Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Литература

Сообщений 21 страница 30 из 163

21

Анна и паровоз.

Статья не только и не столько о сериале.

Роман «Анна Каренина» - вовсе не о любви и даже не об Анне. Камергерова жена с её буйной страстью — предлог. Вронский — вообще деталь. Он случаен, как всякий ...пассажир. «Туда ехала с матерью, а назад с сыном...» Вагончик тронется — перрон останется. Главная мысль - гибель души в условиях урбанизма. Паровоз тоже выбран не просто так – в конце-то концов, отчаявшаяся фемина могла бы и в реке утопиться, благо таких случаев не только в художественной литературе, но и в жизни тогда хватало. Она не приняла яд, как мадам Бовари, не угасла от чахотки и не бросилась в какую-нибудь живописную пропасть. Надобно железное чудище - символ наступившей цивилизации, которая, по мнению многих современников, буквально пожирала человечество. «Век девятнадцатый, железный, воистину жестокий век!». В те годы, когда Лев Толстой работал над своим романом, пышным цветом расцветала приключенческая литература с описанием всесильных машин, волшебных летательных аппаратов и подводных кораблей. Город наступает! Машина – вот благодетель слабого и ограниченного хомо-сапиенса. Публика рукоплещет и ждёт появления механических горничных и железных дровосеков. Россия «дворянских гнёзд» уходила безвозвратно. По сути, гибель Анны – это крушение старого мира. Поезд, автомат, колёсный монстр перемолол живого и мягкого человека. Анна для поезда — рыхленькая плоть, незначительная помеха.

Литература

...Сюжет «Анны Карениной» популярен у кинематографистов и уступает, разве что саге о мушкетёрах. В этом смысле Анне повезло намного больше, чем её сестре по несчастью — госпоже Бовари. С той — всё ясно и предельно скучно. Не то — наша Аннушка. При том, что западные режиссёры брались за эту лав-стори куда как чаще, нежели отечественные. Мы наблюдали трепетную Вивьен Ли — средь пышных драпировок, специфичную Жаклин Биссет — с макияжем леди-босса 80-х, неженку Софи Марсо — с детской чёлочкой, и даже угловатую Киру Найли, на которой старинный костюм сидел, как хрестоматийное седло на той самой корове. Все эти Анны — никакие не Анны. Не Каренины. Просто картинка. Балы, шитые мундиры, свечи, шубы, фермуары и будуары. Россия-light для западной образованщины (для простаков — медведи-пурга-балалайки, но сейчас — не об этом). Кстати, самая первая экранизация — немецкая, 1910 года. Уже потом — спустя год — появился русский вариант, а вслед за ним и французский. Подходит ли Елизавета Боярская главную на роль? Полагаю, не больше и не меньше, чем все остальные.

Тезис о том, что наилучшей Анной была Татьяна Самойлова — спорен и притянут за уши. Она играла не саму Каренину, а дух 1960-х, как тогда было принято. Порывы. Свежий ветер. Посему вышла не та зрелая, но капризная женщина XIX столетия, а порывистая девочка-шестидесятница, которая ищет не столько любви, сколько — себя, а заодно — выясняет отношения. Сходство подчёркивает макияж со «стрелками» и узнаваемая причёска 1960-х. У самойловской Анны гораздо больше сходства со стюардессой Наташей из «Ещё раз про любовь...», чем с книжной Анной Аркадьевной. Оттепель внесла свои коррективы. Есть и другие прочтения? Восторгаться театральной постановкой 1953 года с Аллой Тарасовой можно в одном случае - ...если это выдержать. Монотонно и вязко. Немолодые, полные люди играют в романные страсти. Великолепная дикция старой школы — каждый звук на своём месте даже если речь зашла о запретной любви и гибели. Патетика. Ни капли живого чувства — исключительно слова-слова-слова. Как в тексте. Нафталиновый пафос, в коем тонут все смыслы. Что касается экранизации Сергея Соловьёва, то её хочется называть ...«Асса Каренина». Сделано для Друбич и - под Друбич. Ибо - Друбич!

ОСТАЛЬНОЕ - ТУТ.

0

22

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

МАЛЫШ

Литература

В повести «Малыш» рассматривается педагогическая проблема контакта с земным ребенком, «космическим Маугли», воспитанным негуманоидными инопланетянами. При решении ее земная цивилизация терпит моральное поражение.

Читать книгу онлайн

0

23

Что планировал советский человек в декабре 1940-го?

У germanych нашла потрясающий документ эпохи - стихотворение известного советского поэта Ярослава Смелякова «В преддверье сорок первого» из журнала «Огонёк» № 36, декабрь 1940 года. Что планировал советский человек в декабре 1940-го?

Литература

0

24

Бездарность!

Есть такой поющий персонаж - Вероника Долина (не путать с Ларисой!). Так вот, сия Вероника - тётенька-бард, пытающаяся жить в ритме и стиле почивших шестидесятников (и семидесятников). Я её помню где-то с середины 1980-х и уже тогда она была не вполне современна. Хотя, Перестройка - время, когда барды и Оттепель резко вошли в политическую моду. Но у Долиной всегда был свой круг почитателей - нельзя сказать, что она никому-нафиг-не-впилась. Впилась. Поёт и пишет. Типа думает. Мне такое творчество не нравится, но я же - не все. Сегодня во френдленте Фейсбука я обнаружила ея очередное творение - на этот раз про... В общем, читайте сами. Там - скрин.

Литература
http://zina-korzina.livejournal.com/1148234.html

0

25

Затравочка из Пелевина. Лампа Мафусаила.

