры проводили указания своих римских магистров, у которых были свои собственные планы.

Иностранцы, в прямом и переносном смысле разыгрывавшие перед мальчиком-царем на Яузе потешные бои, формировали российские войска и российскую политику. Именно российскую! Здесь важно наконец-то чувствовать нюанс в слове, придуманном папским легатом Поссевино.

Солдаты, да, они интересовали Запад... В этой связи нелишне еще раз напомнить имя конюха Сергея Бухвостова, потому что с него началась российская армия, вернее, Преображенский полк, опять же созданный иностранцами. Он первый русский солдат, и пришел он из Лефортова. Кем был удалец? Кому служил? Неизвестно.

Петром руководили. Он проявлял в политике столько инициативы, сколько позволяли иезуиты и тамплиеры, имевшие конкретное лицо — имя и фамилию.

Например, бельгиец Франц Тиммерман, в его руках целиком были русская армия и флот, он контролировал материальное оснащение войск и тыла. Его власти позавидовал бы нынешний министр обороны...

Шотландец Патрик Гордон командовал генеральным штабом, состоял на службе царскому престолу с 1661 года, знал Россию лучше всякого русского...

Яков Брюс, генерал-фельдмаршал, главный идеолог престола, его прошлое «глубоко западное»...

Когорта иезуитов и тамплиеров слагала «гнездо Петрово», только подконтрольные дела они доверяли славянам.

В этой связи совершенно иной смысл обретает известное изречение Петра:

на государеву службу рыжих и косых не брать. Рыжими и косыми он называл знатных тюрков, которые остались верны старой вере. Они вызывали раздражение и ненависть царя.

Конечно, им не находилось места в той огромной бюрократической машине, которую создавал царь. Лишние для России люди.

Если это не узаконенная узурпация Западом власти в России, то что?

Молодой русский царь не представлял собой ничего, он проводил дни и ночи напролет в Немецкой слободе, где пьянствовал сутками. Гуляя, учился уму-разуму, отсюда и воспитание, вернее, полное отсутствие его, на что обращали внимание едва ли не все иностранцы, общавшиеся с ним. Царь с детства был предоставлен лишь самому себе, в отличие от сестры Софьи, у которой были учителя и наставники.

В письме Апраксину в Голландию Петр писал корявым подчерком: «Купи мне лимонов... да не забудь о рейнвейне. Больше мне ничего не нужно, разве что привезут математические инструменты, то купи».

Образование Петра оставляло желать много лучшего, он был полуграмотным, хотя и подписал множество указов и распоряжений. На занятиях проявлял неусидчивость, «вязкость» ума, что определялось его врожденной болезнью.

С таким диагнозом он не мог вести себя иначе. Невозможно. Это был явно не герой...

От того, что царь держал в руках плотницкий топор, он не стал плотником. От того, что сел на трон, не стал царем, сколько бы его не восхваляли. Всю жизнь томился непомерным тщеславием, на котором играли, как на струнах гитары. И эту музыку выдавали за русскую. То были аккорды затухающей восточной мелодии... Его безумие с каждым годом принимало все более и более маниакальную форму: мания величия не давала царю покоя ни днем ни ночью. Лучшего средства погубить династию и страну, пожалуй, и нет.

Едва ли не первое свое «царское» дело (Азовский поход) Петр проиграл. Его неопытная армия была перебита в бою с турецким гарнизоном.

Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Выигрыш, на который рассчитывали авторы той военной кампании, был в другом — с похода на Азов началось покорение старообрядческой Таpтарии.

В документе от 1695 года так и сказано: «Царь пошел на тот берег реки...» Имелась в виду Ока. Поражение под Азовом — это запланированная победа! Вернее, маневр, отвлекающий противника. Не войдя в военное соприкосновение с турками, Россия победила, она без боя оккупировала Дон, сделав это руками казаков, которые вошли в войско Петра. Вот что было главным!

Начиная войну, русские связали донских татар кабальным военным союзом. Он-то и был политической победой при военном поражении. Война с Турцией перевела отношения двух стран — Татарии и России — на новый уровень.

Дон, который был «бесхозным» субъектом Крымского ханства и общался с Москвой через царский Посольский приказ, теперь, в условиях военного времени, становился как бы своим, русским. Его дела от Посольского приказа приняли внутренние московские приказы.

Казаки тем самым де-юре признали русского царя своим атаманом и предводителем. Российская бюрократия, ведомая иезуитами, без боя получила страну. Городишко Азов ее не интересовал, он был лишь городишком в той стране...

Тем не менее для завершения дела требовался второй Азовский поход, иначе военный союз с Донской Таpтарией распался бы. На том настаивал Рим, создававший на Западе мощную коалицию против турков...

Однако как проходил второй поход, осталось загадкой истории. Ее неразгаданной тайной. Официальная версия о том, что, мол, русские, окружив город высоким земляным валом, расстреляли турецкий гарнизон из пушек, рассчитана на слишком легковерных людей. Военная история знает подобные примеры осады, но это очень долгий прием.

Соорудить за неделю земляной вал под непрерывным обстрелом неприятеля вряд ли возможно. Нужны тысячи лопат, сотни тачек и подвод, доски. Если учесть, что летом ночь коротка, а днем земля в степи звенит, как камень, нужны еще и кирки... много кирок. Откуда они у армии солдат, а не землекопов? Речь идет о гигантском инженерном сооружении, на возведение которого требуются многие месяцы даже в мирное время.

Кстати, куда потом, после войны, исчез тот рукотворный вал?

Видимо, что-то было не так. Потому что есть другая версия, с таким же набором «аргументов». Она нелестно выставляет Россию и ее молоденького царя, которого турки соблазнили и после утех ему без боя отдали город, да еще подарили красивого петуха... Петру взять Азов помог порок, с которым он прожил всю жизнь. Но победа есть победа. Даже такая.

С тех пор города Татарии обрели новые имена.

Биринчи стал Брянском,
Бурунинеж — Воронежем,
Кипензай — Пензой,
Курсык — Курском,
Тулу — Тулой...

