Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Психология

Сообщений 161 страница 170 из 243

161

Долгая работа

Психология

Начните долгую работу, если трудный период начался. Если все нехорошо складывается.

Так одна женщина начала вышивать картину бисером - это дело трудоемкое, кропотливое, скрупулезное, требующее внимания... Было ей трудно жить, она заболела, оказалась в бедности и одиночестве. И бороться активно не с кем было - никто и не нападал. Просто мрачное и опасное время. Но она каждый день вышивала свою картину с океаном, рыбами и раковинами. Изо дня в день. Не бросала, как Пенелопа, которая все ткала свой ковер - изо дня в день. И эта женщина не умерла, а выздоровела. В самые плохие дни она говорила себе: "моя картина еще не закончена! Мне надо закончить картину!" - и снова бралась за разноцветный бисер и нитки.

Прошел год - вот как долго она вышивала картину. Здоровье улучшилось к удивлению врачей. А женщина картину пожертвовала для продажи на благотворительную выставку и за новую принялась, с птицами и цветами.

Это очень мудро - начать долгую работу и каждый день ее по кусочку выполнять. Неважно, что вы будете делать: тело приводить в порядок кропотливо, книгу писать, ковер ткать, машину собирать, строить дом, сажать сад - не это важно. Важно, чтобы было дело, которое надо завершить. И которое требует ежедневного труда и внимания. Так устроен человек - пока ему надо что-то доделать, закончить, пока он занят продуктивным трудом, будут приходить силы и восстанавливаться энергия.

И жизнь можно спасти, как спасла свою жизнь Шахерезада - она каждую ночь рассказывала сказки, чтобы ей голову не отрубил Шахрияр. Это утомительный труд, он кажется бесконечным, он не дает мгновенного результата, но он поддерживает жизнь и возвращает силы - вроде фонарика-"жучка", в котором надо нажимать и нажимать на кнопку, чтобы тот светил. И аккумулятор заодно заряжается. Это хороший способ, он работает. Работа никогда не кончается, пока есть силы; а силы есть, пока есть работа…

Автор текста: Анна-Валентиновна Кирьянова

0

162

Чтобы выйти из зоны комфорта, надо сначала в ней оказаться.

Психология

Знаете, все вокруг меня хотят выйти из зоны комфорта. Не только клиенты. Родные, друзья, знакомые. Приличные с виду знакомые!

Бледные, хронически недосыпающие люди приговаривают: «Надо просто выйти из зоны комфорта и погнать себя в спортзал». Люди с паническими атаками говорят: «Надо выйти из зоны комфорта и перестать себя жалеть». Люди, проживающие мучительную, очень несладкую жизнь, говорят: «Выйти бы уже из зоны комфорта и перестать жрать сладкое». Это еще не худший расклад. Некоторые просто говорят «перестать жрать». Видят кардинальное решение проблемы.

У меня от таких слов начинает тревожно дергаться глаз. Я сейчас объясню. Чтобы выйти из зоны комфорта, надо сначала в ней оказаться.

Что такое «зона комфорта»? Это такое место, где тепло, уютно, свободно, вкусно, радостно и безопасно. Где тебя любят и уважают. Где о тебе заботятся (и ты тоже заботишься).

И у многих из нас такой зоны просто нет, где о нас заботятся. В лучшем случае есть зона, чтобы отлежаться или проораться. Это больше, чем ничего, но не совсем то. Это как алкоголь в мороз — в принципе, помогает, но недолго.

Очутившись в зоне комфорта, нужно в нем немного побыть. Отдохнуть душой. И только потом — выходить.

Это ощущение ни с чем не спутаешь — когда сил на все хватает, и ты готов, пожалуй, еще чему-нибудь поучиться; проснуться утром пораньше и сбегать на йогу; подумать о рабочем проекте, который полгода висит в планах.

И тут очень важно, чтобы импульс к действию возник раньше, чем сама мысль. Сначала начинаешь делать — потом уже думаешь. Не всегда с песней, иногда это мучительная радость преодоления, и думаешь, на кой черт я полез за баранку этого пылесоса — но точно не из последних сил. Полез, потому что было интересно.

Люди, которые говорят про «выйти из зоны комфорта», обычно не имеют в виду никакого интереса. Если перевести это выражение на простой человеческий язык, то оно означает примерно следующее: мне уже сейчас как-то фигово, но, если я помучаю себя еще сильнее, может, мне станет лучше?

Ну не знаю. Если человека, больного гриппом, еще и выпороть на конюшне, может, он выздоровеет потом. Но вряд ли это от порки.

Часто это звучит как самообвинение: «Да мне просто лень, я просто не хочу выходить из зоны комфорта». И у этих слов либо привкус мучительного стыда («я недостаточно хороший, я не дотягиваю до нормы, хоть тресни»), либо вины («я недостаточно стараюсь, я не молодец, и меня никто не будет любить»). А стыд и вина, как репейник, всегда найдут, к чему прицепиться, каких бы реальных успехов вы ни добились. Даже если вы окончательно перестанете себя жалеть и вообще перестанете жрать (хотя это не успех).