Литература

* * *
К сожалению, книга Голгофского теряет характер строгого научного исследования еще и в тех местах, где он берется пересказывать недостойные пера ученого слухи.

Да, мы говорим про эту историю с абажуром, которой Голгофский зачем-то посвятил целую главу. Не будем никак оценивать достоверность его рассказа – просто изложим суть.

Так уж получилось, что это тоже связано с судьбой агента Мафусаила. В своем последнем письме в МГБ Мафусаил пишет, что скоро умрет – и окончательное донесение с важнейшей информацией будет прислано им на Большую
Землю после смерти. Он просит хранить его послание «как сокровище и святыню, наиважнейшую для вольных каменщиков всего мира». Вероятнее всего, получатели решили, что бедняга повредился в уме, но тем не менее, как увидим, отнеслись к его завещанию серьезно.

После смерти Мафусаила кожа с его спины была содрана – и некоторое время висела на главной аллее Храмлага в качестве очередного номера газеты «Под вой пурги», пока не задубела под ледяным ветром (из этого следует, что в покрывавших ее татуировках действительно был важный для северных братьев смысл). Потом – в строгом соответствии с завещанием самого Мафусаила – зэки сделали из его кожи абажур, надели его на обычную конторскую лампу и отправили на Большую Землю с одной из последних навигаций в конце пятидесятых годов. Лампа, видимо, не вызвала в МГБ большого интереса, и про нее надолго забыли.

Вспомнили про нее только в начале десятых годов двадцать первого века – и вот по какому поводу.
В это время прогрессивные элементы внутри ФСБ стремились наладить связи с мировым масонским руководством, хорошо понимая, как важно это для будущего нашей страны. Вождь либеральных чекистов генерал Уркинс («Свежий ветер», как прозвали его за бесстрашные лондонские презентации), был назначен курировать это направление и даже принял по согласованию с начальством масонское посвящение.

Именно его и послали на переговоры с высшими масонскими иерархами, которые в это время были настроены к России так хорошо, что согласились встретить Уркинса на открытом собрании по самому торжественному ритуалу.

Присутствовать должны были многие мировые дигнитарии.

Собираясь на эту встречу, Уркинс – все-таки человек старой закваски – по советскому обычаю дал распоряжение порыться в спецхранах и архивах, чтобы найти какую-нибудь важную масонскую святыню или реликвию в подарок новым друзьям, справедливо рассудив, что России от этого не убудет. И тогда в одном из секретных хранилищ МГБ была обнаружена давно пылящаяся там «лампа Мафусаила» – по виду вполне обычная конторская лампа конца сороковых годов.

Сама по себе она выглядела крайне невзрачно – по сохранившемуся в акте приемки описанию у нее была эбонитовая подставка и кожаный абажур, покрытый выцветшей и неразборчивой символикой, не имевшей для непосвященных никакого смысла (фотографий или рисунков не сохранилось, и мы не знаем, что именно было изображено на абажуре). Сопроводительная документация разъясняла, что этот предмет и есть главная святыня, оставшаяся от всего российского масонства. Утверждалось, что «лампа Мафусаила», или «абажур», как объект назывался во внутренней документации, может представлять огромную ценность для других масонов.

Дешевый и невзрачный вид лампы показался Уркинсу хорошим тоном – потому что ему меньше всего хотелось выглядеть посланцем зажравшихся нуворишей. Это как бы демонстрировало уважение чекистов к мистической стороне масонства – хотя самому Уркинсу все подобное было, что называется, глубоко до лампы.

Слово Голгофскому:

Точное место встречи неясно; судя по выражению «Большой зал собраний», которое употребляет источник, это один из секретных масонских храмов в Лондоне или окрестностях. Собрание было настолько тайным, что известно очень мало подробностей. Мы знаем лишь, что оно проходило по древнему ритуалу, восходящему ко временам тамплиеров, и Уркинс получал новое посвящение.

Чтобы не профанировать ложу, ему поднимали градус крайне незначительно, и торжественная пышность происходящего должна была компенсировать возможную обиду русского генерала (подобный подход к славянским послам является давней западной традицией, но в данном случае он был излишней перестраховкой – Уркинс вряд ли даже понял бы, в чем его ущемляют).

Все были в благодушном настроении, и никто не обратил внимания на шелковый мешок, который Уркинс положил рядом с собой на каменные плиты Большого зала собраний в самом начале ритуала.

Все развивалось обычным образом.

Уркинса переодели в длинную рубаху с вырезанным воротом, как у старинных смертников – частью процедуры было символическое «усекновение главы» и последующее «воскрешение». Ему завязали глаза и заставили преклонить колени.

В таком виде он предстал перед высшими иерархами мирового масонства, сидящими в сени развернутой над ними «Королевской Арки» (да, она существует и как физический ритуальный объект тоже). Несколько братьев держали за спиной Уркинса обнаженные мечи, в то время как Весьма Превосходный Мастер, проводивший ритуал, задавал ему вопросы.

Масоны крайне серьезно относятся к своим ритуалам, и этот древний вариант инициации был выбран еще и потому, что при его проведении Уркинсу следовало все время молчать в ответ на задаваемые ему вопросы – подразумевалось, что после символического усекновения главы он временно мертв, и ответом на все вопросы служит тишина. Уркинсу несколько раз объяснили, чтобы он не открывал рта вообще. Все были уверены, что даже при желании он ничего не сможет испортить – до того момента, когда Весьма Превосходный Мастер прогремел:

– Какой дар ты принес нам из Святой Земли?

Ответное молчание означало бы, что испытуемый подносит в дар Высшим свою незаполненность, свою готовность учиться у них и покорно внимать открываемым тайнам. «Дар тишины, настолько глубокой тишины, что на нее указывает лишь молчание…» – таков был правильный ответ.