Царю Петру принадлежала старообрядческая Татария с ее беспокойным Доном. Москва и ее хозяева по своему усмотрению давали имена людям и городам.

Границы России раздвинулись, приблизившись к Кавказу и Турции...

Столица встречала героя торжественно. Руководил церемонией царский советник Андрей Виниус, человек-тень, как все иезуиты.

«Московские жители с изумлением смотрели на шествие, какого еще до сих пор не видывали, и более всего удивлялись тому, что сам царь... скромно идет за колесницей Лефорта», — писали историки о том торжестве. И верно, такого русские еще не видывали, победитель плелся за повозкой подчиненного, он боялся огласки своего подвига.

Собственно, его деяние было не новым, оно в традиции римской истории: точно так побеждал император Юлий Цезарь, вслед которому тоже кричали: «Царица».

Добавить сюда еще что-то трудно — факт передает политическую обстановку тех лет. А творилось необъяснимое. Славяне даже воевали теперь по-новому, они уступали одну прежнюю позицию за другой, будто нарочно, чтобы быть на вторых ролях в своей собственной стране, чтобы смиренно идти «за колесницей Лефорта».

...Отличившихся в том азовском «сражении» Петр наградил вотчинами с тысячами крестьянских дворов. Награды давал за молчание.

Христиане, обитавшие в тех вотчинах, становились вещью, капиталом, которым можно торговать, закладывать под залог, проигрывать в карты.

Царь тем самым узаконил рабство славян в России, которое продолжалось до 1861 года, и, наоборот, возвысил иностранцев до уровня аристократов.

Назвав себя русскими, католики превращались в русских аристократов, владельцев поместий, они задавали нравственный тон в новом обществе. Любой иностранец без труда мог купить себя славянина за гроши.

Не стояли в стороне и те русские, дедов которых к вершинам власти занесла Смута, и они давились жирными кусками пирога, на которые щедр был царь.

С Петра начал родословную не один дворянский род, о чем сообщают гербовники российского дворянства.

Новые вельможи, попавшие в князи из грязи «смуты», не боясь, примеряли на себя чужую одежду. То была очередная перестройка русского общества, которая уж по счету.

А старая знать, даже та ее часть, что приняла христианство, отходила в тень. Кремль уже не нуждался в ее советах. Бояр не притесняли, нет, их просто не замечали. Перестали советоваться. Патриархальная, с безжалостной правдой на устах, старая знать раздражала царя своей оценкой Азовской военной кампании, подробности которой долго обсуждали в Москве.

Многоопытная аристократия видела, что «успех» под Азовом не открывал русским Черного моря, там по-прежнему господствовала турецкая флотилия. Зачем нужна была эта позорная война? — спрашивали они.

А азовская победа имела иное — незнакомое! — свойство, не военно-стратегическое и не торговое, она вообще не вписывалась в рамки привычного для тюрка представления о победе. В ней проявился росток уже не русской, но российской политики — империя, которая будет наместником Рима на Востоке, будет в угоду папе завоевывать соседние страны и внедрять там культуру Запада.

В конце концов, был же тайный план Поссевино, о котором русская аристократия, естественно, ничего не знала. Но он был.

«Третий Рим» утверждал волю папы. Сделав ставку на Романовых, Запад не ошибся. Старание их было весьма последовательным и на русском Дону, там сразу же началась христианизация населения. Вернее, карательные экспедиции...

Словом, все повторялось, как в матушке-России, так же образ Бога Небесного меняли на иные образа.

Сценарий был един, режиссеры — тоже. Казачьи станицы смолкали одна за другой: там поздно поняли, кого привели казаки в Азов, кому помогали.
События следовали неминуемым чередом.

Первым очнулся, будто от наваждения, атаман Булава, он в 1707 году поднял донских татар против новых хозяев Дона. Началась очередная крестьянская война, носившая явный религиозный оттенок, но вошедшая в историю России как Булавинский бунт, вернее, стычка, «вспыхнувшая между казаками и крестьянами»... Хотя при чем здесь это? И как тогда отличали казаков от крестьян?

Исход той «крестианской» войны был предрешен с первого ее дня, около атамана стояли агенты иезуитов, они и убили своевольного бунтаря, дав ему раздуть пламя бунта. И — вот тогда уж карательные экспедиции навалились на Дон хуже наводнения, страшнее саранчи, они подчиняли станицу за станицей, юрт за юртом, всюду утверждая символы греческой веры и власть русского царя.

Князь В. В. Долгорукий исполнял приказы Петра в точности: всех противящихся вырубал. Мятежные станицы сжигали живьем, а малолетних детей подводили к бричке, если голова ребенка была выше ее колеса, царский приказ велел рубить голову. Следить за сиротами оставляли наставников — «крестиан», с которыми и враждовали казаки.

Вырастали малыши уже славянами, невольниками... Эти страшные трагедии знал даже известный российский историк С. М. Соловьев, но писал о них осторожно, намеками. Не исключено, что его прадед был из тех чудом уцелевших малышей...

Как веру, не церемонясь, Петр сменил Дону и знамя — духа-покровителя казаков.

На новом знамени был изображен пьяный казак, сидящий на пустой винной бочке. Он с тех пор представляет некогда вольную землю, ту, где прежде говорили молодым:

«Не пей вина, не вмешивайся в смуты, эти два порока разрушают дворцы и крепости»...

Не послушали казаки старую пословицу. Вот и пропили все, даже свободу своих детей.

Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

А ведь прежде Дон славил елень (солнечный олень), знак Бога и Древнего Алтая, он был на знаменах донских татар, он был их духом-покровителем... Не вспоминают его ныне. Зачем?

Победы на Дону придали вес России, царство выросло, стало сильнее. И римский папа повел его дальше, на путь империи. Дон, видимо, был неким мерилом способностей династии Романовых...

При вручении верительных грамот московские послы уже не скупились на заверения в «древней дружбе между Россией и западными державами Европы, для того чтобы согласиться, каким способом ослабить врагов Креста Господня — турецкого султана, крымского хана и всех басурманских орд». Прежде подобное русские не произносили, рангом были пониже.