Но на пределе сил ни один нормальный человек долго не протянет.

В итоге либо отползти обратно в «зону комфорта», либо свалиться в клиническую депрессию (когда не дурное настроение, а диагноз) или в тяжелую психосоматику.

Вам какой вариант больше нравится? Мне первый.
Тем более, на дворе тяжелые времена. Информационный прессинг. Финансовый кризис. И если вдруг вы знаете, как добраться до зоны комфорта, предлагаю оставаться в ней.

Автор текста: Анастасия Рубцова

0

163

Реабилитация обиды

Психология

"Обидеть нельзя, можно обидеться", "обида - следствие неадекватных ожиданий", "обида - это манипуляция". Знакомые штампы? Обиде в последнее время не повезло. Сложно сказать, почему - но обиду вычеркнули из списка "легальных" человеческих переживаний и стали рассматривать как чувство вредное, деструктивное, "рэкетное", а человека обидевшегося - чуть ли не как агрессора.Особенно эту тему полюбили почему-то эзотерики: статьям с советами, как избавляться от обиды в себе и никогда больше не допускать это чувство в свой прекрасный внутренний мир, - нет числа на порталах популярной психологии с уклоном в духовные практики.

Для начала небольшой экскурс в историю. В уравнивании обиды с манипуляцией "виноваты", я полагаю, популяризаторы Э. Берна, который описал некоторое количество игр, связанных с манипуляциями чувством вины. Фраза "обидеть нельзя, можно обидеться" - принадлежит Эрнесту Холмсу, основателю движения "Наука разума", который в своей книге "Сила мысли" написал следующее: "Ранимость - это не слабость, а диагноз. Не позволять никому и ничем задеть ваши эмоции означает не позволять самому себе почувствовать обиду. Помните о том, что невозможно обидеть; можно - обидеться". Товарищ приобрел немало последователей, в том числе среди любителей НЛП, но был он не психологом, а религиозным философом весьма радикального толка. Концепция, в которой обида рассматривается как искажение восприятия, маркер неадекватных ожиданий - принадлежит отечественному ученому Ю.М. Орлову, автору теории саногенного (здорового) мышления и книги про обиду - на мой взгляд, полезной и увлекательной (почитать можно здесь http://www.sanogen.ru/obida.htm).

В ней автор описывает механизм обиды как реакцию на несоответствие реальности ожиданиям, но нигде не клеймит обиду как деструктивное чувство, и даже подчеркивает вред от подавления и намеренного скрывания обид, выступает за экологию общения, призывает сообщать другим о своих переживаниях.

Как же так получилось? Каким образом существующие психологические концепции были подхвачены, переиначены и вписаны в идею саморазвития через устранение якобы "негативных" чувств из внутреннего мира? Меня смущает (и обижает) эта тенденция. Я не могу считать вредными никакие чувства, возникшие в процессе эволюционного и социального развития человека. Давайте разберёмся.

Прежде всего, обида - чувство, возникающее в результате социализации. Младенец, который не может удовлетворить свою потребность - испытывает только злость. Для появления обиды внутренняя реальность должна стать более сложной: в ней должна появиться ценность отношений с другим человеком. Обида - комплексное переживание, включающее и жалость к себе, и злость на обидчика, и, что важно, удерживание этой злости противоположной тенденцией - любовью или, как минимум, идеей ценности отношений. Слишком противоречиво?

Да. Мир человеческих переживаний - бывает сложным, неоднозначным, и подразумевает, что человеческая психика способна справиться с амбивалентностью: что можно испытывать к одному объекту разные чувства. Упрощение, огрубление чувств - маркер нарушения психического развития, и, наоборот, чем здоровее человек - тем более тонкие, сложные и неоднозначные переживания ему доступны. Что будет, если не удерживать злость? Человек будет если не сразу убивать, то по меньшей мере разрывать отношения при малейшем несоответствии ожидаемого реальному.

А как насчет того, чтобы сразу принимать другого как есть? Это хорошая идея, но слишком абстрактная. Чтобы принимать тебя как есть - надо для начала понять, какой ты есть. Идея, что человек может знать и принимать что-то заранее - это идея всемогущества. Живые люди мало что знают заранее, не стесняются включать естественную функцию отвращения, и, если не отравлены идеей "всепринятия" - дают себе возможность узнать другого в процессе отношений. Обида появляется из неадекватных ожиданий, но дело в том, что наши ожидания в отношении друг друга никогда не могут быть полностью адекватными, а восприятие - полностью свободным от проекций. Восприятие другого человека - неизбежно строится на проекции, которую еще предстоит проверить в общении. А если уж говорить о близких отношениях, то неизбежный этап влюбленности, который и позволяет людям удержаться рядом за счет сильного влечения друг к другу - подразумевает слияние со своими проекциями. Первая обида в отношениях - это первый шаг для перехода от блаженного слияния к узнаванию другого человека, и через это узнавание - к более зрелым отношениям.