Но вместо этого Уркинс вдруг снял со своих глаз повязку, улыбаясь, поднялся на ноги, подошел к изумленному главе мирового масонства – и протянул ему вынутую из шелкового мешка лампу. А потом, словно деревенский идиот, приложил палец к улыбающемуся рту: мол, все помню – и молчу, молчу…

Чтобы осознать значение этого поступка, надо понимать, что символизировала в контексте данного ритуала лампа, передаваемая младшим братом высшим иерархам.

Лампа означала, что, по мнению Уркинса, иерархи утратили Свет и Священный Путь – и младшие, сделавшись новым Светом и Путем, станут отныне старшими, взяв на себя миссию светить оступившимся во тьме, куда увлекли тех грехи. Палец же, приложенный к губам, означал – даже не трудитесь оправдываться и спорить…

Последний раз подобный «подарок», сделанный на собрании тамплиеров великому магистру ордена Гийому де Боже в 1291 году, привел к рыцарской дуэли и нескольким убийствам.

Словом, это была символическая пощечина – и одновременно недвусмысленное публичное объявление о том, что ФСБ, представитель которой только что стоял перед Высшими на коленях, претендует на верховную власть в мировой масонской иерархии. Невозможно было представить (многие не верят до сих пор), что подобное могло произойти случайно.

Глава мирового масонства повел себя с высоким и смиренным достоинством. Благосклонно улыбаясь (что было несложно, так как улыбка была запечатлена на золотой маске Солнца, скрывавшей его лик), он принял дар.

Уркинс вернулся на свое место, опять встал на колени и опустил повязку обратно на глаза. Долгое время он ждал новых вопросов – но ничего не происходило, только тихо играл орган и шелестели шаги вокруг. Потом шаги стихли. Уркинс решил, что затянувшаяся пауза является частью процедуры. Но когда боль в коленях стала невыносимой, он чуть приподнял повязку и выглянул из-под нее…
Большой зал собраний был совершенно пуст.

Все контакты между ФСБ и мировым масонством после этого были полностью прерваны – не осталось вообще никаких каналов связи. Попытки восстановить их не привели ни к чему. Резкое охлаждение отношений между Россией и Западом в начале десятых, а также все последовавшие кризисы в Европе и на Ближнем Востоке были, по мнению Голгофского, прямым результатом этого события.

Уркинс после случившегося был с позором уволен из органов. Его отставка означала полное поражение либеральных чекистов в их противостоянии с силовыми. На Россию опустилась ледяная мгла.

© 2016 LoveRead.ec - электронная библиотека в которой можно читать онлайн книги бесплатно . Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книгу Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами принадлежат автору Виктор Пелевин и издательствам.

0

26

Пророк Мухаммед и Архангел Гавриил

Литература
Фрагмент картины Н.К.Рериха "Пророк Магомет". 1925. Серия "Знамена Востока"

Месяц рамадан 920 года эры Селевкидов, что соответствует 610 году принятого нами летосчисления, Мухаммед проводил, как обычно, в полюбившемся ему одиночестве на горе Хира, лишь изредка возвращаясь в Мекку, чтобы запастись водой и пищей.
День за днем и ночь за ночью проходили в молитвах, размышлениях и созерцании, не приносивших ничего нового и неожиданного, пока не наступила ночь 24-го числа месяца рамадана. Мухаммед спал в пещере на склоне горы Хира, когда к нему явился некто в человеческом облике.
— Он пришел ко мне, когда я спал, — рассказывал Мухаммед, — со сверкающим свитком, покрытым какими-то письменами.
— Читай! — услышал Мухаммед.
— Я не умею читать, — ответил он.
Явившийся опустил ему свиток на грудь, и Мухаммед почувствовал такую тяжесть, будто гора навалилась на него, не позволяя вздохнуть. Затем явившийся приподнял свиток и снова приказал:
— Читай!
— Я не умею читать! — повторил Мухаммед, скованный ужасом.
В ответ некто придавил его так, что Мухаммеду показалось, что наступает смерть, и в третий раз приказал:
— Читай! — Что мне читать?
(- И говорил я это только с целью не допустить его до повторения чего-либо подобного тому, что он со мной проделал, — признавался Мухаммед впоследствии.)
И явившийся сказал:
Читай! Во имя Господа твоего, который сотворил — сотворил человека из сгустка. Читай! И Господь твой щедрейший, который научил каламом, научил человека тому, чего он не знал. Мухаммед покорно повторил эти слова, и пришелец удалился.
— Очнулся я от своего сна, — рассказывал Мухаммед, — и почувствовал, что все слышанное мною как будто написано в моем сердце.