Эту перемену, бесспорно, принесла христианизация. Она! Россия стала восточной провинцией Латинской империи, хотя открыто никогда не признавала свое положение и довольствовалась ролью союзника. Поэтому в мировой табели о рангах русского царя и поднимали все выше и выше.

Поездки Петра за границу, его военные успехи распалили болезненное тщеславие, породили желание стать императором, подчинить себе не только соседние страны, но и Русскую церковь. Такой поворот событий был очень даже на руку Западу, он еще дальше отдалял Россию от старой Руси. Собственно, в этом и состояла идея Третьего Рима, которую десятилетиями вживляли в сознание Кремля... И семя дало росток.

Императорским амбициям Петра изначально противились лишь те, кому новая роль страны была не по душе, кому не нравилась Россия — задворок латинского Запада...

...После колонизации Дона в Москве очень страдали стрельцы, в которых жила любовь к патриархальности. Их родственников, донских татар, уничтожали, обращали в крепостных. Самих стрельцов, пользовавшихся привилегиями, тоже теснили, склоняя к новой вере. Им, например, запретили торговать, заниматься ремеслами, пока не станут христианами... Кремль исподволь провоцировал стрелецкий бунт. Сам вызывал его.

Он играл на отчаянном положении армии, состоящей из наемников, для которых Москва со Стрелецкой слободой стала родиной. Им, безденежным и бесправным, просто некуда было деться: на Дону чужие и здесь не свои.

Бунт стрельцов был важен в первую очередь иезуитам, которые задумали создать новую русскую армию, но, не уничтожив старую, сделать это было практически невозможно: оружие находилось все-таки в руках стрельцов.

Они, эти татары-наемники, которым следовало платить, были не нужны царю. Ему объяснили, что солдат можно набирать и из славян, ничего не стоящих казне. В той простой истине скрывались мотивы стрелецкого бунта.

Стрельцов поднимали, чтобы уничтожить. Ведь иезуиты вели Россию на роль поставщика «пушечного мяса» для Европы. В этом состоял их «стрелецкий» интерес.

То был момент потерянной Истины, повернувшей политику Московии на сто восемьдесят градусов. Независимую державу Ивана Грозного, наследницу Золотой Орды и Дешт-и-Кипчака, превращали в европейскую казарму. Это, пожалуй, и есть преддверье Российской империи, будущий итог намечавшихся тогда перемен.

Царь Петр, провоцируя стрельцов, не понимал, что не в его руках составление повелений, которые будет выполнять армия. Страдающий «вязкостью» мышления, он вообще мало понимал происходящие события. В стране входила во вкус бюрократия, которая для выполнения царских указов получала открытый доступ к армии. Это было принципиально новым. Иностранцы, став столоначальниками, становились властителями не только славян, но и их армии!
Конечно, захватить Москву в 1698 году стрельцам не составило бы труда, но на государственный переворот они пойти не могли, и иезуиты отлично понимали это. Вовсе не по тому, что среди стрельцов были их агенты, а по тому, что наемники были скованы древней тюркской традицией, считали царскую власть незыблемой и священной.

Стрельцы хотели улучшить свою жизнь, а что сделать, не знали.
Лишь когда их лишили довольствия, когда они вдоволь наголодались, тогда выступили. Но не против царя, а против бояр и иноземцев... В тот день по приказу царя арестовали сотни людей, подвергли пыткам. Доносы и розыски задевали, разумеется, в первую очередь противников Запада.

Православный люд в страхе даже пригнулся: публичные казни в Москве шли с утра до вечера. Потоки крови, предсмертные крики осужденных пронизывали городскую тишину... пять месяцев не убирали виселицы, пять месяцев не отдыхали палачи.

Кремлю важно было в очередной раз смять славян, взрастить в их сознании мысль о всесильном царе-императоре, которому все должны служить бескорыстно.

То была кровавая политика страха, она не могла не привести к нравственному падению славян, к духовному их обнищанию, что, собственно, и случилось в 1721 году.
А иного и быть не могло.

Стрелецкий бунт от утверждения Святейшего синода, который взял в свои руки управление Русской церковью и объявил царя императором, отделяло два десятилетия. Но каких! За те годы страна стала другой — помнящей казни, карательные экспедиции, она теперь боялась прогневить не Бога, а всесильного царя-императора. То был народ, потерявший веру.

Бог, на служении Которому прежде строилась мораль общества, отошел на второй и даже на третий план. Страх теперь заботил людей. Страх, который сбивает в стадо. Один лишь этот факт достоин размышлений и выводов, а были другие, тоже выразительные, которые и складывали картину правления Петра Великого...

Чему удивляться и что здесь обсуждать, если дела Церкви принял синод, во главе которого восседал Стефан Яворский, поляк, католик. И первым своим решением глава нового Духовного приказа упразднил должность патриарха. Не нужна! Потому что есть папа римский.

Биография Яворского говорит за себя лучше всяких слов. Родился в польском местечке Яворе в 1658 году. Образование получил в Киево-Могилянской иезуитской коллегии, где преподавание велось на латинском языке. В 1684 году официально вошел в члены ордена под именем Станислава Симона. Учился в высших иезуитских школах Львова, Люблина, Вильно. В 1700 году прибыл в Москву, где Петр I повелел «посвятить Стефана Яворского в архиереи какой-нибудь из великорусских епархий, где прилично, не в дальнем расстоянии от Москвы»... Рязань оказалась местом начала российской карьеры этого иезуита, который вскоре стал править Русской церковью.

«Церковные имения» (имущество) перешли в руки боярина Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина, который откровенно воровал, урезал доходы епархий, вмешивался в их быт. Бюрократ, предки которого раздули Смуту, теперь высокомерно поучал духовенство. И это было нормальным!

В глазах царя Русская церковь слыла «прибежищем лентяев», которые «избегали государевой службы»... В тех словах весь «великий император России». Весь целиком.