Таким образом, обида - это возможность сделать паузу и отрегулировать межличностное взаимодействие, разобравшись в своих ожиданиях и реакциях другого. Да, реакциях другого на мою обиду - в том числе. Как быть с тем, что обида - вызывает какие-то реакции, а значит, может рассматриваться как манипуляция? Но коммуникативный аспект - есть у любой эмоции.

Выражение эмоции во внешнем виде и поведении - древнейший способ коммуникации, позволяющий и животным, и людям регулировать своё общение с сородичами. В этом смысле любое эмоциональное влияние на другого человека можно рассматривать как манипуляцию. Люди в общении неизбежно наблюдают друг за другом, посылают эмоциональные сигналы, считывают ответные эмоциональные реакции - и таким образом выстраивают отношения и дистанцию в отношениях. Словами, как известно, передается менее 30% информации.

По моему мнению, говорить следует не о деструктивности обиды самой по себе, а о деструктивных или конструктивных коммуникациях, которые человек выбирает, оказавшись обидчиком или обиженным. Если обиженный не говорит, на что он обиделся, не позволяет искупить вину (или обижается без поступка, для удовольствия видеть чужую вину и ощущать собственную власть над ситуацией), не дает возможности договориться - можно говорить об обиде как привычном способе разрушительной коммуникации. Если человек в обиде доступен для контакта (либо ясно заявляет о необходимости побыть одному некоторое время), явно обозначает связь своей обиды с поступком другого, и в принципе договороспособен - обвинение его в манипулятивном поведении, увы, будет манипуляцией. Поскольку отрицание права другого человека на собственные чувства - на мой взгляд, самая злостная манипуляция из всех возможных.

Некоторые люди опасаются выглядеть обиженными, поскольку считают демонстрацию обиды - демонстрацией слабости. Да, показывая обиду - мы показываем свою уязвимость. И мы действительно уязвимы во всём, что связано с нашими ожиданиями от других людей, с нашими потребностями в других. Но сильный, адаптированный к миру человек отличается не тем, что ему никто не нужен, а способностью восстанавливаться и справляться с разочарованиями. Идея силы как абсолютной неуязвимости - иллюзорная идея, делающая человека, с одной стороны, нечувствительным, а с другой - очень хрупким. Риск открыться и столкнуться с отвержением - для такого человека будет равносилен краху всей личности. Истинно сильный человек не боится как показаться слабым, так и обмануть ожидание своей слабости, если этого требует ситуация.

Автор текста: Юлия Лишафаева

0

164

Возможна ли жизнь без переносов?

Психология

Можно ли «не улетать» в прошлое в контакте с другими людьми и явлениями?
Что значит – оставаться в реальности?
Существует ли вообще реальность, или каждый человек находится в своем ощущении того, что реально?

Я могу рассказать о своем опыте, ибо окончательного ответа на эти вопросы я не знаю.

Но я знаю, что, если детские травмы отгореваны и отпущены, и вы перестали ощущать свою беспомощность и зависимость от других людей при тех обстоятельствах, которые были для вас травматичными, вы попадаете в перенос меньше и реже. У меня есть масса пережитого опыта, в котором я вообще перестала попадать в перенос. И в этих зонах прожитого и осмысленного опыта я вижу реальность, то есть настоящее, во всей целостности, со вкладом каждого участника, и делаю выбор, как поступить.

Во-первых, я не чувствую вины. Это, безусловно, главное достижение моей работы с травмами развития.


Именно поэтому я хорошо ощущаю ответственность – за что я отвечаю, и за что отвечает тот, кто сейчас со мной в паре.

….На детском празднике в культурном центре детям раздают шарики. Это подарок, и дети радуются. Шарики раздает известный пианист и исполнитель: он здесь потому, что хочет знакомить детей с искусством, и посвящать их в таинство музыки, делясь тем, во что он влюблен.
Все дети получили свои шарики.

Внезапно одна из мам подходит к пианисту и требует заменить шарик зеленого цвета на шарик желтого цвета.
Ее ребенок плачет: он хочет другой шарик. Исполнитель растерянно разводит руками: шариков больше нет. Мама выражает недовольство и агрессию: как это вы не предусмотрели! Ребенок расстроен! Вы должны его утешить!

… Определенно, мама путает зоны ответственности, забывая, что ей ничего не должны. Она воспользовалась подарком, а за подарок естественно благодарить. Ребенок может этого еще не понимать, и ему правда может хотеться чего-то другого. Он еще мал, и благодарность ему пока не доступна. Ответственность мамы – утешить своего ребенка, помочь ему вынести свое разочарование.

… Женщину раздражают какие-то черты своего ребенка. Она недовольна тем, что он не убирается, слишком много играет в планшет, сопротивляется ее укорам, не стесняется требовать для себя игрушки и покупки. У нее еще более тяжелое детство: ее мама не бывала ею довольна. Она критиковала ее, все ей было не так.
У этой женщины осталось много боли.

И она впадает в свое внутреннее расщепление: теперь ее мать интегрирована, и стала ее частью. И теперь эта часть актуализируется, если ее собственный ребенок делает что-то «не так».

