Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Свободное общение » Арканы ТАРО колоды "Fairytale Tarot - Lisa", и сказки к ним


Арканы ТАРО колоды "Fairytale Tarot - Lisa", и сказки к ним

Сообщений 11 страница 20 из 62

11

10 (Колесо Фортуны) The Wheel/Колесо - Стоптанные туфельки (Гримм)

Изображен момент, когда дюжина принцесс вереницей уходит в подземное царство на бал к своим иномирным возлюбленным (в колоде Махони эта сказка соответствует 9 жезлов). Графически девицы действительно образуют колесо, вращающееся вокруг оси - заколдованного замка. Однако по факту в их круговращении нет перемен, принцессы "залипли" в своей ситуации, которая не приносит никакого видимого результата, кроме галантных радостей (возможно, уже и приевшихся за такое время) и регулярных расходов на туфли. Кружащиеся принцессы протоптали по своему "ободу" уже такую колею, что сами не могут из нее выбраться, должно вмешаться стороннее лицо. Движения очень много, но оно совершенно нерезультативно и не приносит изменений.
Ключевые слова по Хант: перемена, движение.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Братья Гримм - Истоптанные в танцах башмаки

Давненько это было. У одного короля было в семье двенадцать дочек, одна другой красивее. Все они спали вместе в одной зале, где их кровати стояли рядком, и вечером, когда они, бывало, улягутся, король сам запирал дверь в залу и задвигал ее задвижкой. Когда же наутро он отпирал к ним дверь, то видел, что их башмаки были от пляски совсем истоптаны, и никто не мог ему объяснить, как это случилось.
Тогда король приказал всюду на торгах и площадях выкликать, что если объявится такой человек, который разыщет, где они ночью пляшут, тот бери себе любую из них в жены и после его смерти будь королем; а если кто за это дело возьмется, да в течение трех дней и ночей не разыщет, тот за это головой поплатится.
Не много прошло времени, и вот один королевич изъявил о своем желании взяться за смелое дело. Он был отлично принят и вечерком сведен в комнату, смежную с опочивальнею королевен.
Там ему была постель приготовлена, и он должен был оттуда наблюдать, куда они из опочивальни уходят и где они пляшут; а для того, чтобы, они ничего не могли совершить тайно или чтобы они не вышли другим путем из опочивальни, то и самая дверь в нее оставлена была открытой. Но у королевича веки словно свинцом были налиты, и он с вечера заснул очень крепко, а когда наутро проснулся, то увидел, что все двенадцать королевен уходили куда-то плясать, и их башмаки стояли у дверей все с дырами на подошвах.
И во второй, и в третий вечер ему не посчастливилось, и вот пришлось ему поплатиться головою.
Приходили и потом очень многие и брались за это смелое дело, но и им тоже пришлось расстаться с жизнью. Вот и случилось так, что бедняк-солдат, который из-за ранения не мог продолжать свою службу, шел однажды по дороге к городу, где жил король.
Тут повстречалась ему старуха, которая и спросила его, куда он идет. "Я и сам хорошенько не знаю, - отвечал солдат да шутя и добавил: - Пожалуй, не прочь и я был бы то место разыскать, где королевны свои башмаки на пляске протаптывают, и затем в короли попасть!" - "Это вовсе не так трудно, - сказала старуха, - надо только тебе вина не пить, которым тебя вечером угощать станут, а затем прикинуться, что ты крепко спишь". Тут дала она ему коротенький плащ и сказала: "Коли его накинешь, то будешь невидим и тогда можешь идти следом за двенадцатью королевнами".
Получив" этот добрый совет, он и не на шутку решился взяться за это дело; собрался с духом и пошел во дворец к королю предлагать свои услуги.
Он был принят так же хорошо, как и другие, и даже одели его в королевскую одежду. Вечером, когда надо было ложиться спать, солдата отвели в переднюю комнату около опочивальни королевен.
В то же время, когда они собирались лечь в постель, пришла к нему старшая королевна и принесла кубок вина, но он подвязал себе губку у подбородка, все вино в губку спустил, а сам ни одной капли так и не выпил. Потом улегся в постель и захрапел, будто крепко уснул.
Услышали это двенадцать королевен, стали смеяться, и старшая сказала: "Ну, этот тоже мог бы поберечь свою жизнь, не губить ее понапрасну".
Затем они поднялись с постелей, открыли шкафы, сундуки и ящики и вынули оттуда богатые платья; принарядились перед зеркалами и стали кругом прыгать и радоваться тому, что им предстояло поплясать.
Только младшая из них сказала: "Не знаю, что это со мною? Вы радуетесь, а у меня так странно на душе: так и кажется, что ожидает нас несчастье". - "Ну, ты, пуганая ворона! - сказала ей старшая сестра. - Ты и куста боишься! Или ты забыла, сколько королевичей уж тут напрасно пере- бывало? Солдату, право, даже не стоило подносить сонного зелья; этот олух и так бы не проснулся".
Когда они все были готовы, то прежде всего подошли посмотреть на солдата; но тот лежал с закрытыми глазами и не двигался, и им показалось, что они в полной безопасности. Тогда старшая подошла к своей кровати и постучала в нее; кровать тотчас опустилась в отверстие в полу, и все они сошли туда одна за другою, и старшая впереди всех. Солдат, который все видел, не мешкая накинул свой плащ и спустился по пятам младшей королевны.
На лестнице, по которой они спускались, он еще наступил ей немного на платье, так та перепугалась и крикнула: "Ах, что же это такое? Кто меня за платье держит?" - "Ну, что ты пустяки говоришь! - сказала ей старшая. - Ты просто зацепила платьем за крючок!"
Наконец они сошли с лестницы и очутились в чудесной аллее, где на деревьях все листья были серебряные, все сверкали и блестели.
Солдат подумал: "Дай-ка я возьму с собою одну ветку в доказательство того, что я тут был", - отломил он ветку от одного из деревьев, и вдруг страшный треск раздался из дерева. Младшая опять закричала: "Ах, не чисто дело! Слышите, как что-то вдруг загремело?"
А старшая отвечала ей: "Да ведь это наши принцы стреляют от радости, что мы их скоро от колдовства избавим".
И затем они вступили в аллею, где все листья на деревьях были золотые, и, наконец, в третью, где все они были брильянтовые: и от тех, и от других солдат отломил по ветке, причем каждый раз раздавался такой треск, что младшая королевна трепетала от ужаса; но старшая все по-прежнему продолжала ее успокаивать. Потом они пошли далее и пришли к широкой реке, на которой стояло двенадцать лодочек, и в каждой лодочке сидел принц; все они ожидали королевен и каждый взял себе по королевне; а солдат сел в лодку с младшей.
Тут принц и сказал: "Что бы это значило? Сегодня лодка гораздо тяжелее, и я должен изо всех сил грести, чтобы ее продвинуть с места". - "Отчего бы это могло быть? - сказала младшая королевна. - Разве от жаркой погоды? И мне тоже как-то не по себе сегодня".
А по ту сторону реки стоял прекрасный, ярко освещенный замок, из которого раздавалась веселая музыка труб и литавр. Они переплыли реку, вошли в замок, и каждый принц стал плясать со своей милой; и солдат, ни- кем не видимый, танцевал вместе с ними, и когда которая-нибудь из них собиралась поднести кубок с вином к устам, солдат выпивал его досуха; и младшая сестра всего этого пугалась, а старшая все старалась рассеять ее опасения. Так плясали они там до трех часов утра следующего дня, пока не протоптали все свои башмаки, и тогда уже должны были прекратить танцы. Принцы опять переправили их за реку, и на этот раз солдат сел в переднюю лодку, к старшей королевне. На противоположном берегу они распростились со своими принцами и обещали им прийти и в следующую ночь.
Когда они подошли к лестнице, солдат побежал вперед и улегся в свою постель, а когда королевны, утомленные пляской, еле-еле подымались по лестнице, солдат опять уже храпел так громко, что все они могли слышать этот храп и стали говорить между собою: "Ну, этого нам опасаться нечего". Сняли свои богатые наряды, убрали их, побросали протоптанные башмаки под кровать и улеглись.
На другое утро солдат ничего никому не сказал, а еще захотел посмотреть на ночные похождения королевен - и вторую, и третью ночи с ними же ходил. И все было точно так, как и в первый раз; и плясали они каждую ночь до тех пор, пока башмаки до дыр не протрут. На третью ночь солдат прихватил с собой из подземного замка один из кубков.
Когда настало время перед королем ответ держать, он сунул все три ветки и кубок к себе за пазуху и пошел смело; а двенадцать королевен притаились за дверью и стали подслушивать.
Когда король задал солдату вопрос: "А ну-ка, скажи, где мои двенадцать дочерей за ночь башмаки свои протоптали?" - тот отвечал прямо: "Протоптали их с двенадцатью принцами во время пляски в подземном замке". И рассказал он, как все было, и вытащил свои доказательства.
Тут король велел явиться своим дочерям и спросил их, правду ли солдат говорит, и так как те увидели, что их плутни открыты и никакое отрицание не поможет, то они должны были во всем сознаться. Затем король спросил солдата: "Которую хочешь ты взять за себя замуж?" И солдат отвечал: "Я уж не молоденький, так дай мне старшенькую".
И в тот же день сыграна была свадьба, и королевство по смерти короля обещано солдату. А принцам пришлось еще оставаться под землею в заколдованном замке ровно столько лишних дней, сколько они ночей с королевнами проплясали.