Ходили слухи, будто Петр сам тайно принял латинское крещение (латинство), и слухи не казались беспочвенными. Иначе чем объяснить поведение императора, особенно в 1723 году, когда он запретил стричь в монахи без разрешения синода?.. Чем объяснить, что монастыри, эти некогда учебные центры Руси, превратили в госпитали, богадельни, приюты и тюрьмы?.. Все это делали, чтобы искоренить «алтайские» корни монашества, которые питали прежде духовную культуру русского народа.

Старое монашество по приказу Стефана Яворского уничтожали методично и очень тихо. Сжигали библиотеки, травили и старцев, и молодежь... Реформы монастырей, как таковой, не было, но при Петре Церковь опять стала другой, как и при его отце, Алексее Михайловиче.

Трижды изменилась вера в России за одно столетие, такого не знали ни в одной стране мира. От былого мало что осталось. Политика растворила Церковь в Государстве, смешала небо и землю. Власть создавала человека, который будет смотреть на своего повелителя как на бога, от него ждать милости и кары.

Те страшные события описывает и С. М. Соловьев, правда, со своими, явно неуместными здесь оценками. Монахи и монахини были переписаны, около ворот монастырей выставили стражу, запрещавшую всем входить и выходить... Коснуться пера для письма монах мог только с разрешения начальства... Все эти дикие нововведения даже перечислить трудно. Для истории ничего не осталось, даже их предсмертных записей. А итог один: монастыри заморили голодом. И нищетой, лишив всякого имущества. В том числе дров. Монахи гибли от холода и голода.

...В том же 1700 роковом году на стол царя лег план земель устья реки Невы, задумывалась новая столица России. Местность была крайне неблагоприятна: на болоте и островах, при полном бездорожье и безлюдье. Однако это неудобство не смущало. Скорее, вдохновляло. В болотные топи царь приказал сгонять тысячи и тысячи татар с Дона, а потом с Днепра. На их костях поднимали новую российскую столицу.

Кремлю важно было уничтожить как можно больше опасных ему людей, а лучше, чем строительство города в болоте, способа, пожалуй, и нет. Разве что крестовые походы... Никто, даже приблизительно, не подсчитал, сколько погибло там людей. Счет шел бы на миллионы упрямцев, не желавших изменять вере в Бога Небесного.

Их везли и вели каждый день. Целыми станицами... Иезуиты вновь проявили изворотливость своего дьявольского ума. Им в России удавалось все, даже заведомо неприемлемое, они поставили строителям Петербурга неявную цель: новый город строить без Кремля, без намеков на признаки прежней архитектурной традиции.

Мрачное место для северной столицы подходило еще тем, что город отдалялся от границ тюркского мира, от истории Руси. Выписанные из Италии зодчие в облике Петербурга повторяли силуэт Европы и тем боролись «с невежеством, закоренелыми предрассудками и порочностью» славян. Задумывался не город, а музей итальянского зодчества среди гнилых невских болот. Иной столицы для России не требовалось.

...Из Европы привезли в Россию и новый шрифт для печатания книг, этим делом заведовал Яков Брюс. В 1708 году с его подачи славяне впервые увидели свою «древнюю» письменность — кириллицу. Ее придумал Петр I (или Брюс, стоящий за ним), вернее, царь выбрал из трех вариантов азбуки, привезенных из Голландии, один, и сам поправил в ней некоторые буквы. Его правка хранится в музее. Это чуть измененная латиница, на греческий алфавит она не походила, но тюркская ее основа налицо.

Повторилось уже известное по греческому, арабскому и другим алфавитам, придуманным тюрками, правило: альфа, бета, гамма... Здесь — аз, буки, веди... По-тюркски это означает аз (яз) — пиши, буки — герой, веди — знание. Дальше шло тоже наставление, но по славянски: глаголь — учи, добро — честно.
Комментировать вроде бы и нечего!

С Петра начались и так называемые «научные экспедиции» в глубь России, еще одно новое дело, которое выглядело тоже не просто. То была очередная инициатива Якова Брюса — открытая разведывательная акция. Другие определения здесь несостоятельны.

Открывали известное, но прежде недоступное Западу — недра, народы, культуру... Это очень напоминало опись складов и амбаров в завоеванном городе, сортировку его имущества и населения.

Экспедиции готовили, разумеется, иностранцы (Миллер, Паллас, Гюльденштедт, Фальк, Георги и другие), стоящие на службе у русского царя, они исследовали и уточняли географию России. Вроде бы делали хорошее дело. А на кого старались они? Сразу не ответить.

Почему-то Фальк, например, представил отчет, «Записки путешествия», на шведском, немецком и латинском языках. Почему-то его экспедицию, судя по тому отчету, интересовали не столько природные ландшафты, встреченные в пути, сколько укрепления городов и подходы к ним, дороги, переправы через реки. А Георги, как следует из его отчета «Описание всех в России обитающих народов», занимали причины конфликтов между коренными народами... Странные интересы, не правда ли?

Очевидно, «исследователи», выбирая темы, думали в первую очередь о чаяниях российской короны, той самой, третьей (!) короны, которой требовалась информация. Вот почему лишь в XIX веке в Петербурге на русском языке вышло собрание трудов этих путешественников. И то не полное. Но даже устаревшее издание показывало, что влекло иезуитов, чем их притягивал Восток. Сведений о русских городах, ресурсах, народах Запад прежде не имел.

Любопытно, полевые материалы экспедиций обрабатывались очень далеко от России, в университетах Запада...

Одну из тех экспедиций назвали Оренбургской, ее создали в 1734 году, чтобы «изучить и обустроить восточную окраину России».

Новые хозяева страны давали названия новым русским городам, а такое бывает, как известно, при колонизации. Собственно, она и шла, колонизация российского Востока. Оренбург по-немецки «Восточный город».

Отсюда шло завоевание Киргиз-кайсакской (Казахской) степи, которая в то время еще хранила свое древнее имя — Дешт-и-Кипчак. То был последний оплот тюрков. Все, что осталось к XVIII веку от государства Аттилы.