Мама испытывает вину перед ребенком за свое недовольство, и раздражается. Потом снова вина и снова раздражение. Тем временем отношения с ребенком портятся: они отдаляются друг от друга. Происходит обычная, которая присутствует во многих семьях, трагедия.

Ответственность этой мамы заключается в том, чтобы признать свои чувства недовольства, раздражения, ненависти. Не перекладывать ответственность на ребенка – мол, проблема в нем. И еще в том, чтобы работать с виной. Она не виновата в том, что произошло с ней в детстве. Это ей причинили ущерб.

Но она отвечает за то, чтобы работать со своей травмой, горевать о том, что случилось. Если это происходит, она может посмотреть на своего ребенка другими глазами, и почувствовать его боль. Отношения могут восстановиться, и снова вернется близость.

В каждом маленьком жизненном эпизоде у каждого есть своя ответственность.
Она есть у взрослых, у детей, у участников интернет-пространства, у партнеров, у психологов и клиентов, и так далее. Если мы с кого-то снимаем ответственность, мы инфантилизируем его и даем ему шанс остаться маленьким и не расти.
Если мы не разобрались со своей виной, мы не приближаемся к ответственности, путая, кто и за что отвечает.

Я взяла за правило, достаточно давно, признавать перед своими детьми ответственность за свои чувства. Я объясняю мотивы своих поступков.
Я говорю: вот сейчас я устала, вот сейчас мне нужно уйти в свою жизнь, а вот сейчас я, как мать, хочу получить объяснения.
А вот в этом эпизоде я, пожалуй, погорячилась. Слила свои чувства, и мне жаль. И прошу прощения.

Такая атмосфера приводит к тому, что дети не загружаются виной и приучаются к тому, что у них тоже есть своя ответственность.
В такой атмосфере почти нет условий для образования незавершенных ситуаций, или травм развития.
Чувства позволены, проблемы признаются и разрешаются. Никто не остается жертвой, не носит в себе обиды и желание мстить.

Такие люди и живут в реальности, то есть в настоящем.
В каждой конфликтной ситуации они хорошо осознают свой вклад, и умеют отдать ответственность другому человеку за его вклад.
Даже если он сильно нападает и ведет себя неадекватно – все равно такие люди остаются устойчивыми.

Автор текста: Вероника Хлебова

0

165

О чувствах, которые переживать не полезно

Психология

Долго я носила в себе этот пост. И вот, пока есть возможность остановиться и поклацать по клавишам в свое удовольствие, пишу.
Написать хочу о чувствах. Но на этот раз о тех чувствах, проживание которых неполезно.

Вообще, проживание чувств без прерываний - это целебный процесс. Однако, есть чувства, проживание которых наоборот - разрушает. Я говорю о переживании травмы.

Травма - "след" в психике от какого-либо события, пережить до конца и встроить в опыт которое не хватило ресурсов. И теперь, при возникновении чем-то похожих на травмирующие обстоятельств, внутренний взор вновь и вновь обращается к этому когда-то пораненному месту.

Например, если в детстве был опыт покинутости или пренебрежительного обращения, который не удалось компенсировать вновь обретенным доверием в привязанности и уважительным отношением, то любой, даже отдаленно похожий опыт будет, скорее всего, сопровождаться той же интенсивностью переживаний, что и при возникновении травмы.

В метафоре это выглядит как если бы в незалеченную рану снова тыкнуть. При соприкосновении со здоровым местом это может ощущаться без боли, но та же интенсивность соприкосновения с местом, которое поранено, будет вызывать сильную боль и все сопутствующие переживания - от страха до ярости.

Беда в том, что в отличие от физических травм, травмы душевные нельзя оценить одним лишь взглядом, однако важность не оставлять травмированное место без внимания такая же, как и при физических повреждениях. И риски развития нехороших процессов при не лечении травм так же существуют. И еще как!

Но прежде чем лечить что-либо, важно сначала научиться не расковыривать рану еще больше. Для этого важно научиться распознавать травмированные места своей души.

Этому, в большей степени, я и хочу посвятить этот пост.

Итак, симптомы травмы:

Какое-либо неприятное событие вызывает сверхсильные переживания, что они захватывают полностью и "несут". Ни о чем другом, кроме как о неприятном событии и обстоятельствах, связанных с ним, думать не получается. Возникает некая навязчивость мыслей и обращения к этой ситуации.

Если в метафоре, то если сломана, например, рука, то симптомы этого перелома такие (боль, страх за свою безопасность и целостность, прокручивание ситуации где произошел перелом, думки что можно было бы сделать, что бы этого не произошло, злость и пр), что невозможно забить на это и продолжить жить как раньше.

2. Тоннель или воронка переживаний.
Травматичные переживания имеют свойство засасывать и прогрессировать. Так как травма происходит вследствие недостатка ресурсов для того, что бы пережить травмирующее событие как нечто обычное и приемлемое, которое можно разжевать и переварить (или выплюнуть), травма обращает к себе так, что смотришь на нее внутренним взором, и постепенно весь остальной мир сначала уходит в фон, а потом и вовсе исчезает из поля внутреннего взора. Начинает казаться, что в этом мире есть только двое - я и полный пиздец, из которого нет выхода.