0

12

11 (Правосудие) Justice/Правосудие - Гусятница (Гримм)

В колоде Карен Махони эта сказка (чуть более поздний ее эпизод) использовалась для 10 монет. Непосредственно в этом рисунке нет темы правосудия, оно будет реализовано позже по сюжету сказки. Тут - только безысходность и претерпевание лишений, без видимой (из данной точки сюжета) перспективы вернуть себе отобранные обманом вещи и положение. Период отработки кармы.
Ключевые слова по Хант: правосудие, баланс, карма
Лишение обманом, поддержка в трудной ситуации словом (другой поддержки, кроме моральной, нет - но положение оказывающего эту поддержку может ранить и травмировать), потеря положения и денег, расстройство планов.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Братья Гримм - Гусятница

Давно уж это было: жила-была на свете старая королева, у которой муж уже умер и осталась одна дочка-красавица. Когда та выросла, то была по- молвлена с одним королевичем на чужбине.
Настало время вступать им в супружество; королевна должна была отправиться в иноземное государство, и ее мать-королева дала ей в приданое очень много ценной утвари и украшений, серебра и золота, кубков и всякой казны - одним словом, все, что принадлежало к ее приданому, потому что она очень любила свою дочку.
Кроме всего этого старая королева отдала своей дочери и такую служанку в провожатые, которая должна была с нею вместе ехать и передать ее в руки жениха; каждой из них - и невесте, и камеристке - королева дала по коню.
Конь королевны звался Фалада и умел говорить.
Когда настал час разлуки, мать-королева пошла в свою опочивальню, взяла ножичек и порезала им пальцы, так что кровь из них закапала; на пальцы она наложила тряпочку, накапала на нее три капли крови, отдала дочке и сказала: "Милое дитятко, прибереги эти капли моей крови; они тебе в дороге пригодятся".
Так и распрощались они со слезами; тряпочку королевна спрятала к себе за пазуху, села на коня и пустилась в путь к своему жениху.
После часового переезда королевне очень захотелось пить, и она сказала своей камеристке: "Сойди с коня и зачерпни мне воды из ручья в тот кубок, который ты для меня захватила, мне очень пить хочется". - "Коли вам пить хочется, - отвечала камеристка, - так вы можете сами сойти с коня, приклониться к воде и пить, а я вам служанкой не намерена быть".
Королевну так мучила жажда, что она сошла с коня, приклонилась к воде ручья и стала пить, и не смела золотым кубком воды зачерпнуть.
Невольно вырвалось у нее восклицание: "Ах, Боже мой!" - а три капельки крови отвечали ей: "Кабы знала это твоя матушка, у ней сердце в груди разорвалось бы!"
Но королевна только запечалилась, не сказала ни слова и снова села на коня.
Так проехали они еще много верст; а день был жаркий, солнце палило, и вскоре жажда стала снова мучить королевну. Проезжая мимо реки, она еще раз позвала камеристку и сказала: "Сойди с коня и дай мне напиться из моего золотого кубка". Она уж на нее сердиться и не думала.
Но камеристка отвечала ей еще горделивее: "Коли хотите пить, ступайте и пейте, а я вашей служанкой быть не намерена".
Тогда сошла королевна с коня от великой жажды, приникла к текучей воде, заплакала и сказала: "Ах, Боже мой!" - а три капельки крови ей опять отвечали: "Кабы знала твоя матушка, у ней сердце в груди разорвалось бы!"
И между тем, как она жадно пила и к воде наклонялась, выпала у нее из-за пазухи в воду тряпочка с тремя капельками крови и понесло ее водою по течению, и она того в волнении своем не приметила...
А камеристка-то это видела и радовалась тому, что она теперь получила власть над королевной: лишившись трех капелек материнской крови, та становилась совсем слабою и беспомощною.
Когда она, вернувшись от реки, хотела опять сесть на своего коня, который звался Фалада, камеристка сказала ей: "На Фаладе следует мне ехать, а тебе на моей кляче", - и королевна должна была на это согласиться.
Затем камеристка приказала ей очень грубо, чтобы она сняла с себя королевское платье и надела ее, простое, и сверх того под открытым небом должна была поклясться, что она никому при королевском дворе ни слова не скажет о том, что они платьями обменялись; а если бы она не дала этой клятвы, то камеристка грозилась ее на месте убить. Но Фалада все это видел и все примечал.
И вот камеристка села верхом на Фаладу, а настоящая невеста на ее плохого коня, и так поехали они далее, до самых ворот королевского замка.
Там очень обрадовались их прибытию, королевич выбежал им навстречу, помог камеристке слезть с коня и вообразил себе, что она-то и предназначена ему в супруги.
Он повел ее вверх по лестнице в замок, а настоящая-то королевна должна была внизу дожидаться. Старый король тем временем смотрел из окошка во двор и заметил, какая она была тонкая, нежная и красивая; тотчас пошел он к невесте и спросил ее, что за особа с ней приехала и там во дворе осталась и кто она такова. "Я ее с собой на дороге прихватила, чтобы не одной мне ехать; дайте ей какую-нибудь работу, чтобы она не оставалась без дела".
Но у старого короля не было для нее работы, и он сказал только: "Есть у меня маленький мальчишечка, что гусей пасет, вот пусть тому помогает".
Мальчика того звали Кюрдхен, ему-то и должна была настоящая невеста помочь гусей пасти.
Вскоре после того ложная невеста стала говорить, молодому королю: "Милый мой супруг, прошу вас сделать мне маленькое одолжение". - "С удовольствием", - отвечал он. "Так вот, прикажите позвать живодера и отрубить голову тому коню, на котором я сюда ехала, потому что он мне очень досадил по пути сюда".
Так говорила она нарочно, а собственно-то говоря, опасалась того, что эта лошадь могла бы рассказать, как она обращалась в дороге с королевной.
Дошел и до настоящей королевны слух о том, что верный Фалада должен умереть, и вот она тайно обещала живодеру дать червонец, если тот ей окажет маленькую услугу.
В королевском городе были большие мрачные ворота, через которые она ввечеру и поутру должна была прогонять гусей. Вот под этими воротами она и просила живодера прибить голову Фалады ей на память. Так и пообещал ей живодеров помощник, отрубил верному коню голову и прибил гвоздем под мрачными воротами.
Рано утром, когда она с Кюрдхеном прогоняла гусей под воротами, она сказала мимоходом:
 
Висишь ты здесь, мой верный Фалада!
 
- а голова ей отвечала:
 
А тебе, королевна, гусей гнать надо...
Если б твоя матушка про то дозналась,
Сердце бы ее тогда разорвалось!
 
Так и прошли они далее за город, и пригнали гусей на пастбище. Придя на лужок, присела она на травку, распустила свою косу, а коса у ней блестела как золото, и Кюрдхен это увидел, и очень ему понравился блеск ее волос, и он захотел парочку их у королевны из косы вырвать.
Тогда она проговорила:
 
Дуй, подуй-ка, ветерок,
Сдуй с Кюрдхена колпачок;
Вдаль гони его, прошу,
Пока косу расчешу!
 
И налетел вдруг такой сильный ветер, что сдул с Кюрдхена его колпачок, погнал его вдаль, и мальчик вынужден был за тем колпачком бежать.
Пока он вернулся, королевна расчесала и прибрала свои волосы, и мальчику не досталось ни одного ее волоска. Тогда мальчик рассердился на нее и не стал с нею говорить; и так пасли они гусей до самого вечера, а затем отправились домой.
На другое утро, проходя под мрачными воротами, королевна сказала:
 
Висишь ты здесь, мой верный Фалада!
 
- а Фалада отвечал ей:
 
А тебе, королевна, гусей гнать надо...
Если б твоя матушка про то дозналась,
Сердце бы ее тогда разорвалось!
 
А придя на пастбище, села она опять на лужок и опять стала расчесывать свои волосы, и Кюрдхен стал опять за нею бегать и хотел ее ухватить за волосы; но она проговорила:
 
Дуй, подуй-ка, ветерок,
Сдуй с Кюрдхена колпачок;
Вдаль гони его, прошу,
Пока косу расчешу!
 
И налетел ветер, и сорвал с головы у мальчика его колпачок, и пришлось ему долго за ним бегать, а когда он вернулся, она уж давно прибрала свои волосы, и он ни одного волоска от нее добыть не мог; и опять они пасли своих гусей до вечера.
Под вечер, однако же, когда они гусей пригнали, Кюрдхен пошел к ста- рому королю и сказал: "С этой девушкой я не хочу больше гусей пасти". - "А почему бы так?" - спросил король. "Да она мне целый день досаждает".
Старый король стал расспрашивать его, чем она ему досаждает. На это Кюрдхен сказал: "Утром, когда мы с гусями проходим под мрачными воротами, а там лошадиная голова на стене повешена, она той голове говорит:

Висишь ты здесь, мой верный Фалада!
 
- а голова ей отвечает:
 
А тебе, королевна, гусей гнать надо...
Если б твоя матушка про то дозналась,
Сердце бы ее тогда разорвалось!
 
А затем он рассказал королю, что каждое утро происходит на гусином пастбище и как он должен по ветру гоняться за своей шляпенкой.
Старый король приказал ему на следующий день опять гнать гусей с королевной, а сам спозаранок засел позади мрачных ворот и слышал своими ушами, как она говорила с головой своего Фалады; затем пошел он за нею следом на пастбище и спрятался за куст на лужайке.
Тут вскоре он своими собственными глазами увидел, как Кюрдхен и гусятница пригнали стадо гусей и как она потом села и распустила свои волосы, блестевшие как золото. Вслед за тем она опять-таки сказала:
 
Дуй, подуй-ка, ветерок,
Сдуй с Кюрдхена колпачок;
Вдаль гони его, прошу,
Пока косу расчешу!
 
И опять налетел порыв ветра и унесся с колпачком Кюрдхена вдаль, так что тот должен был за ним долго бегать, а гусятница тем временем преспокойно расчесывала и плела свои косы, и старый король все это наблюдал из своей засады.
Никем не замеченный, вернулся он домой, и когда вечером гусятница пригнала гусей с пастбища, он отозвал ее в сторону и спросил, почему она все это делает.
"Этого не смею я вам сказать, - отвечала гусятница, - не смею я никому на свое горе пожаловаться, потому что я поклялась об этом молчать, не то придется мне жизнь потерять".
Но король настаивал и продолжал допрашивать, и все же ничего от нее не мог добиться. "Ну, - сказал он, - если уж ты мне ничего сказать не хочешь, так вот поделись своим горем с этою железною печкой", - да на том и ушел.
Тогда влезла королевна в железную печь, стала плакать и жаловаться, облегчила свое наболевшее сердце и сказала: "Вот сижу я здесь, бедная, всеми покинутая! Хотя я королевна по рождению, а коварная камеристка силой заставила меня скинуть мое королевское платье и заняла мое место у жениха, между тем как я стала гусятницей и теперь вынуждена справлять всякую черную работу. Кабы знала то моя матушка, у ней сердце с горя разорвалось бы!"
А старый-то король тем временем стоял наверху у самого устья трубы, прислушивался и слышал все, что она говорила.
Выслушав ее, он вернулся опять в ту же комнату и велел ей выйти из печки.
Он приказал одеть ее в королевское платье - и надивиться не мог ее красоте.
Затем позвал король своего сына и открыл ему, что приехала к нему не его невеста, а ее камеристка, и что девушка-гусятница есть его настоящая невеста.
Молодой король был радешенек, увидев, какая у него невеста красавица и умница, и по поводу этого открытия затеял большой пир, на который пригласил всех своих друзей и близких.
На первом месте за столом сидел жених, и королевна сидела по одну его руку, а камеристка - по другую и настолько была ослеплена, что не могла узнать королевну в ее блестящем наряде.
Когда все попили и поели, и повеселели, старый король задал камеристке загадку: "Чего бы достойна была служанка, которая так-то и так-то обманула свою госпожу?" - и затем, изложив перед всеми историю королевны, потребовал, чтобы камеристка сказала, какой приговор следует произнести над такой обманщицей.
Выслушав короля, камеристка сказала: "Такая обманщица достойна была бы того, чтобы раздеть ее донага, посадить в бочку, убитую гвоздями; а в ту бочку впрячь двух белых коней и на тех конях катить ее по улицам в бочке до самого места казни".
Король же сказал: "Эта обманщица - ты сама, и произнесла ты свой собственный приговор: над тобой его и исполним".
И когда этот приговор был исполнен, молодой король женился на настоящей королевне, и правили они своим королевством долго и мирно.