Самая далекая окраина. Сюда и подбирались иезуиты. Их действия координировал Рим, операция потом у историков получила условное название «реформа Игельстрома». О той реформе российские и казахские историки пишут мало, стараясь не замечать ее. Напрасно. В ней сфокусирована цель петровских экспедиций, с которых начались исследования Российской академии наук. Хотя О. А. Игельстром был не востоковед, он происходил из Швеции, из поместных дворян, которым стало тесно в Европе.

Такие толпами рвались в Россию — ее вчерашние враги, дети и внуки тех, кто начинал Смутное время и теперь становился хозяевами жизни. На них опирался Петр I, их вводил в высший свет, ими заменял старую аристократию, которая кое-как еще держалась в провинции. Сюда, в глубинку, пробирались экспедиции, вернее, люди Запада, желая пропитать ее христианской идеологией... Это очень хорошо и показала Оренбургская экспедиция.

Отто Игельстром с 1756 года стоял на российской службе, он удачно командовал Кабардинским полком, отличился в русско-турецкой войне, пленил крымского хана Шагин-Гирея, за что получил покровительство престола и место генерал-губернатора в Поволжье. То был прирожденный знаток человеческих душ, едва ли не самый тонкий специалист в этой области у тогдашней России. Чутье у него было прямо-таки звериное, а ум дьявольский.

Он «успокоил» Поволжье в два счета — погасил тлеющий религиозный конфликт христиан с мусульманами, с которым долго не могли справиться войска. Причем сделал это тонко и тихо. Русский швед на посту генерал-губернатора поступил просто. Зная, что волнения в губернии исходят от ханов, он силой своей власти стал всемерно поддерживать всех местных ханов сразу, даже самых забитых и слабых.
Авантюра? Нет, знание тюркского характера.

Ханы возгордились от внимания к ним, подняли головы, и все почувствовали себя главными, незаменимыми. Они стали душить друг друга своими собственными руками. Скрытая ненависть татар и башкир с тех пор навсегда увлекла Поволжье, стала болью тюркского мира, кровоточащей раной, которая не зажила поныне... И позором! Забыто имя Отто Игельстрома, но не забыта вражда, развязанная им.

Престиж ханов падал быстро, силы иссякали еще быстрее, и вот тогда губернатор приблизил тех, кто показал себя верноподданным России. Стал подкармливать только их. Не имело значения, мусульманин то был или христианин, главное — русский царь для него перестал быть врагом. Врагом стал сосед.

Так нейтрализовали потенциальных союзников Турции в Поволжье, что позволило России начать новую русско-турецкую войну.

Дьявольский ум помог Игельстрому на посту оренбургского губернатора выстраивать отношения с каракайсакскими (казахскими) ханами. В тонкой политике, в игре на чувствах, иногда низменных, состояла его «реформа», которая привела к полной утрате независимости Дешт-и-Кипчака, «добровольному» присоединению его к России. Тюрки вновь победили себя сами.

В степях, что лежали к северо-западу от Алтая до Каспия, время остановилось еще со времен Аттилы. Из-за удаленности и труднодоступности жизнь там безмятежно текла по древнему алтайскому уставу. На традиции не посягали. Это было нетронутое Временем царство, в котором избирали хана, а после выборов поднимали его на белом войлочном ковре. Нигде в мире подобное уже не помнили, остальной мир жил другой жизнью.

Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Народ здесь поклонялся Вечному Синему Небу, раздоры Востока и Запада обходили степь далеко стороной, о мусульманах и христианах она знала понаслышке, хотя идеи ислама и были знакомы. Сюда пришли несколько родов, когда в Средней Азии принимали ислам. Пришли те, кто считал себя сторонником старой веры, их называли «кочующими узбеками».

До христиан же тянулись долгие версты пути: Астрахань лишь недавно стала восточным форпостом Запада, но ее степняки сторонились со времен Ивана Грозного. Опасный город. Он жил не по правилам Востока, поэтому был чужим. Неприветливым.

Та чистая тюркская культура, с которой Запад вел смертельную войну, жила в забытой степи, на бескрайних просторах у нее не было врагов. Конечно, то был оазис седой старины, который выбрал кочевой образ жизни, спасавший от вражеского нашествия, делавший народ недоступным для любого неприятеля...

Потеряв армию и отпустив лучших своих сынов, на «мятежность» рассчитывать трудно. Принимали всех, кто верил в Тенгри, тем и жили.
А жили просто. Как на Древнем Алтае, упиваясь свободой и радостью

Этимология слова «казах» (казак) совсем не проста, ее нельзя назвать бесспорной: сказано много, и нет ничего. Самая распространенная версия — «бродячий», «отдельный от нации, от армии», «беглый».

Этноним становится яснее, если учесть, что во времена принятия ислама в Средней Азии часть подданных узбекских ханов скрылась на севере, в недоступной степи. Отсюда, мол, беглое происхождение ее населения... Возможно, этот смысл и стремились передать иезуиты, которые в XVIII веке ввели этноним в оборот, ведь на Западе так называли «отбившуюся от стада скотину».

Еще там почему-то полагали, что тюрк, назвавшись казаком, презирал других людей... Что правильно в тех разъяснениях, судить трудно. Возможно, есть иные, более убедительные версии, но они не получили всеобщего признания, а слово «казах» осталось.

Старший жуз это и есть те самые несториане, гордость Востока. Их древние роды были очень знамениты, а слава неувядаема.

Особенно это касается рода албан, задолго до новой эры он обитал в Чуйской долине, потом отправил на волне Великого переселения народов своих лучших гонцов на запад, и те основали Кавказскую Албанию — первое тюркское государство в западном мире! У самых границ Римской империи лежало оно.