И если все время обращаться туда, где одно только разрушение, то сил становится все меньше, засасывает все глубже, опор становится все меньше. Если засосало глубоко, то:

3. Бессонница и повышенный уровень тревожности.

Тревожность - это неопредмеченный страх, направленный на будущее. Переживается как сильное неприятное перевозбуждение, которое запускает изменения и на физиологическом уровне. Если совсем по верхам, то при тревожности (как и при любом стрессе) трапецевидные мышцы находятся в гипертонусе, дыхание становится поверхностным, мозг получает меньше кислорода, что усиливает тревожность и понеслась.

Тревожность обычно снижается при ее опредмечивании, поэтому выражаться она может, начиная от беспокойства за близких или за работу, заканчивая соматизацией (головокружения, сердцебиения, кризы, понос и пр. нарушения ЖКТ и ССД). Однако до тех пор, пока тревожность не будет принята с уважением и не будет рассмотрена как симптом, обращающий внимание на какаю-то угрозу, готовящий к переживанию того, что опасно (при чем опасность может быть как из вне, так и изнутри (напр. ставится под угрозу самоценность)). Так вот, до тех пор, пока смотришь на тревожность, а не на то, куда она показывает, она, как правило, не уходит.

4. Онемение или реактивность.

Непроизвольные защитные реакции психики, так же являющиеся маркерами травмы. Обычно преобладает либо одно, либо другое, либо попеременно.

Переживается это либо как вымораживание всех чувств и ощущений (напр., "я внезапно не могу выдавить из себя ни слова" или "я понимаю, что надо встать и идти, но ноги-руки будто ватные становятся, не слушаются", так же может отшибать временно память. Реактивность - это когда реакция сильнее, чем воля: "я плачу и не могу остановиться", "я не хочу это говорить, но мой язык несет это быстрее, чем я успеваю это осознать" и пр.).

Вот, пожалуй, основные маркеры, по которым можно распознать травму.
Симптомы эти могут быть разной степени выраженности и продолжительности во времени, в зависимости от глубины травматического опыта.

Что делать?

Мне нравится приводить аналогию с реальными травмами.

Первым и самым важным мне кажется осознать и принять тот факт, что травма есть. Что переживание таких симптомов - это следствие травмы, это не просто так и ни с того ни с сего. И здесь уговоры "все будет хорошо" и "да брось ты, забей, выбрось из головы" в лучшем случае бесполезны, в худшем - расковыривают или запускают процесс.

Так же, как и с физической травмой, важно сначала ее заметить, признать и начать заботиться о себе, дабы вылечить повреждение.

Я часто слышу "я не помню, где у меня было что-то похожее". Не суть важно первоначальная это травма или ретравматизация, и если симптомы - следствие ретравматизации, то здесь ключевое для жизни и благополучие - наличие травмы, а не причины важно то, что она есть. А значит надо что-то делать, что бы восстановиться с минимальными потерями.

Первым делом важно по возможности выйти из ситуации, которая травмирует (напр., прекратить разговор, взять паузу в отношениях, сменить обстановку на безопасную, дистанцироваться буквально или внутренне от того, что травмирует), дабы не усугублять ранение.

Второе очень важное. Там где есть травма, там нужно обращение к ресурсам. Ибо сам по себе травматичный опыт становится травматичным из-за недостатка ресурсов. И в месте травмы к ним важно обращаться куда больше обычного.

Есть несколько работающих упражнений, которые можно делать при переживании травматичного опыта:

Восстановление телесной жизненности.

Как только появляются тревожные мысли и засасывающие переживания, важно переключать свое внимание с этого укруживание и засасывания на то, что является земным, поддерживающим и безопасным.

Обратить свое внимание на ощущения в теле. Найти точки опоры в теле - почувствовать ступнями пол, попой стул. Проверить их на прочности и устойчивость (прощупать пол, потопать, поерзать на стуле, почувствовать какая именно опора под вами - твердая? Мягкая? устойчивая? теплая? Распознать и назвать ее про себя), найти то положение, где телом вы можете ощущать комфорт и устойчивость.

Раны душевные переключают внимание на мысли и чувства, поэтому, что бы не унесло и для того, что бы притормозить этот процесс выноса в травму, важно уравновешивать это приятными телесными ощущениями, дающими переживания безопасности и комфорта.

Так же хороший маркер - обращать свое внимание на то, как вы дышите и в каких частях тела есть мышечное напряжение. Глубокое дыхание и телесное расслабление - хорошие ресурсы для самоподдержки в переживании травматического опыта.

2. Если засосало глубоко и не на 5 минут, то важно сознательно переключаться и уводить (я бы даже сказала расширять) свое внимание с того место где больно, на то, что радует и приятно впечатляет.
Прямо вот дисциплинарно, хотя бы раз в день обеспечивать себя приятными впечатлениями от просмотра картинок, при взгляде на которые душа радуется (и тело, соответственно, тоже), фильмов, которые впечатляют оптимизмом, прогулок, встречи с друзьями и знакомыми, с которыми тепло и безопасно общаться.
Ограничивайте себя от тех мест и общения, где впечатления могут быть энергозатратными и неприятными.