0

13

12 (Повешенный) Entrapment/Пленение - Рапунцель (Гримм)

На карте - Рапунцель в состоянии ожидания. Даже ее волосы, кажется, пока не доросли до подножия башни. Она ничего не делает, в карте нет ни малейшей динамики, - только за углом башни, там, где не видит Рапунцель, кружится несколько птиц.
Ключевые слова по Хант: застревание, временная остановка/прекращение деятельности, переходный период.
Довольно удачная сказка для этого аркана: залипание в какой-либо ситуации, пребывание в ней, невозможность выйти из нее самостоятельно, вынужденное ожидание каких-либо действий и событий извне, но они не случатся, пока не пройдет положенное время.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Сказка Рапунцель - Сказки братьев Гримм

Однажды жили на свете муж и жена; им давно уже хотелось иметь ребенка, но его все не было; и вот, наконец, явилась у жены надежда, что милостивый господь исполнит ее желание.

А было у них в горенке маленькое окошко, оттуда был виден великолепный сад, где росло много прекраснейших цветов и всякой зелени. Но сад был обнесен высокой оградой, и никто не осмеливался в него входить, так как сад этот принадлежал одной колдунье; она обладала большим могуществом, и все на свете ее боялись.

Стояла раз жена у окошка, заглянула в сад и увидела грядку, а рос на ней прекраснейший рапунцель; 1 был он на вид такой свежий и такой зеленый, что ей страсть как захотелось отведать этого рапунцеля. Это желание у нее все с каждым днем возрастало, но так как она знала, что его достать ей никак невозможно, то она вся исхудала, побледнела и выглядела несчастной. Испугался муж и спрашивает:

— Чего тебе, моя женушка, недостает?

— Ах, — говорит она, — если не добыть мне из того сада, что за нашим домом, зеленого рапунцеля и его не отведать, то останется мне одно — помереть.

Муж очень ее любил и подумал: «Уж если жене моей от этого помирать приходится, то я достану для нее рапунцеля, чего бы это мне ни стоило».

И вот перелез он в сумерках через каменную ограду в сад колдуньи, нарвал второпях целую пригоршню зеленого рапунцеля и принес его жене.

Она тут же приготовила себе из него салат и с жадностью его поела. И салат ей этот так понравился, показался ей таким вкусным, что на другой день появилось у нее желанье втрое большее, чем прежде. И она не могла найти себе покоя, пока муж не согласился полезть в сад еще раз.

Он пробрался туда в сумерках, пролез через каменную ограду, но сильно перепугался, увидав перед собой колдунью.

— Как ты смеешь лазить в мой сад, — сказала она, гневно на него поглядев, — и красть у меня, как вор, мой зеленый рапунцель? Тебе плохо за это придется.

— Ах, — ответил он, — вы уж меня простите, ведь я решился на это по нужде: моя жена увидала из окошка ваш зеленый рапунцель и почувствовала к нему такую страсть, что, пожалуй, умерла бы, если бы его не отведала.

Гнев у колдуньи немного прошел, и она сказала ему:

— Если это правда, что ты говоришь, то я позволю тебе набрать рапунцеля столько, сколько ты пожелаешь, но при одном условии: ты должен будешь отдать мне ребенка, который родится у твоей жены. Ему будет у меня хорошо, я буду о нем заботиться, как мать родная.

И он со страху согласился на все. Когда жене пришло время рожать и она родила дочку, явилась тотчас колдунья, назвала дитя Рапунцель и забрала его с собой.

Стала Рапунцель самой красивой девочкой на свете. Когда ей исполнилось двенадцать лет, колдунья заперла ее в башню, что находилась в лесу; в той башне не было ни дверей, ни лестницы, только на самом ее верху было маленькое оконце. Когда колдунье хотелось забраться на башню, она становилась внизу и кричала:

Рапунцель, Рапунцель, проснись,

Спусти свои косоньки вниз.

А были у Рапунцель длинные прекрасные волосы, тонкие, словно из пряжи золотой. Услышит она голос колдуньи, распустит свои косы, подвяжет их вверх к оконному крючку, и упадут волосы на целых двадцать аршин вниз, — и взбирается тогда колдунья, уцепившись за них, наверх.

Прошло несколько лет, и случилось королевскому сыну проезжать на коне через лес, где стояла башня. Вдруг он услышал пение, а было оно такое приятное, что он остановился и стал прислушиваться. Это пела Рапунцель своим чудесным голосом песню, коротая в одиночестве время. Захотелось королевичу взобраться наверх, и он стал искать вход в башню, но найти его было невозможно. Он поехал домой, но пение так запало ему в душу, что он каждый день выезжал в лес и слушал его.

Вот стоял он раз за деревом и увидел, как явилась колдунья, и услышал, как она закричала:

Рапунцель, Рапунцель, проснись,

Спусти свои косоньки вниз!

Спустила Рапунцель свои косы вниз, и взобралась колдунья к ней наверх.

«Если это и есть та лесенка, по которой взбираются наверх, то и мне хотелось бы однажды попытать счастья», — и на другой день, когда начало уже смеркаться, подъехал королевич к башне и крикнул:

Рапунцель, Рапунцель, проснись,

Спусти свои косоньки вниз!

И упали тотчас волосы вниз, и королевич взобрался наверх.

Рапунцель, увидя, что к ней вошел человек, какого она никогда не видела, сначала сильно испугалась. Но королевич ласково с ней заговорил и рассказал, что сердце его было так тронуто ее пением и не было ему нигде покоя, и вот он решил ее непременно увидеть.

Тогда Рапунцель перестала бояться, и когда он спросил у нее, согласна ли она выйти за него замуж, — а был он молодой и красивый, — она подумала: «Он будет любить меня больше, чем старуха фрау Готель», — и дала свое согласие и протянула ему руку. Она сказала:

— Я охотно пойду вместе с тобой, но не знаю, как мне спуститься вниз. Когда ты будешь ко мне приходить, бери всякий раз с собой кусок шелка; я буду плести из него лесенку, и когда она будет готова, я спущусь вниз, и ты увезешь меня на своем коне.

Они условились, что он будет приходить к ней по вечерам, так как днем приходила старуха. Колдунья ничего не замечала до тех пор, пока однажды Рапунцель не заговорила с ней и не сказала:

— Скажи мне, фрау Готель, почему мне тебя тащить наверх тяжелей, чем молодого королевича? Он подымается ко мне в один миг.

— Ах ты, мерзкая девчонка! — крикнула колдунья. — Что я слышу? Я считала, что скрыла тебя ото всех, а ты меня все-таки обманула! — И она вцепилась в ярости в прекрасные волосы Рапунцель, обмотала их несколько раз вокруг левой руки, а правой схватила ножницы и — чик-чик! — отрезала их, и чудесные косы лежали на земле.

И была колдунья такою безжалостной, что завела бедную Рапунцель в глухую чащу; и пришлось ей там жить в большой нищете и горе.

И в тот же самый день, как она прогнала Рапунцель, она привязала вечером отрезанные косы к оконному крючку и, когда явился королевич и крикнул:

Рапунцель, Рапунцель, проснись,

Спусти свои косоньки вниз! —

то спустила колдунья волосы вниз.

И взобрался королевич наверх, но не нашел там своей любимой Рапунцель, а увидел колдунью. Она глянула на него своим злобным, язвительным взглядом.

— Ага! — крикнула она насмешливо. — Ты хочешь увезти свою возлюбленную, но красавицы-птички нет больше в гнезде, и она уже не поет. Ее унесла кошка, а тебе она выцарапает к тому же глаза. Ты потерял Рапунцель навек, не видать ее тебе больше никогда!

Королевич был вне себя от горя и в отчаянье выпрыгнул из башни; ему удалось сохранить жизнь, но колючие шипы кустарника, на которые он упал, выкололи ему глаза. И он бродил слепой по лесу, питаясь лишь одними кореньями да ягодами, и все время горевал и плакал по потерянной им любимой жене.

Так блуждал он несколько лет в горе и печали и зашел наконец в густую чащу, где жила, бедствуя, Рапунцель вместе со своими детьми-близнецами, которых она родила, с мальчиком и девочкою.

Вдруг услыхал королевич чей-то голос; он показался ему таким знакомым, и он пошел навстречу ему; и когда подошел он ближе, то Рапунцель его узнала, бросилась к нему на шею и горько заплакала. Но упали две слезинки к нему на глаза, и он снова прозрел и стал видеть, как прежде. И он привел ее в свое королевство, где встретили его с радостью, и они жили долгие-долгие годы в счастье и довольстве.

0

14

13 (Смерть) Transformation/Трансформация - Красавица и Чудовище (Жанна Мария Лепренс де Бомон)

В колоде Карен Махони эта сказка занимает позицию Силы.
На карте - Красавица, в слезах склонившаяся над почти бездыханным Чудовищем.
Тема смерти в аркане не раскрыта (просмотрела разные версии сказки, во всех звучит "жить тебе до тех пор в образе чудища, пока..", т.е. чудовище всегда преобразовывается не после смерти, а на ее пороге), но тема именно трансформации в общем прослеживается. Трансформация (внешности) силой любви и принятия, разбиение злых чар; горе и эмоциональный порыв, на волне которых произносятся слова, оздоравливающие ситуацию в целом.
Ключевые слова по Хант: резкие перемены, порог, новые начинания