----------------------<cut>----------------------
...Много раз рассказывал Мухаммед об этом замечательном событии своей жизни и, конечно, не всегда рассказывал одними и теми же словами. И слушатели Мухаммеда, как ни старались, не могли совершенно точно, слово в слово воспроизвести слышанное ими. В результате, когда пришло время занести рассказ самого Мухаммеда на бумагу, записать и тем самым увековечить его для потомков, биографы великого пророка столкнулись со многими версиями — Айша передавала слова Мухаммеда так, а Убайда несколько иначе. Но все рассказы современников, отличающиеся некоторыми деталями и подробностями, совпадают в главном: не когда-нибудь, а именно в одну из ночей месяца рамадана 610 года сорокалетнему Мухаммеду на горе Хира впервые явился некто могучий и страшный и приказал ему читать неведомо кем написанный свиток, а когда Мухаммед отказался, сам прочел ему пять строк из этого свитка и приказал повторить их; и строки эти врезались в сердце Мухаммеда.
Повеление явившегося, которое мы переводим словом "Читай!", по-арабски имеет не такой однозначный смысл. Это одновременно и читай, и читай наизусть, и провозглашай, и даже говори, произноси. Приказание же, предполагающее грамотность того, к кому оно обращено, содержалось лишь в очень немногих рассказах, по-видимому самых ранних по времени. И эти рассказы заставляют некоторых ученых сомневаться, был ли Мухаммед неграмотным...
Таково было первое откровение, сошедшее на Мухаммеда с небес, и Мухаммед тем самым становился пророком, но сам он об этом еще не знал.
Он был напуган и подавлен случившимся и, покинув свою пещеру, бросился домой, к верной Хадидже. Хадиджа тоже находилась в беспокойстве, хотя и по другой причине: она еще с вечера ждала Мухаммеда домой, а он все не приходил. Она разослала на его поиски служанок, но те обошли весь город, побывали в самой верхней и отдаленной части Мекки, но нигде не нашли Мухаммеда и вернулись к Хадидже ни с чем. Войдя к Хадидже, Мухаммед дрожа прижался к ней и воскликнул:
— Горе мне! Я поэт или одержимый! — и он рассказал ей обо всем. И Хадиджа, как умела, стала утешать его. Нет, убеждала она Мухаммеда, он не поэт и не одержимый; совершенно немыслимо, чтобы им овладели злобные духи — эти демоны овладевают порочными, а он, Мухаммед, добр и справедлив к своей семье, он честен и правдив, он кормит бедняков и щедро раздает милостыню; если во всей Мекке есть хотя бы один праведник, так это он, Мухаммед; Хадиджа готова в этом поклясться перед Богом, в чьих руках находится ее душа.
Вскоре к обсуждению происшествия на горе Хира привлекли и Вараку, двоюродного брата Хадиджи.
Варака, трудившийся в это время над переводом Пятикнижия Моисеева на арабский язык, высказал убеждение, что на Мухаммеда снизошел тот самый Номос, который некогда являлся пророку Моисею, — некоторая духовная ипостась единого Бога, нечто вроде Святого Духа христианского вероучения.
Хадиджа и Варака приободрили Мухаммеда, но полностью его не убедили, и беспокойство продолжало владеть им. А вопрос ведь действительно был нешуточный: кто же, собственно, явился к нему в пещере — Бог, какой-нибудь ангел, посланец Бога, или дьявол? Объяснение случившегося, так сказать, естественными причинами, некоторым болезненным состоянием, своего рода галлюцинацией, Мухаммеду представлялось абсурдным. Если Бог или его посланец, то это — победа, торжество, то, к чему Мухаммед стремился неуклонно все последние годы, то, чего он добивался практикой всестороннего очищения. Если же дьявол, то это — ужасное крушение всех надежд, полный провал многолетних упований. Самое же ужасное — неведение. Принять посланца Бога за дьявола, а значит, и пренебречь всем увиденным и услышанным — погибельный и непростительный грех, обрекающий душу на вечные мучения в аду.
Принять дьявола за посланца Бога, молиться подсказанными дьяволом словами и идти по указанной им дороге — еще хуже: неминуемое наказание ждет тогда Мухаммеда в этой жизни и последующей за подобное служение дьяволу. Дни и ночи не покидали Мухаммеда мучительная неуверенность и тревога. Идея, что сам Бог явился ему в пещере, по зрелом размышлении, была им в конце концов отвергнута, как явно противоречащая сложившимся у Мухаммеда представлениям о природе и сущности Бога. Бог, вездесущий, бесконечный в пространстве и времени, был настолько велик и несоизмерим с человеком, что видеть его немыслимо. Ведь если Бога можно видеть, то можно и изобразить, и было бы отнюдь не предосудительно поклоняться такому изображению. От идеи, что Бога можно видеть, как ведущей к идолопоклонству, Мухаммед рано или поздно должен был отказаться.
Оставалось выбрать — ангел или дьявол, решить это нужно было во что бы то ни стало, и решить безотлагательно, ибо этот "он", "некто", посетивший Мухаммеда в пещере во время сна, отнюдь не собирался оставлять его в покое.
Он начал приходить по ночам прямо в комнату Мухаммеда и Хадиджи, правда выбирая такое время, когда Хадиджа спала. Мухаммед просыпался и со смешанным чувством страха и надежды смотрел на отчетливо видимую человеческую фигуру, молча стоящую у дверей. Сердце Мухаммеда бешено колотилось, и холодный пот выступал на его лице. Также молча, не проронив ни звука, некто покидал комнату, и природа этого странного гостя из потустороннего мира оставалась неразгаданной.
Хадиджу, которой Мухаммед, как всегда, обо всем рассказал, эти ночные визиты встревожили, и она уговорила Мухаммеда разбудить ее, когда ангел или посланец сатаны вновь пожалует в их комнату Дело в том, что у мудрой Хадиджи созрел некий план, который мог не только разрешить в какой-то мере сомнения Мухаммеда о природе таинственного вестника, но и дать ответ на волнующий ее, Хадиджу, вопрос о том, что же, собственно, происходит с Мухаммедом. Не следует забывать, что эта достойная женщина, с полным основанием почитаемая как мать верующих, сама не обладала никакими сверхчувственными наклонностями и по заботливому простодушию еще много лет назад, когда у Мухаммеда появились первые необычные приступы, предлагала обратиться ему к врачам или заклинателям.
И вот, когда в следующий раз ночной гость вновь пришел в их спальню, Мухаммед тотчас разбудил Хадиджу.
— Он пришел, — сказал Мухаммед, — но сколько Хадиджа ни всматривалась в темноту, она никого не видела — для нее комната была пуста.
— Встань, — сказала Хадиджа, — и сядь около моего левого бедра.
Мухаммед встал со своего ложа и сделал так, как просила Хадиджа.
— Видишь ли ты его? — спросила она.
— Он здесь, — ответил Мухаммед, глядя в темноту широко открытыми глазами.
— Тогда обойди вокруг постели и сядь у моего правого бедра, — попросила Хадиджа.
— Ну как, ты все еще его видишь?
И так как Мухаммед опять ответил утвердительно, Хадиджа снова попросила его встать и устроиться по-другому; на этот раз она усадила его между колен. Но и это не помогло — Мухаммед все так же отчетливо видел стоящего в комнате человека, кто бы он ни был — ангел или сатана. Тогда незаметно для Мухаммеда, который продолжал сидеть, не спуская глаз с места, где находилась человеческая фигура, Хадиджа раскрылась.
— Видишь ли ты его? — в четвертый раз спросила она.
— Нет, — ответил Мухаммед, ибо таинственная фигура мгновенно и бесшумно исчезла.
— О, сын моего дяди, — воскликнула мудрая Хадиджа, — возрадуйся и успокойся! Слава Богу, он ангел, а не дьявол.