Всадники старшего жуза сражались в числе тех, кто громил римскую армию у стен Рима в 312 году... В Дербенте албаны учили европейцев вере в Бога Небесного — Тенгри... Великие люди вышли из этой орды, прославившей и огузов, и кипчаков: кто-то из них основывал итальянскую Равенну, испанскую Барселону, кто-то участвовал в англосаксонских походах, кто-то поил коня в водах Нила.."
М. Аджи
источник

0

12

А причем тут Воронеж??? или это все еще "Тамбовские наполеоны" рулят...(зеленые жилеты, порше и ирa)

Вчера смотрела фильм времен окончания ВМВ, 1944 год, проиcшествия в доме для нуждающихся в помощи, потерянных и больных детей и подростков. Эту программу я давно не смотрю, но вчера не было ничего, а спать еще не хотелось, как будто я должна была получить инфу.

В фильме решался вопрос о помощи в эвтаназии. Католическая сестра заподозрила главрача в убийстве двух детей, высказала ему свои подозрения, а также сообщила об этом происшествии наверх своему шефу. Но ничего не изменилось и сестра предприняла попытку спасти хотя бы одного ребенка. Последнее заседание, в котором участвовал врач-экспeриментолог, убедило присутствующих инвестеров и ученых в том, как проводится убийство - обыкновенный овощной суп, которым врач накормил всех членов этого заседания.

Суп был вкусным, но не имел ничего, чтобы дать питание организму. А даже наоборот: после его принятия люди худели на 1,2 кг в неделю и умирали от недоедания/истощения. Кроме католической сестры, на это обратил внимание и мальчик, вынужденный придти в этот дом, чтобы как-то просуществовать. Его отец хотел уехать в Америку, но у него не было документов и постоянного места жительства, т.е. справки, чтобы забрать сына из этой тюрьмы. Побег Эрнса, так звали мальчугана, не удался. Его убрали таким же путем, как и других, когда он высказал главврачу про убийства и обвинял его в двойной игре, вслушав речь врача на похоронах кат. сестры, погибшей после обстрела их здания. Oн был абсолютно здоров и много работал, помогая и сестрам.

Утром слушала новости. Уже второй раз "намекают" на противостояние протестантов и католиков в ИРЛАНДИИ. Меня это заинтересовало в связи с просмотренным фильмом про Неуловимого Мстителя (ФОМА-ФАНТОМ), который я смотрела на Католическое Рождество.

Как оказалось, через 3 дня после этого просмотра, был задержан шпион.

28 декабря 2018 года в городе Москве сотрудниками Федеральной службы безопасности Российской Федерации при проведении шпионской акции задержан гражданин США Пол Уилан", - заявили в ведомстве
из разговоров в сети:

...Фамилия шпиона очень уж шпионская: Уилан = villain = злодей ;)
.
...Ещё один нашел хату на Новый год.
.
Американцы очень долго готовили супер-шпиона для отправки его в Россию.
Его легенда была проработана просто блестяще. Он в совершенстве овладел
диалектом того региона, где должен был работать. И вот, темной ночью,
его сбросили с самолета в густом лесу. Шпион приземлился, закопал парашют
и начал пробираться к ближайшей деревне.
.
Рано утром он в ушанке, драном ватнике, бутылкой самогона в кармане,
с трехдневной щетиной, попыхивая "Беломором" подошел к деревне и постучалсяв крайнюю избу. На стук вышла старая бабка.
.
- Мать, дай пожалуйста воды напиться.
- А ты, сынок, чай не шпион-то будешь?
- А с чего это ты, мать, так решила?
- Да мы у себя, на Рязанщине, отродясь негров не видали...

Про уровень:

С большими ухищрениями пробрался американский шпион в секретный российский НИИ к компу с секретной инфой и хотел сбросить её на флешку, но не тут-то было: там стояла 98—я винда, которая эту флешку в упор не видела и требовала драйвер, а прихватить дискету место флешки ему как-то и в голову не пришло...

Министерство иностранных дел Монголии официально подтвердило, что у арестованного в России по подозрению в шпионаже Пола Уилана монгольское гражданство. В Россию Уилан въезжал по американскому паспорту. Сегодня выяснилось, что консульского доступа к своему гражданину добиваются также Великобритания, Канада и Ирландия.
Но это еще не все.

Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

В Штуттгарде выступило (19.01.2019) где-то 1 200 человек против запрета дизеля. Демо было устроено 26-летним работником фирмы Порше. Символов не удалось разглядеть кроме "зеленых" жилетов.
*
Я полезла смотреть корни ПОРШЕ и вышла на монархистов и империю Габсбургов. Пришла опять к 16-му веку. В ролике разведданные были показаны символы Габсбругской монархии во Франции.

Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Я понимаю, что водителям намного дешевле обходится, если их работа держится на дальних поездках, но разве это интересует закулисье? У них свои разборки.

Еще показали, как выросли цены за квартплату - на 92%. Жителей одного района в Мюнхене выживают на улицу, потому что они не в состоянии платить, их доход в два раза меньше квартплаты. И в основном это касается пожилых и нищих социальщиков.

И еще:

МОСКВА, 25 янв - РИА Новости. МИД Израиля выразит послу Ирландии возмущение относительно обсуждаемого в Дублине "антисемитского" законопроекта, сообщил офис премьер-министра Биньямина Нетаньяху.

"Посол Ирландии завтра (в пятницу – ред.) будет вызван в МИД для внушения. Израиль возмущен законопроектом, отдающим лицемерием и антисемитизмом", - говорится в заявлении офиса Нетаньяху в Twitter.

По данным агентства Блумберг, речь идет об инициативе, запрещающей торговать с компаниями, базирующимися в еврейских поселениях на Западном берегу реки Иордан.

В четверг инициатива была одобрена в парламенте Ирландии на так называемом "втором этапе" 78 голосами против 45. Ирландское правительство меньшинства выступает против законопроекта, который был внесен в парламент при поддержке оппозиционных партий и независимых депутатов. Окончательно документ еще не принят.

Поселенческую деятельность на оккупированном Западном берегу и в аннексированном Восточном Иерусалиме, где уже живут почти 600 тысяч израильтян, принято считать главным раздражителем в отношениях Израиля с международным сообществом и одним из основных препятствий в поисках мира с палестинцами. Те воспринимают строительство жилья как политику закрепления еврейского государства на завоеванных территориях.