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

M-me Лепренс де Бомон - Красавица и Чудовище

Жил-был богатый купец, у которого было три дочери и три сына. Младшую из дочерей звали Красавица. Ее сестрицы не любили ее за то, что она была всеобщей любимицей. Однажды купец разорился и сказал своим детям:
—Теперь нам придется жить в деревне и работать на ферме, чтобы сводить концы с концами.
Живя на ферме, Красавица все делала по дому, да еще помогала братьям в поле. Старшие же сестры целыми днями бездельничали. Так они прожили год.
Вдруг купцу сообщили хорошие новости. Нашелся один из его пропавших кораблей, и теперь он опять богат. Он собрался поехать в город получить свои деньги и спросил дочерей, что им привезти в подарок. Старшие попросили платья, а младшая — розу.
В городе, получив деньги, купец раздал долги и стал еще беднее, чем был.
По пути домой он заблудился и попал в чащу леса, где было очень темно и завывали голодные волки. Пошел снег, и холодный ветер пронизывал до костей.
Вдруг вдалеке показались огоньки. Приблизившись, он увидел старинный замок. Войдя в его ворота, он поставил свою лошадь на конюшню и вошел в зал. Там находился стол, сервированный на одного, и горящий камин. Он подумал: “Хозяин, наверно, придет с минуты на минуту”. Он прождал час, два, три — никто не появлялся. Он сел за стол и вкусно поел. Затем пошел посмотреть другие комнаты. Зайдя в спальню, прилег на кровать и уснул глубоким сном.
Проснувшись поутру, купец увидел на стуле рядом с кроватью новую одежду. Спустившись вниз, он обнаружил на обеденном столе чашку кофе с теплыми булочками.
—Добрый волшебник! — сказал он. — Спасибо тебе за твою заботу.
Выйдя во двор, он увидел уже оседланного коня и отправился домой. Проезжая по аллее, купец увидел розовый куст и вспомнил о просьбе младшей дочери. Он подъехал к нему и сорвал самую красивую розу.
Вдруг раздался рев и перед ним предстал отвратительный огромный монстр.
—Я спас тебе жизнь, а ты вот как отплатил мне за это, — прорычал он. — За это ты должен умереть!
—Ваше Величество, простите меня, пожалуйста, — взмолился купец. — Я сорвал розу для одной из моих дочерей, она очень просила меня об этом.
—Меня зовут не Ваше Величество, — зарычал монстр. — Меня зовут Чудовище. Отправляйся домой, спроси у своих дочерей: не хотят ли они умереть вместо тебя. Если они откажутся, то через три месяца ты должен сам вернуться сюда.
Купец и не помышлял посылать своих дочерей на смерть. Он подумал: “Я пойду попрощаюсь со своей семьей, а через три месяца вернусь сюда”.
Чудовище сказало:
—Поезжай домой. Когда ты прибудешь туда, я пришлю тебе сундук, полный золота.
“Какой он странный, — подумал купец. — Добрый и жестокий одновременно”. Он сел на коня и отправился домой. Конь быстро нашел верную дорогу, и купец еще засветло добрался домой. Встретив детей, он отдал младшей розу и сказал:
—Я заплатил за нее высокую цену.
И рассказал про свои злоключения.
Старшие сестры накинулись на младшую:
—Это ты во всем виновата! — кричали они. — Захотела оригинальности и заказала паршивый цветок, за который отец теперь должен расплачиваться жизнью, а сейчас стоишь и даже не плачешь.
—Зачем же плакать? — ответила им кротко Красавица. — Чудовище сказало, что я могу пойти к нему вместо отца. И я с радостью это сделаю.
—Нет, — возразили ей братья, — мы отправимся туда и убьем этого монстра.
—Это бессмысленно, — сказал купец. — Чудовище обладает волшебной силой. Я пойду к нему сам. Я стар, и мне вскоре все равно умирать. Единственно, о чем я горюю, так это о том, что оставляю вас одних, мои дорогие деточки.
Но Красавица настаивала на своем:
—Я никогда не прощу себе, — твердила она, — если вы, мой дорогой отец, умрете из-за меня.
Сестры же были, напротив, очень рады избавиться от нее. Отец позвал ее и показал ей сундук, полный золота.
—Как хорошо! — радостно сказала добрая Красавица. — К моим сестрам сватаются женихи, и это будет их приданое.
На следующий день Красавица отправилась в путь. Братья плакали, а сестры, натерев луком глаза, рыдали тоже. Лошадь быстро сама нашла обратный путь к замку. Войдя в зал, она обнаружила стол, сервированный на двух человек, с изысканными винами и кушаньями. Красавица старалась не бояться. Она подумала: “Чудовище, должно быть, хочет сожрать меня, поэтому откармливает”.
После обеда появилось рычащее Чудовище и спросило ее:
—Пришла ли ты сюда по собственной воле?
—Да, — ответила Красавица тихим голосом.
—У тебя доброе сердце, и я буду милосерден к тебе, — сказало Чудовище и исчезло.
Проснувшись утром, Красавица подумала: “Чему быть — того не миновать. Поэтому я не буду волноваться. Чудовище скорее всего не будет меня есть утром, поэтому я прогуляюсь пока по парку”.
Она с удовольствием побродила по замку и парку. Войдя в одну из комнат с табличкой “Комната для Красавицы”, она увидела стеллажи, полные книг, и пианино. Она страшно удивилась: “Зачем же Чудовище принесло все сюда, если ночью собирается съесть меня?”
На столе лежало зеркало, на ручке которого было написано:
“Все, что Красавица пожелает, я исполню”.
—Я желаю, — сказала Красавица, — узнать, что сейчас делает мой отец.
Она взглянула в зеркало и увидела отца, сидящего на пороге дома. Он выглядел очень грустным.
“Какой все-таки добрый этот монстр, — подумала Красавица. — Я уже меньше боюсь его”.
Вечером, сидя за ужином, она услышала голос Чудовища:
—Красавица, разреши мне посмотреть, как ты ужинаешь.
—Вы хозяин здесь, — ответила она.
—Нет, в этом замке твое желание — закон. Скажи мне, я очень уродлив?
—Да! — ответила Красавица. — Я не умею врать. Но зато, я думаю, что вы очень добры.
—Твой ум и милосердие трогают мое сердце и делают мое уродство не таким болезненным для меня, — сказало Чудовище.
Однажды Чудовище сказало:
—Красавица, выходи за меня замуж!
—Нет, — ответила, помолчав, девушка, — я не могу.
Чудовище заплакало и исчезло.
Прошло три месяца. Каждый день Чудовище сидело и смотрело, как Красавица ужинает.
—Ты единственная моя отрада, — говорило оно, — без тебя я умру. Пообещай мне хотя бы, что никогда не покинешь меня.
Красавица пообещала.
Однажды зеркало показало ей, что отец болен. Ей очень захотелось навестить его. Она сказала Чудовищу:
—Я обещала тебе никогда не покидать тебя. Но если я не увижу своего умирающего отца, мне будет жизнь не мила.
—Ты можешь уходить домой, — сказало Чудовище, — а я умру здесь от тоски и одиночества.
—Нет, — возразила ему Красавица. — Я обещаю тебе, что вернусь назад. Зеркало сказало мне, что мои сестры вышли замуж, братья — в армии, а отец лежит один больной. Дай мне сроку неделю.
—Завтра ты проснешься уже дома, — сказало Чудовище. — Когда ты захочешь вернуться назад, просто положи кольцо на тумбочку рядом с кроватью. Спокойной ночи. Красавица.
И Чудовище быстро удалилось.
Проснувшись на следующий день, Красавица обнаружила себя в родном доме. Она оделась в свои дорогие одежды, надела корону из бриллиантов и пошла к отцу. Он был несказанно рад, увидев свою дочь целой и невредимой. Прибежали ее сестры и увидели, что она стала еще красивее, да вдобавок разодета, как королева. Их ненависть к ней возросла с удвоенной силой.
Красавица рассказала все, что с ней приключилось, и сказала, что непременно должна вернуться назад.
Прошла неделя. Красавица собралась обратно в замок. Коварные сестры стали так плакать и причитать, что она решила остаться еще на неделю. На девятый день ей приснился сон, что Чудовище лежит на траве в парке и умирает. Она в ужасе проснулась и подумала: “Мне нужно срочно вернуться; и вылечить его”.
Она положила кольцо на стол и легла спать. На следующий день она проснулась уже в замке. Надев свою лучшую одежду, она стала с нетерпением поджидать Чудовище, но оно не появлялось. Вспомнив про свой странный сон, она кинулась в сад. Там на траве лежало бездыханное Чудовище Она кинулась к ручью, набрала воды и брызнула Чудовищу в лицо. Ее сердце разрывалось от жалости. Вдруг оно открыло глаза и прошептало:
—Я не могу жить без тебя. И теперь я счастливо умираю, зная, что ты рядом со мной.
—Нет, ты не должен умереть! — заплакала Красавица. — Я люблю тебя и хочу стать твоей женой.
Как только она произнесла эти слова, весь замок озарился ярким светом и всюду заиграла музыка. Чудовище исчезло, а вместо него на траве лежал прелестнейший из принцев.
—Но где же Чудовище? — закричала Красавица.
—Это я и есть, — сказал принц. — Злая фея заколдовала меня и превратила в монстра. Я должен был оставаться им до тех пор, пока молодая красивая девушка не полюбит меня и не захочет выйти за меня замуж. Я люблю вас и прошу быть моей женой.
Красавица подала ему руку, и они отправились в замок. Там, к своей великой радости, они обнаружили отца, сестер и братьев Красавицы, поджидавших их. Тут же появилась добрая фея и сказала:
—Красавица, ты достойна этой чести и отныне ты будешь королевой этого замка.
Затем, обратившись к сестрам, она сказала:
—А вы станете за свою злобу и зависть каменными статуями у дверей замка и будете оставаться такими до тех пор, пока не осознаете свою вину и не подобреете. Но я подозреваю, что такой день не наступит никогда.
Красавица с принцем обвенчались и зажили счастливо и долго.

0

15

14 (Умеренность) Temperance/Умеренность - Живая вода (испанская сказка)

На карте изображена младшая сестра, которая зачерпывает кувшин живой воды, на заднем плане - дерево вечной красоты (гм. гм.) и говорящая птица на его ветвях.
Довольно странно видеть архетип Звезды на карте Умеренности. Впрочем, функция психопомпа - не только переводить души из мира в мир, он сам представляет собой связь между мирами. Младшая сестра, которая отправляется в сказочный мир за чудесными вещами, соединяет оба мира и, вернувшись, одушевляет с помощью кусочка волшебного мира красивый, но мертвый до сих пор замок (да, согласна, притянуто за уши, но лучше, чем ничего; за наводку спасибо Элри)
Ключевые слова по Хант: умеренность, баланс, внутренние образы.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Живая вода (испанская сказка)