Если перевести в метафору про физическую травму, то то место, которое травмировано, важно оставить в покое и безопасности, не теребить рану и защитить это место. Обратить свое внимание к тем ресурсам, которые помогут это место лечить.

3. Дети - великие учителя, которые интуитивно знают чего делать в таких ситуациях и их творческому подходу к поиску ресурсов можно учиться бесконечно. Вы тоже когда-то были детьми, а значит и в вас есть эта творческая спонтанная приспособительная часть.
Вы строили в детстве домик из подушек, пледов, коробок, веток и всего, что попадется под вашу детскую руку? Если да, то у вас уже есть навык заботы о своем безопасном пространстве. Если нет, то это отличный повод сформировать этот навык.

У каждого из нас свой "домик" в котором хорошо. Его можно нарисовать, его можно сделать у себя дома из подушек...да из чего угодно! Важно, что бы это было место, в котором вы чувствуете неприкосновенность, безопасность и защищенность.

Еще у детей есть волшебная мантра. В моем детстве она звучала как "Чик-трак я в домике!" и все - все свободны. Что это за слова или образ, при обращении к которым вы чувствуете себя в "домике"?

4. Травматический опыт обладает удивительным свойством обесценивать весь остальной опыт. Вроде жил себе человек, радовался, потом случилось что-то и все - остались одни лишь переживания себя отвергнутым или неудачником, или ничтожеством, или ... подставьте что-то свое. Но это не так. Это не весь опыт.
Вспомните ситуации, где вы чувствовали себя принятым, сильным, успешным, счастливым, а главное - защищенным. Где те места и события, где вам было абсолютно хорошо и спокойно? Что вы чувствуете в теле при этих воспоминаниях? Где еще места или занятия, где вы можете переживать эти приятные ощущения?

5. Имейте всегда при себе то, что вас радует и делает вам приятно. То, к чему вы можете обращаться в любой момент, где бы вы ни были. Это может быть камень, фотография, шарф, какая-нибудь вещь, которую можно таскать с собой и трогать ее, смотреть на нее, испытывая наполняющие силой и радостью переживания.

В общем, все эти упражнения, призваны фокусировать, точнее, переключать внимание с теребления и расковыривания травмы на ресурсы. Ресурсы, самые важные при переживании травмы - безопасность, опора, обращение к позитивному опыту.

Эти упражнения важно делать регулярно, 5-6 раз в день.
Желательно избегать событий и мероприятий, обращающих к глубоким чувствам, даже если они не касаются, непосредственно, самой травмы. Если у человека идет сильный воспалительный процесс, допустим, в ноге, то это значит, что нужен покой и лечение всему организму. Каждый из нас целостен и стремится к целостности - невозможно лезть в глубокие переживания, не затрагивая пораненное место в душе.

ТРАВМАТИЧЕСКИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ ПЕРЕЖИВАТЬ НЕПОЛЕЗНО! Как только вы распознаете травму, важно тут же оттормаживать свое погружение в переживания и обращаться к ресурсам.

Если процесс переживания травмы проходит остро или если он проходит не остро, но больше двух недель - это показание для обращения к профессиональной помощи.

Берегите себя.

Важно обозначить вот что:

вылечить рану совсем не прикасаясь к ней (а любые соприкосновения с раной обычно неприятны) маловероятно. Другой вопрос, что лечить это место возможно лишь при наличии достаточного количества ресурсов на это.


Иными словами, нырять в воронку переживаний - не полезно, ибо происходит ретравматизация.
Соприкасаться и постепенно, шаг за шагом "прожевывать" то, что стало "по зубам" - полезно.
То, что я описала выше - это маркеры, по которым можно распознать травму и первая помощь при засасывании в травматический опыт, инструкция про то, как не раздирать рану дальше.

Обнаружение же травмы и ее последствий, которые влияют на качество жизни - хороший запрос для работы со специалистом.

Автор текста: Ксения Аляева

0

166

Идея перфекционизма

Психология

Идея перфекционизма - это совершенно изумительная, отточенная идея о том, какими мы должны быть в идеале. Когда человек имеет такую идею и при этом знает, что этому идеалу не соответствует, внутри него происходит расщепление - он не хочет быть тем, кем является в данный момент. Он сам себя не устраивает и поэтому контролирует себя и свои действия, постоянно сверяя их с собственным идеалом, и от этого, буквально, разрывается на части. У него не прекращаются самодиверсии, он становится полипсихичным и, практически, сходит с ума от недовольства собой. Внутри него разгорается гражданская война.

Когда человек не может быть таким, какой он есть, когда он себя не принимает, то искусственно создает другую личность, абсолютно другую, и проявляет ее в мире. Именно поэтому люди так гордятся тем, что они собой представляют в социуме, например, они известные художники, артисты, музыканты, бизнесмены... Крайняя степень такого раскола - деперсонализация.