Действительно, для нее, Хадиджи, ангельская природа пришельца из потустороннего мира не вызывала больше сомнений — только для целомудренного ангела, этого дитя света, невозможно было оставаться в комнате после ее бесстыдного поступка. Дьявол бы и не подумал удалиться при виде ее наготы. Для Мухаммеда, конечно, проблема так просто не решалась, и только через много месяцев путем молитвы и религиозных размышлений он пришел к тому же выводу, что и Хадиджа, — не дьявол, а ангел является ему в видениях, и слова, которые он произносит, есть слова самого Бога, обращенные лично к нему, Мухаммеду.

Окончательно убедили его в этом последовавшие вскоре новые откровения, а также вестник из потустороннего мира, который не то три, не то четыре раза, в минуты самого крайнего отчаяния Мухаммеда, представал перед ним в человеческом облике, чтобы произнести только одну неизменную фразу:

- Мухаммед! Ты — пророк Бога, а я — Джибрил!
И каждый раз Мухаммеда при виде Джибрила охватывал ужас: может быть, поэтому в дальнейшем откровения чаще всего не сопровождались видениями.

Отрывок из книги "Пророк Мухаммед". Авторы: В.Ф.Панова, Ю.Б.Вахтин (1991)

Отсюда

0

27

Чтобы было ещё противнее...

В советской литературе отрицательный герой рисовался мощными мазками и противными красками, дабы все знали, что он - фуууууу. Но иногда - парой штрихов. Давняя френдесса на Фейсбуке прислала PDF-ку повести из журнала «Юность» за 1967 год. Как тонко и быстро расправился автор с неприятным типажом. Но больше всего мне понравились профессии, с которыми он связал этот образ.

Юрий Пиляр. Повесть «Последняя электричка». 1967 год.

Литература
http://zina-korzina.livejournal.com/1092824.html

0

28

О потомках Грааля из книги Лоренсa Гарднерa.

Литература

Как это чудо создала земля!
Был дивный ларчик весь из хрусталя,—
Непостижим он, необыден был,
Внутри какой-то образ виден был,
Неясен, смутен, словно бы далек —
Непостижимой прелестью он влек.

*
В ларце оказалось магическое зеркало с надписью:
«Вот зеркало, что отражает мир:
Оно зенит покажет и надир».
Магическое зеркало! — Оно,
Столетьями в хрусталь заключено…
Нет! Словно солнце в сундуке небес,
Хранилось это зеркало чудес…

Искандер в поэме Навои «Фархад и Ширин».

Символов у меня собралось много - это и Орден Лебедя, и Орден Черной Мадонны, и люди-лебеди, Грааль и его потомки, король Артур и его племянник Ивейн, Георгий Победоносец и Арх. Гавриил.

Литература

Вспомнился сон про виноградную лозу: лозу видела как бы сверху, среди ягод было много прогнивших и сама веточка была засохшей. Сон из августа-сентября 2014. Мне тогда еще Путин первый раз приснился - с гитарой, сидящий ко мне почти спиной, накрытый черным полотенцем. Его глаза были красными от слез. Т.е. водрузил на себя, на свою спину, ношу.
Тогда же в июне мне подарили двойную радугу, которую я видела с моего балкона. Может это был день моего зачатия? В тот год мне было много откровений, как и сейчас.

Литература

Литература

Литература

Исследуя историю Рода де Лара, мне попались гербы, которые трансформировались по ходу появления других династий. А первым на гербе были две чаши - два котелка на гербе напоминали открытую шкатулку ЛАР-рец - ящик Пандоры?

Литература

Литература

Одно время я интересовалась буквой Фау/V и символами, связанными с ней. Сегодня я подумала, что две буквы Фау/V это две составные части буквы Х, соприкасающиеся углами. Одна буква смотрит как бы вверх ногами.

«Нам является лик человека, завершаемый с обоих концов ногами, — пишет С. Есенин. Ему уже нет пространства, а есть две тверди (твердь земная и твердь небесная. — К. К.). Голова у него уже не верхняя точка, а точка центра, откуда ноги идут как некое излучение». libma.ru

О Космическом значении знаков (альфа и омега) поведал в 1918 году Сергей Есенин в статье «Ключи Марии».

В связи с этим интересен этот герб -
.