Давным-давно жили-были в уютном маленьком домике три брата и их сестрица. За годы тяжелой работы и неустанной экономии, они выстроили в тех местах прекрасный дворец. Его несравненная архитектура привлекала людей из дальних мест. Но однажды убеленный сединами старец, что пришел поглядеть на это чудо, заметил, что кое-что они упустили.
«Тут не хватает кувшина с живой водой, ветки дерева вечной красоты и говорящей птицы».
Расскажи нам, где мы можем раздобыть эти сокровища?» спросил старший брат.
«На вершине горы» - ответил старец.
Старший брат объявил, что найдет чудесные вещицы. Но сестра очень загрустила, так как боялась, что с ним может случиться что-нибудь дурное во время его путешествия. Тогда она пошла к старцу и попросила его о помощи. Старец вынул из своей сумки нож и подал девушке.
«Пока с твоим братом все в порядке», - сказал он, - «лезвие ножа будет чистым и сияющим, но если случится дурное – металл станет красным, как вино».
Старший брат отправился в путь, и встретил по дороге великана. Он спросил у него, где находится та гора, что лежит за долиной.
«А что ты там ищещь?» - поинтересовался великан.
«Я хочу найти живую воду, ветку дерева вечной красоты и говорящую птицу», - ответил старший брат.
Великан покачал головой. «Многие пытались это сделать, но ни у кого не получилось. Только если ты взойдешь на гору, ни разу не остановившись, ты достигнешь успеха. Но остерегайся насмешек и криков – это окаменевшие души тех, кто не смог достичь своей цели».
Старший брат поблагодарил великана, и начал восхождение. Чем ближе он подбирался к вершине, тем сильнее становилась какофония криков и визгов, несущихся со всех сторон, и это затмило ему разум. Он остановился, поднял с земли камень и попытался кинуть его в источник своих мучений. Но прежде, чем он смог это сделать, его рука онемела и превратилась в камень, а потом и остальное его тело закаменело.
Дома же его сестрица увидела, что треть лезвия ножа стала красной, как вино.
«Я должен пойти и найти его», - сказал средний брат. Но когда он пытался добраться до вершины, он услышал голос своего старшего брата и остановился в попытке увидеть его – и сразу же превратился в камень.
Дома сестра почувствовала беспокойство и посмотрела на нож – уже две трети лезвия стали алыми, что подтвердило все ее страхи. «О, что же стало с моими братьями!» говорила она.
Тогда младший брат сказал, что разыщет братьев и добудет сокровища.
Но когда он шел к вершине, вопли его братьев стали такими громкими, что он не выдержал, обернулся и окаменел.
А дома сестра увидела, что нож стал полностью красным.
«Я сама разыщу моих братьев», - подумала она.
По дороге она тоже встретила великана, который предостерег ее рассказами об ужасной судьбе, которая ждет ее на горе. Но она проигнорировала его совет и стала взбираться на гору так быстро, как только могла. Когда она была совсем близко к вершине, она услышала насмешки, и крики, и плач, и голоса своих братьев, но она помнила о своей цели и продолжала двигаться вперед.
В конце концов она добралась до вершины, где в прекрасном саду увидела волшебный пруд с искрящейся водой. Она набрала полный кувшин, пошла дальше и вскорости увидела сказочно прекрасное дерево, на ветках которого сидела красивая птица.
Девушка посадила птицу в клетку, и отломила одну ветку от дерева.
Когда она спускалась, несколько капель воды из кувшина упали на камни у нее под ногами, и вскоре и ее братья, и все остальные пленники горы ожили. Сестра и ее благодарные братья вернулись во дворец, где сестра бережно посадила ветку в землю и полила ее живой водой. Вскоре ветка выросла в очаровательное цветущее деревце, и говорящая птица свила гнездо в его ветвях.
История о чудесном дереве и спасении трех братьев быстро распространилась по всей стране. Принц, заинтригованный рассказами о ее храбрости, явился в замок и женился на девушке. И жили они потом долго и счастливо.

0

16

15 (Дьявол) Temptation/Искушение - Синяя Борода (Перро)

На карте изображена девица почему-то в арабской одежде с шальварчиками под драной юбкой, которая, оглядываясь, собирается отпереть запретную дверь.
В колоде Махони другой эпизод этой сказки занимает позицию Рыцаря Мечей.
Искушение, которому можно противостоять, но не получается. Обман и ложь. Агрессивный Анимус.
Ключевые слова по Хант: встреча с Тенью, иллюзии, темные силы.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Шарль Перро - Синяя Борода

Жил когда-то человек, у которого были прекрасные дома и в городе и в деревне, золотая и серебряная посуда, кресла, украшенные шитьем, и золоченые кареты. Но, к несчастью, у этого человека была синяя борода, и она придавала ему такой уродливый и страшный вид, что не было ни женщины, ни девушки, которая не убегала бы, завидев его.
У одной из его соседок, дамы знатной, были две дочери, дивной красоты. Он попросил выдать замуж за него одну из них и предоставил матери выбрать ту, которую она согласится за него отдать. Обе не хотели идти за него и отказывались от него одна в пользу другой, не в силах избрать мужем человека, у которого борода — синяя. Внушало им отвращение и то, что этот человек уже несколько раз был женат, а никто не знал, что стало с его женами.
Чтобы завязать более близкое знакомство, Синяя Борода пригласил их вместе с матерью и тремя или четырьмя лучшими подругами, а также несколькими молодыми людьми, их соседями, в один из своих загородных домов, где гости пробыли целую неделю. Все время было занято прогулками, поездками на охоту и на рыбную ловлю, танцами, пиршествами, завтраками и ужинами; никто не думал спать, и каждую ночь напролет гости изощрялись во всевозможных шутках, — словом, все устроилось так хорошо, что младшей дочери стало казаться, что будто у хозяина дома борода уже совсем не такая синяя и сам он — человек весьма порядочный. Как только вернулись в город, свадьба была решена.
Через месяц Синяя Борода сказал своей жене, что ему надо уехать в деревню, по крайней мере недель на шесть, ради важного дела; он просил ее развлекаться во время его отсутствия; говорил ей, чтоб она позвала своих подружек, чтоб она, если ей захочется, свезла их за город; чтобы всюду она ела все самое вкусное. “Вот, — сказал он, — ключи от обеих больших кладовых; вот ключи от посуды золотой и серебряной, которую подают не каждый день; вот ключи от сундуков, где хранится мое золото и серебро; вот ключи от ларцов, где лежат мои драгоценные камни; вот ключ, что отпирает все комнаты в моем доме. А этот маленький ключ — ключ от комнаты, что в конце нижней большой галереи. Открывайте все двери, всюду ходите, но входить в эту маленькую комнату я вам запрещаю, и запрещаю так строго, что, если вам случиться открыть туда дверь, вы можете всего ждать от моего гнева”.
Она обещала в точности соблюсти все то, что было ей приказано, а он, обнял жену, сел в свою карету и уехал.
Соседки и подружки не стали ждать, чтоб за ними посылали гонцов, а сами поспешили к новобрачной — так не терпелось им увидеть все богатства ее дома, а пока там был ее муж, они не решались посетить ее — из-за его синей бороды, которой они боялись. Вот они сразу же и начали осматривать комнаты, комнатки, гардеробные, превосходившие одна другую красотою и богатством. Затем они перешли в кладовые, где не могли налюбоваться красотою бесчисленных ковров, постелей, диванов, шкапчиков, столов и зеркал, в которых можно было увидеть себя с головы до ног и края которых — у одних стеклянные, у других из позолоченного серебра — были красивее и великолепнее всего, что только случалось им когда-либо видеть. Не переставая завидовать, они все время превозносили счастье своей подруги, которую, однако, вовсе не занимало зрелище всех этих богатств, ибо ей не терпелось пойти открыть внизу маленькую комнатку.
Ее до того одолело любопытство, что, не приняв в соображение, сколь невежливо покидать своих гостей, она спустилась по потаенной лесенке, и притом с такой поспешностью, что раза два или три, как ей показалось, чуть было не сломала себе шею. У двери в маленькую комнатку она постояла несколько минут, вспоминая о запрете, который наложил ее муж, и размышляя о том, что за это непослушание ее может постигнуть несчастье; но соблазн был так силен, что она не могла победить его: она взяла ключик и с трепетом отворила дверь.
Сперва она ничего не увидела, потому что ставни были закрыты. Через несколько мгновений она стала замечать, что пол весь покрыт запекшейся кровью и что в этой крови отражаются тела нескольких мертвых женщин, висевших на стенах: все это были жены Синей Бороды, который вступал с ними в брак, а потом убивал. Она подумала, что умрет со страху, и выронила ключ, который вынула из замка.
Немного придя в себя, она подняла ключ, заперла дверь и поднялась к себе в комнату, чтобы хоть несколько оправиться; но это ей не удалось, в таком она была волнении.
Заметив, что ключ от маленькой комнаты запачкан кровью, она два или три раза вытерла его, но кровь не сходила; сколько она ни мыла его, сколько ни терла его песком и песчаным камнем, все-таки кровь оставалась, потому что ключ был волшебный, и не было никакой возможности совсем отчистить его: когда кровь счищали с одной стороны, она появлялась на другой.
Синяя Борода вернулся из своего путешествия в тот же вечер и сказал, что получил дорогой письма, сообщавшие ему, что дело, ради которого он ехал, разрешилось в его пользу. Жена его сделала все возможное — только бы доказать ему, что она в восторге от его скорого возвращения.
На другой день он потребовал у нее ключи, и она отдала их ему, но у нее так дрожали руки, что он без труда догадался обо всем случившемся. “Отчего это, — спросил он ее, — ключа от маленькой комнатки нет вместе с другими ключами?” — “Наверно, — сказало она, — я оставила его наверху, у себя на столе”. — “Не забудьте, — сказал Синяя Борода, — отдать мне его поскорее”.
Наконец, после разных отговорок, пришлось принести ключ. Синяя Борода, посмотрев на него, сказал жене: “Отчего на этом ключе кровь?” — “Не знаю”, — ответила несчастная жена, бледная как смерть. “Не знаете? — переспросил Синяя Борода. — А я знаю. Вам захотелось войти в маленькую комнатку. Ну, что ж, сударыня, вы и войдете в нее и займете там ваше место возле дам, которых вы там видели”.
Она бросилась к ногам мужа, плача, прося у него прощения и по всем признакам искренно раскаиваясь в своем непослушании. Прекрасная и печальная, она тронула бы даже скалу, но у Синей Бороды сердце было более суровое, чем скала. “Вы должны умереть, сударыня, — сказал он ей, — и немедля”. — “Если я должна умереть, — ответила она, глядя на него глазами, полными слез, — дайте мне хоть несколько минут — помолиться богу”. — “Даю тебе семь минут, — ответил Синяя Борода, — но ни мгновения больше”.
Оставшись одна, она позвала сестру и сказала ей: “Сестрица моя Анна (ибо так звалась ее сестра), прошу тебя, подымись на башню и посмотри, не едут ли мои братья: они обещали навестить меня сегодня; а если ты увидишь их, дай им знак, чтоб торопились”. Сестра Анна поднялась на башню, а бедняжка в тоске время от времени окликала ее: “Анна, сестрица Анна, ничего не видать?” А сестрица Анна отвечала ей: “Ничего не видать, только солнце палит да трава на солнце блестит”.
Между тем Синяя Борода держал уже большой нож в руке и кричал что было мочи: “Скорее иди сюда, а не то я сам к тебе приду”. — “Еще минуточку, пожалуйста”, — ответила жена и тихо окликнула сестру: “Анна, сестрица Анна, ничего не видать?” А сестрица Анна отвечала: “Ничего не видать, только солнце палит да трава на солнце блестит”.
“Да иди же скорее, — крикнул Синяя Борода, — а не то я сам поднимусь”. — “Иду”, — ответила жена, а потом окликнула сестру: “Анна, сестрица Анна, ничего не видать?” — “Вижу, — ответила сестрица, — большое облако пыли, оно несется к нам...” — “Это мои братья?” — “Увы, нет, сестрица, я вижу стадо баранов...” — “Да когда же ты придешь?” — закричал Синяя Борода. “Еще минуточку”, — ответила жена, а потом окликнула сестру: “Анна, сестрица Анна, ничего не видать?” — “Вижу, — ответила она, — двух всадников, они скачут сюда, но они еще далеко!” — “Слава богу! — воскликнула она через несколько мгновений. — Это мои братья. Я подаю им знак, чтоб они торопились”.
Тут Синяя Борода закричал так громко, что задрожал весь дом. Бедняжка спустилась с башни и бросилась к его ногам, вся в слезах, с растрепавшимися волосами. “Это ни к чему не послужит, — сказал Синяя Борода, — придется умереть”. И, схватил ее за волосы, он занес нож и уже готов был отрезать ей голову. Бедная женщина, обернувшись к нему и глядя на него помертвевшими глазами, просила дать ей еще минуточку, чтоб приготовиться к смерти. “Нет, нет, поручи свою душу богу”, — сказал он, подняв руку... В эту минуту раздался такой страшный стук в дверь, что Синяя Борода остановился. Дверь отворилась, и тотчас же вошли двое мужчин, которые выхватив шпаги, бросились прямо на Синюю Бороду...
Он узнал братьев своей жены, драгуна и мушкетера, и, спасаясь от них, пустился бежать, но они так быстро за ним погнались, что поймали его прежде, чем он успел выскочить на крыльцо. Они насквозь пронзили его шпагами, и он упал мертвый. Бедная женщина сама была чуть жива, и у нее даже не хватило сил подняться и обнять своих братьев.
Оказалось, что у Синей Бороды нет наследников и что жене его, таким образом, должны достаться все его богатства. Часть из них она употребила на то, чтобы выдать сестрицу свою Анну за молодого дворянина, давно уже любившего ее; другую часть — на то, чтобы доставить своим братьям капитанский чин, а остальные — на то, чтобы самой выйти замуж за одного хорошего человека, который помог ей забыть то тяжелое время, когда она была женою Синей Бороды.