Да, уж, как тут не вспомнить серию "...наполеоны, кругом одни наполеоны..." (лилии и пчелы)

*

Волки и овцы (2016) - Мультфильм Трейлер
источник

0

13

Пошла по следу...имперских князей...ух :) - Пальцы и языки.

Жизнь - это книга;
ты не сетуй,
а изучай её весь век.
Нашедший благо в книге этой
и есть счастливый человек!

/Джами/

*
"A когда смотрела историю Пфальцев, то с удивлением обнаружила, что это никтo иной, а ПАЛАДИН - РЫЦАРЬ - RITTER - представитель короля, поэтому-то и "Р" стоит перед Царь."

А Паладин, если еще не забыли, идет от слова ЧИНАРА, т.е. ЧИН, ЧИНовник.

Пфальц — область, регион;

Пфальц (нем. Pfalz от лат. palatium — «дворец») — резиденция немецкого западного короля.
Пфальц — территория, которой от имени короля управлял пфальцграф.
Палатинат (Пфальц) — латинский термин, обозначающий воеводство - Armee.

Королевский или императорский пфальц (нем. Königspfalz, где нем. Pfalz от лат. palatium — «дворец») — в Средние века резиденция немецкого западного короля, расположенная на подвластной ему территории. В разные времена существовало несколько десятков пфальцев - область, регион.

В средневековой Священной Римской империи не было постоянного столичного города. Кайзер, разъезжая по государственным делам, жил то в одном, то в другом двор(ц)е. В пфальцах он проводил хофтаги, рейхстаги, празднования больших церковных праздников и т. д.
*
Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Пфальцы располагались примерно в 30 километрах друг от друга (расстояние однодневного переезда на лошадях) и представляли собой комплекс из замка, в котором находились дворец, капелла, конюшня и другие сооружения, необходимые для пребывания многочисленной королевской свиты, а также поместье (гутсхоф), обеспечивающее свиту продуктами питания. ( заливают ).
*
комплекс из замка, в котором находились дворец...
*
Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Крупнейшим был дворец Карла Великого в Ахене, от которого уцелела капелла Карла Великого. В отсутствие императора этим дворцом управлял пфальцграф Лотарингии.

Курфюршество Пфальц или (сокращённо) Курпфальц (нем. Kurpfalz, в старинных источниках «Churpfalz» или «Wahlpfalz») — название существовавшего до 1803 года в рамках Священной Римской империи территориального образования со столицей сначала в Гейдельберге - Heildelberg, затем в Мангейме.
С 1214 года Пфальцем правили Виттельсбахи старшей линии.
*
lady-dalet: Каким? Пфальцем, если Пфальц это просто территория...Ухмыляюсь...то у них языки, а тут пальцы...
*
Интересно, если рассмотреть ноги истукана - они железно-глинянные
*
Наполеоны, кругом одни Наполеоны...
*
Пфальцграфство Рейнское (нем. Pfalzgrafschaft bei Rhein), также называемое Рейнский Пфальц (нем. Rheinische Pfalzgrafschaft), возникло из рейнско-лотарингского пфальцграфства и располагалось с эпохи Высокого Средневековья в средней части области верхнего Рейна. Наряду с королём Богемии пфальцграф рейнский считался старшим из всех светских курфюрстов.

В Курпфальц входили части современных территорий федеральных земель Баден-Вюртемберг, Рейнланд-Пфальц, Гессен, Бавария (Верхний Пфальц), Саарланд, а также принадлежащий в настоящее время Франции регион Эльзас.

Наступивший после смерти курфюрста Максимилиана-Иосифа Баварского династический кризис вылился в войну за баварское наследство. В итоге баварские владения были в 1777 году соединены с пфальцскими, кроме небольшой части, отошедшей к Австрии.

Пфальцское курфюршество заняло опять своё прежнее, пятое место в совете курфюрстов и получило опять свою должность Erztruchsess, Erzschatzmeisteramt уступило (??? отобрали) Вельфам.
*

Интересно, как меняли родословную КРАФТ и как моя прабабушка вписывается в их историю...или все-таки им нарисовали родословную. А как? тогда с памятником КРАФТ-Крето-Крету и Гогенлоэ...Если они были жителями горoда Лаар, то где они тут жили? Ведь неспроста они стали прародителями всех известных сегодня земных правителей и к ним вписывали всех, кто нужен был у власти, тот же канцлер Прусской Германии Хлодвиг или Гессенские, да и Романовы тоже и все королевские семьи императорских князей.
*
Это интересно и оооочень запутано, но дает понимание, с какой целью уничтожали тейчей, ведь Германия по сути это Литва, Польша, Белоруссия и Пруссия с францyзским замесом.
*
Но чтобы узнать, как это получилось, читаем исследования М. Аджи - Азиатская Европа.
*
"Географическая карта — серьезный исторический документ, несущий информацию не меньшую, чем пухлая книга. Но нужно уметь читать ее: Великое переселение народов оставило на карте свой след. Тогда, во II–V веках, появилась огромная степная страна — Дешт-и-Кипчак, с ее поселениями, городами, станицами, дорожными станциями.

Тюркская культура уже доминировала от Байкала до Альп. По всей степной зоне. Европа тогда «начиналась» в Сибири! Минули века, все вроде бы исчезло. Но… карта сохранила то, что не помнят люди.

Это подметил и Николай Рерих:
*
Мы не знаем. Но они знают.

Камни знают. Даже знают деревья.

И помнят.

Помнят, кто назвал горы и реки.

Кто сложил бывшие города.

Кто имя дал незапамятным странам.

Неведомые нам слова.

Все они полны смысла.

Например, границы Дешт-и-Кипчака. Целы! На русском языке слово «курган», как пишет крупнейший топонимик Э. М. Мурзаев, прежде означало «граница», «межа». Почему? Потому что в первую очередь курганы отличали тюркские земли. За курганами начиналась чужая для русских земля.
*
lady-dalet: Так, так, так - наши немецкие или германские или лотарингские или азия-ские (эльзас) курганы, которые назвали Черным Лесом  Schwarzwald и я перевела с "древнегерманского" как "Пограничная зона" - граница и тоже тюркские :)
*
Граница Дешт-и-Кипчака на севере проходила по Москве-реке — северный берег принадлежал финнам и уграм, а южный — тюркам .
*
Только в пределах Москвы известны несколько курганных групп, большинство — на южном (правом) берегу. Сохранились они и в бывшем «тюркском» Подмосковье — топонимика убеждает и в этом.