Литература

Литература

Литература

Отсюда.

Mне попалась и не случайно, книга о потомках Грааля. Попробую ее разобрать в связи с разобранными мною символами. Работы предстоит много, но тема эта меня очень заинтересовала. Не зря же я протрубила 15 лет в Ордене Короны и Креста.
.
Несколько отрывков из книги:

Литература

"Действуя по тайному сговору, церковь и светская власть на протяжении столетий узурпировали право мессианского наследования. Началось это во времена, когда имперский Рим, приспосабливаясь к альтернативному идеалу, взял курс на христианство, и продолжается до сих пор.
.
Множество не связанных, на первый взгляд, между собой исторических событий на самом деле были звеньями этого непрекращающегося подавления рода. Начиная с Иудейских войн I века вплоть до Войны за независимость Соединенных Штатов и позднее, правительства Англии и других европейских стран вкупе с англиканской и римской католической церквями ни на мгновение не прекращали строить свои козни.
.
Пытаясь ограничить Иудею в праве царственного первородства, высшая церковная иерархия устанавливала монархические режимы, возглавляемые номинально правящими суверенами, к числу коих относились и собственно британские — Ганноверская и Саксен-Кобург-Готская династии. Такого рода «самодержцы», возведенные на трон взамен низложенных проповедников веротерпимости, обязаны были насаждать определенные вероучения.
.
Теперь, в преддверии нового тысячелетия, в цивилизованном мире наступает время размышлений и преобразований. А для проведения таких преобразований надлежит переосмыслить все достижения и ошибки прошлого. И трудно найти для этой цели лучший архив, чем тот, который существует в летописях Сангреаля.
.
Понятие Святой Грааль впервые появилось в средневековье в качестве литературной концепции, основанной (как это будет показано позднее) на ряде неправильных истолкований древних текстов переписчиками. Оно является буквальным переводом выражения Saint Grail, которое ведет свое происхождение от более архаичных форм San Graal и Sangréal.

Древний орден Сангреаля — династический орден шотландских королей дома Стюартов — был связан прямыми родственными узами с европейским орденом Сионского Царства. Рыцари обоих орденов являлись приверженцами Сангреаля, который (как показано выше) устанавливает истинно царственное происхождение Иудейской династии, ведущей свой род от Святого Грааля.

Не считая своего чисто династического аспекта, Святой Грааль имеет и духовный смысл. Он отображался посредством множества символов, но, как материальный предмет, чаще всего он представлялся в виде чаши, в особенности чаши, содержащей или когда-то содержавшей кровь Иисуса. Кроме того, Грааль изображался в виде вьющейся виноградной лозы, пробирающейся по анналам времени. Плод лозы — виноград, а из винограда получается вино. В этом отношении элементы символики чаши и виноградной лозы совпадали, ибо вино уже давно отождествлялось с кровью Иисуса. Действительно, эта традиция заложена в самой сути таинства евхаристии (Святого причастия), и неиссякаемая кровь чаши Грааля представляет собой не что иное, как бессмертный род Мессии.

В эзотерическом (тайном, предназначенном исключительно для посвященных) учении о Граале чаша и вино олицетворяют идеал служения, а кровь и вино соответствуют неизменному стремлению к полной самоотдаче. Поэтому духовный поиск Грааля суть желание реализовать свои возможности через служение другим и принятие их службы.

Так называемый «Кодекс Грааля» — служить и посредством служения достичь цели — сам по себе в условиях земной жизни представляется иносказанием в том смысле, что это поиск нас самих.

Проблема заключается в том, что заповедь кодекса была подавлена комплексом алчности общества, основанном на принципе «выживания наиболее приспособленных». В наши дни ни для кого не секрет, что для приспособления к жизни в обществе более важно не здоровье, а благосостояние. Другим критерием социального благополучия является послушание закону.

Но куда важнее подобного рода соображений является необходимость строго соблюдать партийную дисциплину, изъявляя подобающее почтение к «полубогам» власти.

Данное непременное условие не имеет никакого отношения к законопослушанию или приличному поведению, — оно целиком опирается на требование «не раскачивать лодку» и придерживаться мнения, которого не разделяешь.

Тех, кто нарушает единство рядов, объявляют смутьянами, еретиками и назойливыми типами, сующими везде свой нос, их считают в общественном отношении бесполезными для правящего истэблишмента.

В целях сохранения административного статус-кво, понимаемая в таком виде «общественная полезность» достигается путем методичного «промывания мозгов» и подавления каждой отдельной личности.

...Неслучайно, что со времен средневековья на гербе принцев Уэльских значилось «Я служу». Девиз был взят непосредственно из «Кодекса Грааля» еще в рыцарские времена. Приходя к власти по праву родового наследования, а не в результате выборов, старший в роду считал важным для себя еще более возвысить идеал служения. Но действительно ли служили монархи? Или — поставим вопрос более конкретно — кому они служили? Как правило, — и, несомненно, в эпохи феодализма и капитализма, — они правили, действуя в тайном сговоре со своими министрами и церковью.

Правление — не служение и никоим образом не связано со справедливостью, равноправием и терпимостью к демократическим идеалам. По этой причине оно совершенно несовместимо с этическими максимами Святого Грааля.

Содержание данной книги не ограничивается генеалогическими описаниями и рассказами о политических интригах. На ее страницах можно найти ключ к пониманию сущности «Кодекса Грааля» — ключ к разгадке не только тайн истории, но и постижению смысла жизни.

Эта книга рассказывает о хороших и плохих правительствах. Она повествует о том, как патриархальная власть короля над народом была подменена тиранией догматиков и диктатом властителей земель. Это путешествие вглубь веков и открытие мира прошлого с взглядом, устремленным в будущее.