0

17

16 (Башня) Deception/Жульничество - Новое платье короля (Андерсен)

На карте - триумфальный выход короля в новом платье со свитой к народу.
Несколько мелко для башни, в колоде Махони сказка присвоена 6 жезлов, и выглядит там вполне уместно (ложные и истинные триумфы). Ничто, по сути, не разрушено, кроме ловко склепанной ментальной конструкции, которую парочка мнимых портных ухитрилась навесить на короля. После этого момента ничего фактически не переменится - не сменится в стране король, и подданные его никуда не денутся, а увеличение налогов и несколько показательных казней пресекут хихиканье, и все пойдет по-прежнему.
Ключевые слова по Хант: несчастье, разбитые иллюзии, раскрытие тайны. Осознание правды, разоблачение обмана, крушение тщательно (и долго) выстраиваемых иллюзий.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Сказка Андерсена - Новый наряд короля

Давно-давно жил-был на свете король; он так любил наряжаться, что тратил на наряды все свои деньги, и смотры войск, театры, загородные прогулки занимали его только потому, что он мог тогда показаться в новом наряде. На каждый час дня у него был особый наряд, и как про других королей часто говорят: «Король в совете» — так про него говорили: «Король в гардеробной».

В столице короля жилось очень весело, каждый день почти приезжали иностранные гости, и вот раз явились двое обманщиков. Они выдали себя за ткачей, которые умеют изготовлять такую чудесную ткань, лучше которой ничего и представить себе нельзя: кроме необыкновенно красивого рисунка и красок она отличалась еще чудным свойством делаться невидимой для всякого человека, который был «не на своем месте» или непроходимо глуп.

«Да, вот это так платье будет! — подумал король. — Тогда ведь я могу узнать, кто из моих сановников не на своем месте и кто умен, кто глуп. Пусть поскорее изготовят для меня такую ткань».

И он дал обманщикам большой задаток, чтобы они сейчас же принялись за дело.

Те поставили два ткацких станка и стали делать вид, что усердно работают, а у самих на станках ровно ничего не было. Нимало не стесняясь, они требовали для работы тончайшего шелку и самого лучшего золота, все это припрятывали в свои карманы и продолжали сидеть за пустыми станками с утра до поздней ночи.

«Хотелось бы мне посмотреть, как подвигается дело!» — думал король. Но тут он вспоминал о чудесном свойстве ткани, и ему становилось как-то не по себе. Конечно, ему нечего бояться за себя, но... все-таки пусть бы сначала пошел кто-нибудь другой! А молва о диковинной ткани облетела между тем весь город, и всякий горел желанием поскорее убедиться в глупости и негодности ближнего.

«Пошлю-ка я к ним своего честного старика министра, — подумал король, — уж он-то рассмотрит ткань: он умен и с честью занимает свое место».

И вот старик министр вошел в покой, где сидели за пустыми станками обманщики.

«Господи помилуй! — думал министр, тараща глаза. — Я ведь ничего не вижу!»

Только он не сказал этого вслух.

Обманщики почтительно попросили его подойти поближе и сказать, как нравятся ему рисунок и краски. При этом они указывали на пустые станки, а бедный министр, как ни таращил глаза, все-таки ничего не видел. Да и нечего было видеть.

«Ах ты Господи! — думал он. — Неужели же я глуп? Вот уж чего никогда-то не думал! Спаси Боже, если кто-нибудь узнает!.. Или, может быть, я не гожусь для своей должности?.. Нет, нет, никак нельзя признаться, что я не вижу ткани!»

— Что ж вы ничего не скажете нам? — спросил один из ткачей.

— О, это премило! — ответил старик министр, глядя сквозь очки. — Какой рисунок, какие краски! Да, да, я доложу королю, что мне чрезвычайно понравилась ваша работа!

— Рады стараться! — сказали обманщики и принялись расписывать, какой тут узор и сочетанье красок. Министр слушал очень внимательно, чтобы потом повторить все это королю. Так он и сделал.

Теперь обманщики стали требовать еще больше шелку и золота, но они только набивали свои карманы, а на работу не пошло ни одной ниточки.

Потом король послал к ткачам другого сановника. С ним было то же, что и с первым. Уж он смотрел-смотрел, а все ничего, кроме пустых станков, не высмотрел.

— Ну, как вам нравится? — спросили его обманщики, показывая ткань и объясняя узоры, которых не было.

«Я не глуп, — думал сановник, — значит, я не на своем месте? Вот тебе раз! Однако нельзя и виду подать!»

И он стал расхваливать ткань, которой не видел, восхищаясь чудесным рисунком и сочетанием красок.

— Премило, премило! — доложил он королю. Скоро весь город заговорил о восхитительной ткани.

Наконец король сам пожелал полюбоваться диковинкой, пока она еще не снята со станка. С целою свитой избранных царедворцев и сановников, в числе которых находились и первые два, уже видевшие ткань, явился король к обманщикам, ткавшим изо всех сил на пустых станках.

— Magnifique! (Чудесно! (фр. )) Не правда ли? — заговорили первые два сановника. — Не угодно ли полюбоваться? Какой рисунок... краски!

И они тыкали пальцами в пространство, воображая, что все остальные-то видят ткань.

«Что, что такое?! — подумал король. — Я ничего не вижу! Ведь это ужасно! Глуп, что ли, я? Или не гожусь в короли? Это было бы хуже всего!»

— О, да, очень, очень мило! — сказал наконец король. — Вполне заслуживает моего одобрения!

И он с довольным видом кивал головой, рассматривая пустые станки: он не хотел признаться, что ничего не видит. Свита короля глядела во все глаза, но видела не больше его самого; тем не менее все повторяли в один голос: «Очень, очень мило!» — и советовали королю сделать себе из этой ткани наряд для предстоящей торжественной процессии.

— Magnifique! Чудесно! Excellent! (Превосходно! (фр. )) — только и слышалось со всех сторон; все были в таком восторге!

Король наградил каждого обманщика орденом и пожаловал их в придворные ткачи.

Всю ночь накануне торжества просидели обманщики за работой и сожгли больше шестнадцати свечей — так они старались кончить к сроку новый наряд для короля. Они притворялись, что снимают ткань со станков, кроят ее большими ножницами и потом шьют иголками без ниток.

Наконец они объявили:

— Готово!

Король в сопровождении свиты сам пришел к ним одеваться. Обманщики поднимали кверху руки, будто держали что-то, приговаривая:

— Вот панталоны, вот камзол, вот кафтан! Чудесный наряд! Легок, как паутина, и не почувствуешь его на теле! Но в этом-то вся и прелесть!

— Да, да! — говорили придворные, но они ничего не видали: нечего ведь было и видеть.

— Соблаговолите теперь раздеться и стать вот тут, перед большим зеркалом! — сказали королю обманщики. — Мы нарядим вас!

Король разделся, и обманщики принялись «наряжать» его: они делали вид, будто надевают на него одну часть одежды за другой и, наконец, прикрепляют что-то на плечах и на талии: это они «надевали» на него королевскую мантию! А король в это время поворачивался перед зеркалом во все стороны.

— Боже, как идет! Как чудно сидит! — шептали в свите. — Какой рисунок, какие краски! Роскошный наряд!

— Балдахин ждет! — доложил обер-церемониймейстер.

— Я готов! — сказал король. — Хорошо ли сидит платье?

И он еще раз повернулся перед зеркалом: надо ведь было показать, что он внимательно рассматривает свой наряд.

Камергеры, которые должны были нести шлейф королевской мантии, сделали вид, будто приподняли что-то с полу, и пошли за королем, вытягивая перед собой руки — они не смели и виду подать, что ничего не видят.

И вот король шествовал по улицам под роскошным балдахином, а в народе говорили:

— Ах, какой наряд! Какая роскошная мантия! Как чудно сидит! Ни единый человек не сознался, что ничего не видит: никто не хотел выдать себя за глупца или никуда не годного человека. Да, ни один наряд короля не вызывал еще таких восторгов.

— Да ведь он же совсем голый! — закричал вдруг один маленький мальчик.

— Ах, послушайте-ка, что говорит невинный младенец! — сказал его отец, и все стали шепотом передавать друг другу слова ребенка.

— Да ведь он совсем голый! — закричал наконец, весь народ.

И королю стало жутко: ему казалось, что они правы, но надо же было довести церемонию до конца!

И он выступал под своим балдахином еще величавее, а камергеры шли за ним, поддерживая шлейф, которого не было.

0

18

17 (Звезда) The Star/Звезда - Звездная Дева (оджибве)

На карте - девушка-звезда, запутавшаяся в ветвях дерева.
Ключевые слова по Хант: вдохновение, свобода, великое озарение
Нахождение своего места в мире, понимание роли и сути. Внезапное озарение/понимание или открытие.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Звездная дева (сказка индейцев оджибве - но я не уверена, что оджибве об этом знают...)