Например,
*
Коломенское, его старинное название Коллома, что по-тюркски — «охранение», «обеспечение».
*
Капотня — от «Высокое поселение» (или «Высокая трава»),
*
Кунцево — от «Пристанище» или «Заезжий двор»… Слова явно не славянского происхождения… А к северу от Москвы-реки курганов нет — там жил другой народ, с другой культурой, и топонимика здесь иного корня, и тоже не славянского.
*
На крайнем юге страна тюрков доходила до Ирана, опять же и курганы тому свидетельство. Граница осталась почти без изменений, там по-прежнему живут тюрки, и называются они иранскими азербайджанцами.
*
Между северной и южной границей Дешт-и-Кипчака и ныне — тысячи тюркских географических названий, настоящая сокровищница для топонимики! Например, напротив Московского Кремля, на правом берегу, находится Балчуг. В русском языке такого слова нет, а по-тюркски это — «болото», «грязь». Чисто тюркский топоним.

Подобных примеров сколько угодно. Как правило, названия многих старинных городов степной России выведены из тюркского корня:
*
Орел — «дорога на подъем»,
*
Тула — «полный»,
*
Брянск (Биринчи, Брянечьск) — «первый», «главный»,
*
Саратов (Сарытау) — «желтая гора»,
*
Симбирск (Симбир) — «одинокая могила»… Кашира, Коломна, Калуга, Воронеж, Пенза, Челябинск, Курган… Много названий, и каждое сообщает забывчивым кипчакам об их Родине.
*

Географические карты запечатлели следы захватнических войн Ивана Грозного и Петра I. Они показывают, как росла Русь за счет своих соседей. Карта хранит очень темную историю, которую пытаются обелить переписанные летописи. И понимаешь, что не случайно древний тюркский город Кипензай, который отмечен на европейских картах, стал русской Пензой, Шапашкар — Чебоксарами, Бурунинеж — Воронежем, Сарытау — Саратовом, Челяба — Челябинском…

Самые далекие от Алтая земли при Аттиле назвали «альман» — по-тюркски «дальний». Отсюда топоним Альмания — ныне Германия.
*
Многие «германские племена» были синеглазыми, скуластыми, с явной кипчакской внешностью, и говорили они по-тюркски, что доказывает их руническая письменность, древние обычаи и народная память.
*
Они — выходцы с далекого Алтая!"
*

Значит, Иван III.
Да, именно в его правление была взята для Руси византийская "месопатамская курица" (WR) Палеологи
*
Наполеоны, кругом одни Наполеоны...

Брак московского князя Ивана III и греческой принцессы Софьи Палеолог, который состоялся в 1472 году по инициативе папы римского, на многое в тех случайных событиях открывает глаза. Многое объясняет. Софья, воспитанница папы, правила в Кремле, она утверждала решения!
*

Старший сын Фомы, Андрей, предпочел остаться в Италии. Окружающие относились к нему как к наследнику императорского трона. В 1480 году он женился на простой римлянке по имени Катерина и влез в долги. Он уговорил папу Сикста IV дать ему два миллиона дукатов на организацию экспедиции в Морею, но истратил их на другие цели. Однако ни это, ни его готовность продать любые титулы и прерогативы честолюбивым иностранцам не поправили его финансов. Поездка, предпринятая им около 1490 года в Россию, ко двору сестры, Софьи, также оказалась безрезультатной. Наконец Андрей нашёл себе друга в лице короля Франции Карла VIII, которого он посетил в 1491 году, после чего тот погасил часть его долгов. Андрей приветствовал вторжение Карла в Италию в 1493 году и поспешил на север страны присоединиться к нему. 16 сентября 1494 году он подписал с Карлом соглашение, по которому великодушно передавал тому все свои права на константинопольский, а также на трапезундский и сербский престолы...

Т.е. именно, Палеолог и были причиной грабежа французами в Италии?

Пале, значит :) Hy-Hy.

Потомки Андроника I правили Трапезундской империей до её уничтожения турками в 1461 году. Долгое время они рассматривали византийских императоров как узурпаторов того, что по праву принадлежало их предкам.

Трапезундские Комнины вступали в брачные союзы с крупными грузинскими феодалами — Багратионами, Джакели, Гуриели. От Алексея IV Великого Комнина и Иоанна IV по женской линии происходили Сефевиды и Великие Моголы.
*
После смерти Мануила, престол перешёл его малолетнему сыну Алексею II. Но спустя год, его сверг и убил двоюродный брат покойного — Андроник I Комнин. Тем самым, пророчество AIMA стартовало заново. Новый правитель опасался свержения со стороны человека, чьё имя начиналось на букву I. Андроник считал им своего родственника Исаака Комнина, захватившего Кипр. Однако угроза пришла к узурпатору со стороны другого Исаака — Ангела. Он свергнул Комнина с престола империи, и после этого пророчество утратило смысл и силу.
*
Правление Андроника и сейчас вызывает споры у историков. Его реформы могли возвратить былую стабильность, но борьба с высшей знатью, схожая с опричниной Ивана Грозного, отвратила от него всех сторонников. Себя же новый император считал защитником простого народа.
*
Со смертью Андроника род Комнинов не угас. Его внуки — «отроки с Понта» Алексей и Давид — смогли найти политическое убежище у грузинской царицы Тамары, благодаря которой в апреле 1204 года утвердились в Трапезунде.
*
Так на руинах Византии появилась Трапезундская империя, где более 250 лет правили представители династии Великих Комнинов, бывших реальными претендентами в борьбе за восстановление поверженного государства. Однако в этом их обошли правители Никейской империи..."
источник

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Занавес реальности » Наполеоны, кругом одни Наполеоны...