В нынешний век компьютерных технологий, спутниковых телекоммуникаций и международного освоения космоса научный прогресс принимает просто угрожающие масштабы. И на каждой новой ступени развития общества, все быстрее и быстрее сменяющей предыдущую, уцелевшими будут считаться функционально подготовленные личности. Остальных самонадеянная правящая верхушка, тешащая свои собственные амбиции и не пекущаяся о своих подчиненных, отнесет к разряду неприспособленных.

Так какое же отношение все это имеет к Граалю? Прямое. Как будет выяснено позднее, Грааль обладает многоликой внешностью и множеством атрибутов. Однако, каким бы его не изображали, поиск Грааля обуславливается доминирующим желанием достичь цели честным путем.

Это тот путь, следуя которым может уцелеть любой из числа приспособленных, ибо он является ключевым способом достижения гармонии и единства на всех общественных и природных уровнях.

«Кодекс Грааля» рассматривает прогресс как ценное достижение и признает общественный строй, но самое главное, что он демократичен по сути. Вне зависимости от того, осознаются ли его физические или духовные стороны, Грааль в равной степени принадлежит как вождям, так и их сторонникам. Он суть принадлежность земли и окружающей среды, предписывающий, чтобы все, как один, сплотились воедино вокруг служения.

Для того, чтобы числиться среди приспособленных, необходимо быть всесторонне информированным. Только осведомленность может помочь встретить будущее во всеоружии.

Диктаторская форма правления не открывает пути к знаниям; это настоящий крепостной вал, построенный для предотвращения свободного доступа к истине.

Так кому же все-таки служит Грааль? Он служит тем, кто ищет, невзирая на огромные трудности, ибо они — поборники просвещенности."

Читать книгу тут.

0

29

Тайны соборов и пророчество великого Андайского креста

Литература

Хроники Амбера. Книги Мерлина

Читать онлайн

0

30

Казимир Малевич "От кубизма и футуризма к супрематизму"

Те́тра — (от греч. ) четыре.

Литература

Когда исчезнет привычка сознания видеть в картинах изображение уголков природы, мадонн и бесстыдных венер, тогда только увидим чисто-живописное произведение.

Я преобразился в нуле форм и выловил себя из омута дряни Академического Искусства.

Я уничтожил кольцо - горизонта, и вышел из круга вещей, с кольца горизонта, в котором заключены художник и формы натуры.
Это проклятое кольцо, открывая все новое и новое, уводит художника от цели гибели.

И только трусливое сознание и скудность творческих сил в художнике поддаются обману и устанавливают свое искусство на формах натуры, боясь лишиться фундамента, на котором основал свое искусство дикарь и академия.

Художник может быть творцом тогда, когда формы его картины не имеют ничего общего с натурой.
А искусство - это умение создать конструкцию, вытекающую не из взаимоотношений форм и цвета и не на основании эстетического вкуса красивости композиции построения,- а на основании веса, скорости и направления движения.

Нужно дать формам жизнь и право на индивидуальное существование.

Художнику дан дар для того, чтобы дать в жизнь свою долю творчества и увеличить бег гибкой жизни.

Только в абсолютном творчестве он обретет право свое.

А это возможно тогда, когда мы лишим все наши искусства мещанской мысли - сюжета и приучим сознание видеть в природе все не как реальные вещи и формы, а как материал, массы, из которого надо делать формы, ничего не имеющие общего с натурой.

Тогда исчезнет привычка видеть в картинах Мадонн и Венер с заигрывающим, ожиревшим амуром.

Самоценное в живописном творчестве есть цвет и фактура - это живописная сущность, но эта сущность всегда убивалась сюжетом.
И если бы мастера Возрождения отыскали живописную плоскость, то она была бы гораздо выше, ценнее любой Мадонны и Джиоконды.
А всякий высеченный пяти, шестиугольник был бы большим произведением скульптуры, нежели Милосская или Давид.

Принцип дикаря есть задача создать искусство в сторону повторения реальных форм натуры.
Собираясь передать жизнь формы - передавали в картине мертвое.
Живое превратилось в неподвижно мертвое состояние.
Все бралось живое, трепещущее и прикреплялось к холсту, как прикрепляют насекомые в коллекции.

Но то было время вавилонского столпотворения в понятиях искусства.
Нужно было творить - повторяли, нужно было лишить формы смысла и содержания - обогатили их этим грузом.
Груз надо свалить, а его привязали на шею творческой воли.
Искусство живописи, слова, скульптуры было каким-то верблюдом, навьюченным разным хламом одалиск, Саломеями, принцами и принцессами.
Живопись была галстуком на крахмальной рубашке джентльмена и розовым корсетом, стягивающим живот.
Живопись была эстетической стороной вещи.
Но она не была никогда самособойна, самоцельна.

Художники были чиновниками, ведущими опись имущества натуры, любителями коллекций зоологии, ботаники, археологии.
Ближе к нам молодежь занялась порнографией и превратила живопись в похотливый хлам.

Не было попытки чисто живописных задач как таковых, без всяких атрибутов реальной жизни.
Не было реализма самоцельной живописной формы и не было творчества.

И вполне естественно ваше непонимание. Разве может понять человек, который ездит всегда в таратайке, переживания и впечатления едущего экспрессом или летящего в воздухе.

Гигантские войны, великие изобретения, победа над воздухом, быстрота перемещения, телефоны, телеграфы, дредноуты - царство электричества.
А наша художественная молодежь пишет Неронов и римских полуголых воинов.