Мы не можем предстать в том виде, в котором существуем - нам нужны маски. Одев их, мы попадаем в чудесную галлюцинацию, в самообман. Теперь то, кем мы являемся, нас совершенно не волнует, мы это подавляем и, выходя на улицу, во внешний мир, начинаем играть спектакль, чтобы, не дай бог, нас никто не разоблачил. Мы делаем то же, что и актеры в театре, отличие лишь в том, что сцена - это маленький театр, а жизнь - большой. Как сказал Шекспир: «Жизнь - это большой театр, а люди в нем актеры».

Мы не слышим то, что было в нас от природы, а сразу становимся на беговую дорожку и начинаем бежать от самих себя. Нам кажется, что все вокруг такие умные, такие незаурядные, такие красивые, а мы хуже всех. И мы знаем, что должны скрывать от них свою истинную суть. Поэтому мы натягиваем маски, поэтому у нас самодиверсии, поэтому стремление к перфекционизму.

Но это всего лишь идея. Если мы каждый день, глядя на себя, будем сверяться со своей идеей о себе, то будем ненавидеть и презирать себя. Нам понадобится еще больше макияжа и раскраски для того, чтобы другие не обнаружили наше ничтожество, нашу неумелость и несостоятельность. Мы выходим в мир во всеоружии, то есть, в полной закрытости. Но никто этого не замечает, потому что другие поступают точно так же. Но когда коснется того, из чего состоит наша жизнь - счастья, любви, - мы будем тосковать, мы будем мечтать об отношениях, о сердечной радости, о том, чтобы с нами случилась близость, чтобы мы отогрелись. Однако, мечтая, бредя о любви, мы не сможем никого подпустить к себе близко.

Воспитание человека сориентировано на амбицию, тщеславие и честолюбие. Как только он приходит в этот мир, ему сразу дают план, карту, по которой он должен осуществлять себя в жизни. Он еще не осознал, кем он хочет стать, что принесет ему радость, что сделает его удовлетворенным, как его тут же программируют. Получив такой план, он уже не сможет прожить собственную жизнь. Это будет любая жизнь, но не его. Он никогда не заиграет всеми цветами радуги, он никогда не станет незаурядным и непосредственным, возможно, он будет великим и известным, но его сердце будет мертвым.

Люди рождаются разными. Каждый человек уникален. Мы не должны сравнивать себя ни с кем. Мы уникальны, такие, какие мы есть. Но мы себя не устраиваем, потому что у нас есть совершенная, отточенная идея о том, какими мы должны быть. Но тогда наша жизнь так и не исполнится, потому что мы потеряемся еще с самого начала. Мы будем жить с закрытыми глазами, постоянно отворачиваясь от себя, оставаясь недовольными собой, и при этом будем мечтать об успехе и вере в себя. Однако, это несовместимые понятия.

Поэтому, прежде всего, нам надо отучиться наносить себе урон. Когда мы видим, что мы трусливые, робкие и неуверенные - на то есть свои причины, и нам надо принять это. А когда мы принимаем то, что есть, с нами что-то начинает происходить, мы начинаем преображаться. Вера в себя приходит к человеку, который стал целостным, однажды сказав себе: "Я принимаю себя таким, какой я есть". Такой человек больше ничего в жизни не отвергает. А если жить, ничего не отвергая, тогда придется жить просто, спонтанно и естественно. И получить собственное, неповторимое направление в жизни.
источник

0

167

Дефицит любви

Психология

Когда ты говоришь о своих чувствах: о ревности, обиде, злости, не нужно обвинять.
Этот человек не виноват в том, что с тобой произошло давно, и почему образовался дефицит любви.

Но и молчать я тебе не советую. Молчать – значит, подавлять себя, и оставаться беспомощным ребенком, который ни на что не может повлиять.

Я в свое время много проговаривала. Что чувствую, чего мне не хватает. Иногда меня слушали, иногда – нет. Я думала о том, откуда взялись дефициты. И, как правило, находила.

Самая большая проблема, что дефицит любви передается из поколения в поколения. Нас растили так, как растили наших родителей. И мы будем растить своих детей так же, если не задумаемся над тем, какой может быть любовь.

Когда нам удается погоревать о том, что не досталось, мы перестаем надеяться на чудо. Что где-то есть такой человек, который полюбит просто так. То есть, заменит родителя).

В реальности нас окружают обычные люди. Которые тоже чего-то хотят, и имеют свои ограничения. Идеального партнера найти нельзя, но зато можно найти подходящего.

Чем сильнее дефицит любви, тем сложнее согласиться выстраивать отношения с реальным человеком. Вы будете идеализировать своего избранника, или, напротив, ненавидеть за то, что он не стал идеальным «родителем» для вас. Но ни одному человеку не подвластно вырастить у вас внутреннее ощущение достоинства и ценности.

Эти утраченные качества мы выращиваем в себе сами.

Как? Перестаем ждать от себя невозможное. Позволяем себе чувствовать. Позволяем себе отгоревать не полученную в детстве любовь.