В землях индейцев Оджибве верили, что духи живут в деревьях и цветах, что усеивают землю. Люди старались не наступать на то, что может оказаться пристанищем какого-нибудь духа. Когда дневные дела заканчивались, люди сидели в своих вигвамах, слушая жужжание насекомых и мягкие голоса духов растений. Однажды ночью с вершины одного из деревьев разлился яркий свет. Все выбежали посмотреть на сияющую звезду, лежащую в ветвях. Позвали даже стариков, чтобы спросить, как звезда попала на дерево, но те не знали, что ответить.
Тогда один юный воин рассказал свой сон: «Легкий ветерок будто приподнял полог моего вигвама, и внутрь проскользнул луч света, похожий на девушку. Она мерцала, как звезда и заговорила со мной тихим голосом:
- Я звездная дева, и я ищу место, которое смогла бы назвать домом. Я пришла в ваш прекрасный край зеленых трав, лесов, рек и гор и хотела бы поселиться вместе с оджибве. Если вы позволите мне остаться, то укажите место, где мне можно будет жить.
Совет старейшин был рад, что звезда решила поселиться на землях оджибве, но сказал, что место для жизни она может выбрать сама.
Тогда звездная дева пошла по прерии, сквозь высокие травы. Она увидела место, где собирались духи цветов, и решила, что цветок – это хорошее жилище. Она взобралась по стеблю цветка, устроилась в лепестках и легкий ветерок стал раскачивать ее. Но внезапно раздался грохот – это стадо бизонов бежало по равнине, быки играли друг с другом, рыли землю копытами и бодались, и они затоптали то место, где плясали духи цветов.
Звездная дева пошла искать другое жилье. Она увидела горы, покрытые цветущим кустарником и заросшие мхом. Она поговорила с духами, которые там обитали, но осталась недовольна тем, что валуны закрывают ей вид на окрестности.
Она пошла дальше, и вскоре увидела какой-то блеск на берегу озера. Подойдя поближе и раздвинув ветви кустарника, она увидела ослепительно белую лилию с золотой сердцевинкой, отражавшуюся в озерных водах. По водной глади скользило каноэ, которым правил молодой индеец. Звездная дева узнала его – это был тот самый, которому она приснилась в вигваме. Когда его каноэ плыло через тростники, индеец слегка прикоснулся к лепесткам лилии.
Звездная дева решилась и спустилась к озеру. Она устроила жилье в лепестках лилии, где могла видеть отражение звезд в озерной глади и разговаривать с духами, которые тут купались. Кроме того, отсюда она могла видеть и людей, которые ее очень интересовали, и их каноэ.
Найдя наилучшее место, звезда исчезла из веток дерева, и до тех пор, пока людям интересно, где же она все-таки поселилась, они могут чувствовать ее присутствие, проплывая в своих каноэ мимо зарослей озерных лилий.

0

19

18 (Луна) The Moon/Луна - Спящая Красавица (Перро)

На карте - погруженная в глубокий сон Спящая Красавица. В раскрытое окно ее спальни светит полная луна, через подоконник в комнату вползает разросшийся дикий виноград. Изголовье кровати украшено резьбой с фазами луны, над изголовьем - картина (гобелен?), напоминающая пейзаж классического Аркана Луна - вода и башни. На одеяле дремлет черный котенок. Любопытно, что цветущий шиповник в карте присутствует только в виде вышивки на одеяле..
Прекрасный образ для Луны. Интересно, что эта карта исключает "вину" персонажа за следование лунному пути; тут нет ошибки в действиях - это просто стечение обстоятельств.
Ключевые слова по Хант: направленность внутрь, время снов, иллюзии.
Пауза, отсрочка, время для снов, иллюзорность, остановившееся время. Ночь.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Шарль Перро - Спящая красавица

Жили-были храбрый король со своей прекрасной королевой. Они были бездетны, и это их очень огорчало. Горячо молились они, чтобы Бог послал им ребеночка, и, наконец, королева родила дочь.
Пышно справили крестины новорожденной, пригласив на празднество всех волшебниц королевства (их было семь) в крестные матери. Приглашенные волшебницы по-тогдашнему обычаю сделали маленькой принцессе подарок и пожелание. Таким образом, принцесса была одарена всякими хорошими качествами.
После крестин все волшебницы отправились на торжественный обед в честь этого знаменательного события, где для них приготовили роскошные угощения. Перед каждой из семи волшебниц поставили золотую посуду, усыпанную бриллиантами и рубинами. Рядом лежали великолепные золотые ложки, вилки и ножи. Когда волшебницы уселись за стол, в зал вошла старая-престарая колдунья, которую не пригласили, потому что ее считали давно умершей или очарованной. Более пятидесяти лет она не показывалась из своей башни, и все, естественно, про нее забыли.
Король с королевой посадили старуху за стол. Но золотой посуды и столовых приборов больше не было, так как они были заказаны и сделаны строго по количеству приглашенных волшебниц, поэтому старой волшебнице поставили серебряную посуду.
Старая ворчунья страшно обиделась на это и пробормотала сквозь зубы:
—Хорошо же, они у меня увидят...
Самая молодая волшебница, сидевшая рядом со старухой, услышала ее бормотание и сообразила, что колдунья может наделать малютке неприятностей, поэтому она решила последней наградить маленькую принцессу, чтобы, таким образом, постараться поправить то зло, которое колдунья навлечет на малышку.
Наконец волшебницы начали награждать маленькую принцессу разными качествами. Младшая пообещала, что она будет красивее всех на свете, вторая — что умнее ее трудно будет сыскать девушку, третья дала принцессе милосердие и доброе сердце, четвертая и пятая наградили ее искусством танца и соловьиного пения, шестая — даром игры на всех музыкальных инструментах без исключения.
Затем дошла очередь старой колдуньи. Злорадно ухмыляясь, она сказала:
—Принцесса проткнет себе палец веретеном и умрет в тот же час.
От этого ужасного предречения все безудержно заплакали. Но тут седьмая волшебница громко сказала:
—Не плачьте, дорогие гости и вы, король с королевой. Я не могу отменить то, что сказала старая карга, но в моей власти немного изменить это предсказание. Когда принцесса проткнет себе палец веретеном, она не умрет. Она уснет глубоким сном ровно на сто лет. И однажды придет молодой принц и разбудит ее.
Несмотря на это обещание, король издал указ, запрещающий всем в королевстве пользоваться веретенами под страхом смерти. Не разрешалось даже просто держать их дома. Но он не знал, что обычный смертный не может победить волшебство.
Прошло пятнадцать лет. И вот однажды юная принцесса решила обследовать все комнаты и закоулки в огромном отцовском замке. Взобравшись на самый верх, в одной крохотной, покрытой паутиной комнатке она нашла маленькую старушонку, которая, улыбаясь, пряла веретеном пряжу.
—Ой, что это такое у тебя в руках? — воскликнула принцесса. — Бабушка, покажи мне, пожалуйста, эту вещичку.
—Это веретено, мое золотко, — сказала старушка, которая давным-давно не выходила из своей каморки и слыхом не слыхивала о старой колдунье, зловещем предсказании и королевском указе. — Возьми посмотри, если интересно.
Как только принцесса взяла веретено в руки, она уколола им палец и замертво упала на каменный пол комнаты.
—На помощь! — закричала перепуганная старушка, и все королевские слуги вмиг сбежались к ней. Они изо всех сил старались оживить принцессу, прикладывали ей на голову холодное льняное полотенце, нюхательную соль к носу, брызгали в лицо розовой водой — все было бесполезно.
Прибежавший вслед за слугами король понял, что пророчество старой ведьмы сбылось. Он приказал отнести принцессу в самую лучшую дворцовую комнату, одеть в самое красивое платье и положить на кровать из парчи, золота и серебра. Волшебный сон не нарушил красоты принцессы. Ее щеки алели, как розы, зубы были белы, как кораллы, и свежи, как лепестки лилии, спокойное ровное дыхание показывало, что она не умерла, а просто уснула.
Волшебница, которая спасла ее жизнь своим заклинанием, в этот роковой день находилась далеко от дворца. Но карлик в семимильных сапогах тотчас же принес ей известие об этом несчастье, и не прошло получаса, как она появилась в замке.
Король рассказал доброй волшебнице все по порядку и спросил у нее, правильно ли он все сделал.
—Принцесса очень огорчится, проснувшись через столько лет и не найдя вокруг себя слуг, а у видя только пустой замок, — сказала добрая фея. Я не могу допустить этого.
Своей волшебной палочкой она коснулась всех, кто был в замке: фрейлин, гувернанток, горничных, дворецких, поваров и поварят, охранников и пажей, конюхов, лошадей в конюшнях, кучера и даже маленькой любимицы принцессы — собачки Пуфлетты, которая лежала рядом с хозяйкой на кровати.
Король с королевой поцеловали свою дочь и ушли жить в другой замок. А добрая фея окружила замок дремучим лесом и зарослями колючего терновника, чтобы ни человек, ни зверь не посмели нарушить раньше времени столетний сон принцессы.
Прошло сто лет. Однажды молодой королевич, сын короля соседнего государства, охотился в этих местах. Вдруг высоко подняв голову, он увидел в центре дремучего леса верхушки каких-то старинных башен. Принц начал расспрашивать проживающих в этих местах людей и получил на свой вопрос пятьдесят разных ответов. Один сказал ему, что это место сборища ведьм, где они празднуют свой шабаш, другой уверял, что там живут эльфы, маленькие лесные человечки, третий — что там живет огромный голодный людоед.
Только один совсем древний старец сказал ему:
—Когда я был совсем маленьким ребенком, я слышал от своего отца, что в том замке спит необыкновенной красоты принцесса. Фея усыпила ее на сто лет, и только какой-нибудь смелый принц сможет ее разбудить.
Молодой королевич поверил старцу.
—Какое интересное приключение ждет меня! — воскликнул он. — Вперед, к счастью и удаче! — и, помчавшись к замку, он пришпорил коня.
Жажда любви и славы придавала ему храбрости. Подъехав совсем близко к дикому лесу, он собрался пробираться через него, как вдруг колючие заросли терновника расступились сами собой, давая ему дорогу. Принц направился к замку, а заросли сомкнулись у него за спиной, не давая никому возможности следовать за ним. Вскоре он вошел во дворец и ужаснулся. В полной тишине кругом спали люди, которых сон застал в самых естественных позах: кто-то пировал, кто-то поднимался по дворцовой лестнице, кто-то вышивал или читал. Пройдя дальше, принц вошел в золотую комнату и остановился в изумлении. На золотой, затканной серебром парчовой кровати спала сказочной красоты принцесса. Даже солнце не могло сравниться с ней, розы бы увяли в сравнении с румянцем на ее щеках, а гордые белые лилии стыдливо спрятались бы, если б им предложили померяться с ней белизною кожи.
Смущенный и очарованный ее красотой, принц присел рядом с ней. И вот, наконец, сбылось предсказание доброй феи, и принцесса, ровно через сто лет, проснулась и открыла глаза:
—Как же долго я вас ждала, мой милый принц, — прошептала она.
В восхищении от этих слов, от ее красоты и от необычности всего происходящего, королевич понял, что полюбил принцессу больше жизни.
Постепенно все в замке начало оживать, всякий принялся за свое дело, и вошедшая в зал фрейлина объявила:
—Обед подан.
Королевич помог принцессе подняться. Он ни словом не обмолвился, что ее роскошное платье уже давно вышло из моды и выглядело очень нелепо. Но даже в этом старомодном наряде она выглядела лучше самых модных красавиц в мире.
В красивой дворцовой комнате они пообедали. Принц был очарован старинными кушаньями и музыкой, мелодию которой он помнил с детства. После обеда священник обвенчал молодого принца и принцессу в дворцовой церкви.
На следующий день принц отправился домой к своим родителям. Он решил сохранить от них свое приключение в секрете, поскольку его мать была злой женщиной, и говаривали даже, что она из породы людоедов. Кроме того, она отличалась вспыльчивостью и не любила, когда ее сын делал что-то, не спросив предварительно у нее совета. Поэтому королевич сказал, что заблудился на охоте и провел ночь в избушке лесника.
Никто ни о чем не догадывался, и так прошло два года. У принца и принцессы родилось двое детей. Старшую дочку они назвали Утренней Зарей, а второго ребенка — сына — Ясным Днем.
Вскоре старый король умер, и принц унаследовал его трон. Он объявил о своей женитьбе и с пышной церемонией перевез в замок свое маленькое семейство.
Некоторое время спустя, следующим летом, молодой король пошел воевать. Отправляясь в поход, он поручил своей матери управлять государством в его отсутствие.
Как только он уехал, старая королева тотчас отослала принцессу с детьми в разрушенный дом посреди дремучего леса и через несколько дней приехала навестить их.
Она позвала повара и сказала ему:
—Подай мне завтра на обед Утреннюю Зарю.
—О, Ваше Величество! — вскрикнул повар.
—Исполняй! — сказала королева страшным людоедским голосом. — И не забудь полить ее сверху вкусным соусом.
Бедный повар, видя, что с людоедкою спорить бессмысленно и опасно, взял большой кухонный нож и пошел в комнату Утренней Зари. Увидя его, маленькая девочка засмеялась, радостно захлопала в ладоши и попросила рассказать ей сказку. Она была так прелестна и нежна, что повар не смог заставить себя сделать черное дело и убить ее. Он со слезами выбежал из комнаты.
На скотном дворе он нашел молодого барашка, зарезал его и приготовил на обед старой королеве. Между тем его жена спрятала Утреннюю Зарю на сеновале. Людоедка с большим удовольствием съела молодого барашка, приговаривая: “Никогда в жизни не едала такой вкуснятинки!”
В следующее воскресенье она опять позвала повара и сказала:
—Сегодня к ужину приготовь мне Ясный День!
Повар не стал с ней спорить, а взял и спрятал мальчика на сеновале. Потом приготовил под чудесным белым соусом молодого гуся и отдал его королеве. Людоедка была восхищена кулинарными способностями повара и осталась довольна. Прошло еще некоторое время. Все было спокойно. Но однажды злодейка опять заявила повару:
—Теперь я хочу съесть молодую королеву. Подай мне ее под тем же вкусным соусом!
Это была трудная задача для повара. Молодой королеве было двадцать лет, не считая ста лет, которые она проспала. А животные на ферме были слишком молоды, и людоедка могла обнаружить обман.
Страшно боясь прогневить людоедку, повар решился-таки убить молодую королеву. Настроившись решительно, он ворвался к ней в комнату. Но увидев прекрасную королеву, он решил рассказать ей все.
—Делай, как тебе ведено! — сказала ему королева, гордо подняв голову. — Я с радостью умру, чтобы на том свете наконец-то встретиться с моими несчастными съеденными детьми.
Она не знала, что ее дети живы и здоровы. Ее храбрость обезоружила повара.
—О, нет, моя госпожа! — воскликнул он. — Я не могу сделать это. Вам не нужно умирать, чтобы увидеться со своими детьми. Я их надежно спрятал, и вас я спрячу тоже. А злой королеве вместо вас приготовлю на обед дикого оленя.
Он спрятал королеву на сеновале, а людоедке приготовил молодого оленя, которого та съела с огромным удовольствием. Старая карга решила, что когда вернется ее сын, она скажет, будто бы бешеные волки загрызли всю его семью.
Однажды она прогуливалась по двору и проходила мимо сеновала. Вдруг она услышала доносящийся оттуда детский смех и знакомый женский голос, успокаивающий детей. Без сомнения, это была молодая королева со своими детьми. Людоедка впала в бешенство, оттого что ее обманули.
Она закричала диким голосом:
—Найдите самую большую и глубокую бочку в королевстве. Поставьте ее во внутреннем дворе и к утру заполните ее ядовитыми змеями, жабами, ящерицами и ехиднами. Бросьте туда молодую королеву с детьми и поваром. Я хочу посмотреть, как они будут умирать там в страшных муках.
На следующий день людоедские слуги приготовились бросить королеву с детьми и поваром в кишащую извивающимися змеями и отвратительными жабами бочку.
Но вдруг ворота замка распахнулись и в них въехал молодой король, вернувшийся с войны.
—Что это у вас тут готовится? — воскликнул он в изумлении.
Никто не посмел сказать ему правду, все стояли молча, потупив глаза. Старая людоедка поняла, что сейчас все ее фокусы станут известны, и со злости, что она не добилась своего, прыгнула в бочку, где ее тут же разорвали на части отвратительные ползучие твари.
Король поначалу опечалился, но потом, узнав все, утешился и стал жить счастливо со своей прекрасной женой и двумя очаровательными детьми.