Честь футуристам, которые запретили писать женские окорока, писать портреты и гитары при лунном свете.
Они сделали громадный шаг - бросили мясо и прославили машину. Но мясо и машина есть мышцы жизни.

Идя за формой вещей, мы не можем выйти к самоцели живописной, к непосредственному творчеству.
Живопись будет средством передать то или иное состояние форм жизни.

Но футуристы запретили писать наготу - не во имя освобождения живописи или слова к самоцели.
А по причине изменения технической стороны жизни.
Новая железная, машинная жизнь, рев автомобилей, блеск электрических огней, ворчание пропеллеров - разбудили душу, которая задыхалась в катакомбах старого разума и вышла на сплетение дорог неба и земли.
Если бы все художники увидели перекрестки этих небесных дорог, если бы они охватили этот чудовищный пробег и сплетения наших тел с тучами в небе - тогда бы не писали хризантемы.

Динамика движения навела на мысль выдвинуть и динамику живописной пластики.
Но усилия футуристов дать чисто живописную пластику как таковую - не увенчались успехом.
Они не могли разделаться с предметностью, что облегчило бы их задачу.
Когда ими был наполовину изгнан с поля картины разум как старая мозоль привычки видеть все естественным - им удалось построить картину новой жизни, вещей, но и только.

При передаче движения цельнось вещей исчезла, так как мелькающие их части скрывались между бегущими другими телами.

Цельность вещей была нарушена.
И в этом разломе и нарушении цельности лежал скрытый смысл, который прикрывался натуралистической задачей.

Поэтому конструкция видимых вами футуристических картин возникла от нахождения на плоскости точек, где бы положение реальных предметов при своем разрыве, или встрече, дало бы время наибольшей скорости.
Интуитивное, мне кажется, должно выявиться там, где формы бессознательны и без ответа.

Интуитивное же творчество не имеет утилитарного назначения. До сих пор в искусстве мы не имеем этого выявления Интуиции.
Все картины в искусстве идут сзади творческих форм утилитарного порядка. Картины натуралистов все имеют форму ту, что и в натуре.

Интуитивная форма должна выйти из ничего.
Так же, как и Разум, творящий вещи для обихода жизни, выводит из ничего и совершенствует.

Художник должен знать теперь, что и почему происходит в его картинах.
Живопись - краска, цвет, она заложена внутри нашего организма. Ее вспышки бывают велики и требовательны.

Теперь нужно оформить тело и дать ему живой вид в реальной жизни.
А это будет тогда, когда формы выйдут из живописных масс, т. е. возникнут так же, как возникли утилитарные формы.
Такие формы не будут повторением живущих вещей в жизни, а будут сами живой вещью.
Раскрашенная плоскость - есть живая реальная форма.
Формы Супрематизма, нового живописного реализма, есть доказательство уже постройки форм из ничего, найденных Интуитивным Разумом.
Попытка изуродовать форму реальную и разлом вещей в кубизме - имеют в себе задачу выхода творческой воли в самостоятельную жизнь созданных ею форм.
И вот я пришел к чисто красочным формам.

И Супрематизм есть чисто живописное искусство красок, самостоятельность которого не может быть сведена к одной.

Бег лошади можно передать однотонным карандашом.
Но передать движение красных, зеленых, синих масс карандашом нельзя.
Живописцы должны бросить сюжет и вещи, если хотят быть чистыми живописцами.

Потребность достижения динамики живописной пластики указывает на желание выхода живописных масс из вещи к самоцели краски, к господину чисто самоцельных живописных форм над содержанием и вещами, к беспредметному Супрематизму - к новому живописному реализму, абсолютному творчеству.
Всякая живописная плоскость, будучи превращена в выпуклый живописный рельеф, есть искусственная красочная скульптура, а всякий рельеф, превращенный в плоскость, есть живопись.

Квадрат не подсознательная форма. Это творчество интуитивного разума
Лицо нового искусства! Квадрат живой, царственный младенец.
Первый шаг чистого творчества в искусстве. До него были наивные уродства и копии натуры.

Наш мир искусства стал новым, беспредметным, чистым.
Исчезло все, осталась масса материала, из которого будет строиться новая форма.
В искусстве Супрематизма формы будут жить, как и все живые формы натуры.
Формы эти говорят, что человек пришел к равновесию из одноразумного состояния к двуразумному.
(Разум утилитарный и интуитивный.)
Новый живописный реализм, именно живописный, так как в нем нет реализма гор, неба, воды...
До сей поры был реализм вещей, но не живописных, красочных единиц, которые строятся так, чтобы не зависеть ни формой, ни цветом, ни положением своим от другой.
Каждая форма свободна и индивидуальна.
Каждая форма есть мир.
Всякая живописная плоскость живее всякого лица, где торчат пара глаз и улыбка.
Написанное лицо в картине дает жалкую пародию на жизнь, и этот намек лишь напоминание о живом.

Плоскость же живая, она родилась. Гроб напоминает нам о мертвеце, картина о живом.

Я говорю всем: бросьте любовь, бросьте эстетизм, бросьте чемоданы мудрости, ибо в новой культуре ваша мудрость смешна и ничтожна.
Я развязал узлы мудрости и освободил сознание краски.
Снимайте же скорее с себя огрубевшую кожу столетий, чтобы вам легче было догнать нас.
Я преодолел невозможное, и пропасти сделал своим дыханием.
Вы в сетях горизонта, как рыбы!
Мы, супрематисты,-бросаем вам дорогу.
Спешите!
- Ибо завтра не узнаете нас.

Из книги: Малевич К. "От кубизма и футуризма к супрематизму." Изд. 3-е. М., 19.

0