0

20

19 (Солнце) The Sun/Солнце - Три звериных короля (итальянская)

На карте - три расколдованных принца с женами, выходящие из сумрачного и страшного леса к солнцу. Их "личный квест" завершился, проклятие разбито, три их звериных облика остались в лесу (дельфин у корней, олень в переплетении ветвей, и сокол в воздухе), и им незачем больше оставаться в мире волшебства. Они возвращаются.
Ключевые слова по Хант: празднование, радость, триумф.
Победа, счастливый исход, возвращением домой, удачное завершение.

Старшие Арканы ТАРО и сказки к ним

Три принца-зверя (итальянская сказка, перевод из книги Хант)

Давным давно жили в местечке Зеленый Берег три прекрасные принцессы, в которых влюбились три прекрасных принца из Дивной Долины. Одна беда: на принцев еще во младенчестве было наложено проклятие: один был обречен жить в обличье сокола, второй – оленя, а третий – дельфина. Из-за их звериных обличий король Зеленого Берега отказал им в женитьбе на своих дочерях.
Решение короля возмутило принцев, и они решили попросить помощи у зверей. Сокол позвал всех птиц, и они стали разорять сады короля, олень созвал всех мышей, кроликов и ежей, чтобы они портили его посевы, а дельфин созвал рыб и морских тварей, чтобы они опустошали гавани и рыболовецкие угодья. Весь этот хаос, разумеется, привлек внимание короля, он понял, что проиграл, и дал согласие на свадьбу своих дочерей.
Королева дала своим дочерям одинаковые кольца, чтобы они могли всегда узнать друг-друга после долгой разлуки. Принцессы попрощались со своими опечаленными родителями и разъехались в разные стороны со своими зверями-мужьями.
Какое-то время спустя королева родила мальчика, которого назвали Титтон. В детстве принц слышал множество историй о трех своих старших сестрах, и когда он вырос, то решил разыскать их. Перед тем, как он уехал, королева дала ему кольцо – точно такое же, как у его сестёр.
Титтон путешествовал, пока не приехал к высокой горе. Там он и нашел свою старшую сестру и был тепло принят зятем-соколом. Когда они прощались, сокол дал своему шурину перо и сказал: «Если случится беда, брось его на землю и скажи «Появись!».
Титтон направился в лес, и после целого утомительного дня пути он нашел свою вторую сестру. Она была рада повидать своего брата, и ее муж-олень устроил в честь шурина прекрасное угощение. Когда пришло время уезжать, олень дал Титтону один свой волосок: «Если случится беда, брось его на землю и скажи «Появись!».
Титтон продолжил свой путь и приехал на берег, а там сел в лодку и встретился со своей сестрой и зятем в открытом море. Дельфин с радостью познакомился со своим шурином, а когда пришло время расстаться, дал ему одну из своих чешуек (!!!) и сказал: «Если случится беда, брось ее на землю, и скажи «Появись!».
Титтон вернулся на берег, оседлал коня и поскакал по продуваемой всеми ветрами тропе, что вела к лесу. Он слышал жуткие завывания и чувствовал угрозу от чего-то, таящегося в ветвях. Он увидел мрачное, неподвижное озеро, в центре которого стояла башня. В одном из окон он разглядел напуганную девушку, плененную спящим драконом. «Пожалуйста, помоги мне, прекрасный принц! Это ужасное чудовище выкрало меня из королевства моего отца. Я, верно, так и умру тут, в плену…»
Титтон достал подарки, которые дали ему его зятья, и бросил их на землю, говоря: «Появись!». Его братья и вправду сразу появились и помогли ему освободить плененную принцессу. Сокол позвал грифона, чтобы он унес девицу из башни и аккуратно доставил на берег озера. Принцесса соскочила со спины грифона легко, будто у нее на ногах были крылышки, обняла Титтона и стала благодарить его.
Но вся эта суматоха разбудила дракона, и он выскочил из окна башни, пытаясь проглотить незваных гостей. Но прежде чем дракон атаковал, Олень позвал диких зверей, и на него набросились медведи, львы, пантеры и множество других хищников. После того, как звери загрызли дракона, Дельфин направил воды к башне, чтобы она затонула.
После спасения принцесса рассказала, что так как принцы-звери спасли ее, совершив героический поступок, заклятие с них может быть снято, и с ее помощью они превратились в прекрасных принцев и воссоединились со своими женами. Они все сели в карету и долго ехали по залитой солнцем тропинке, пока не добрались до постоялого двора в предгорьях. Ошарашенные свалившимся на них счастьем, они наконец смогли обнять друг друга, как люди А утром они все вышли с постоялого двора и двинулись в путь, взявшись за руки, в теплых лучах дневного солнца.

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Свободное общение » Арканы ТАРО колоды "Fairytale Tarot - Lisa", и сказки к ним