Автор текста: Вероника Хлебова

0

168

Конфликт разума и чувств. Что происходит, когда "Я все понимаю, но ничего с собой поделать не могу!"

Психология

"Я знаю, что муж меня очень любит, но когда он уезжает встречаться с друзьями, я чувствую такую обиду! Я прям превращаюсь в маленького капризного ребенка. И главное, головой-то все понимаю! Понимаю, что веду себя неадекватно, но внутри черт вселился, начинаю обижаться и высказывать претензии. Ненавижу себя за это!"

"Я очень боюсь высказывать публично свое мнение, боюсь писать, комментировать чужое мнение и просто предъявлять себя хоть как-то! Хотя я знаю, что я умная и много знаю. К сожалению, никто об этом не догадывается, потому что я всегда молчу. А если иногда говорю, то это оказывается интересно людям. Так обидно за себя, я не могу использовать свой интеллект и знания из-за страха, который сама не понимаю, почему возникает…"

Всем нам знакомо ощущение, когда знаешь, как надо правильно поступить и что сделать и каждому из нас знакомо вот это беспомощное "все понимаю, но сделать ничего не могу". Что же с нами происходит? Почему ум и эмоции вдруг отказываются сотрудничать друг с другом? Как понять себя и помочь в условиях, когда сильные и неадекватные ситуации эмоции зашкаливают и останавливают нас в движении вперед?

Все дело в памяти. Психологи разделяют память на 3 вида – эпизодическую, семантическую и процедурную. Эпизодическая память – память на события, имена, знания, она лежит в сфере осознавания человека. Семантическая память отвечает за анализ и синтез, хранение обобщенных знаний о мире. Она также осознаваема. С процедурной памятью все гораздо сложнее. Она лежит вне осознавания, ее называют "низшей" формой памяти и в ней хранятся связи между стимулами и ответными реакциями. Другими словами, в ней записано "как все устроено", "что с чем связано" и "как я себя веду в определенной ситуации".

Фиксация стимул –реакция происходит в детстве и она очень устойчива. Это сформированные в мозгу дорожки нейронных связей. Например, если в детстве у вас было много опыта отвержения коллективом или критики – в школе, саду, вас стыдили или ругали публично, то нейронная дорожка в мозгу будет выстроена примерно так – "я и коллектив людей = стыд плюс страх". И вот вы уже взрослый, умный, образованный человек попадаете в новое сообщество или коллектив людей, которые дружественно и тепло к вам относятся, но ваша типовая реакция на происходящее – стыд и страх отвержения или критики. Процедурной памяти все равно, она не учитывает, что вы уже взрослый и умный и вас все любят, нейроны продолжают бегать по протоптанной дорожке "стимул-реакция". Чем более ярок и интенсивен был опыт в детстве, тем шире, утоптанней и наезженней дорожка в мозгу.

То есть процедурная память воспроизводит и штампует наиболее устойчивые и привычные эмоциональные реакция на похожие раздражители. И мы этого не осознаем, все мы заложники физиологии собственного мозга. Мама в детстве часто критиковала, и вы чувствовали себя виноватым и плохим? Скорее всего, во взрослом возрасте вы автоматически будете чувствовать себя так же при любом намеке на критику, даже если она подана конструктивно и с поддержкой. Вы часто или единожды, но очень сильно были не поддержаны или высмеяны публично? В детстве это происходит, увы, часто.. В процедурной памяти запишется "публичное высказывание = опасность унижения и стыда". Кому-то из нас повезло, и у него в мозгу другая запись, "публичность = удовольствие и похвала", но мы же сейчас не об этих счастливчиках, правда?

Казалось бы, безнадежность и спасения нет, но не все так печально. Прошивку процедурной памяти можно менять. Утоптанную беготней нейронов дорожку дополнять параллельными, выстраивать новые связи "стимул-реакция". Если дорожек в мозгу появляется больше, то и выбор, по какой именно бежать нейронам – гораздо шире. И тогда, старая, проторенная, но ненужная уже тропинка зарастет бурьяном, а новая, нужная и приятная может появиться. Или даже две или три. Ого, а здесь уже есть возможность выбора, по какой тропинке пойти и на какой опыт опереться! Именно этим, кстати, и занимаются психотерапевты и психологи в своих кабинетах – помогают осознавать клиентам свой опыт и менять его.

У меня в мозгу тоже есть свой собственный "владимирский тракт", я привычно и автоматически ощущаю себя никому неинтересной в компании малознакомых людей. Мне тут же становится неловко, я чувствую себя глупой и неуместной. А дальше стремительно нагоняет импульс забиться в угол или убежать. Опыта в детстве про это было с лихвой! Но мы с этим демоном старые знакомые, за годы терапии я научилась распознавать, замечать приближение знакомых чувств из детства, приветливо махать ему ручкой и говорить: "Привет, опять ты? Ну как же без тебя-то? Сядь, посиди пока в сторонке, я знаю, откуда ты и зачем здесь, но сегодня я тебя не выберу. Сегодня я выберу опираться на знания о том, что я умная, красивая и интересная. У меня про это много подтвержденных данных".

Что же помогает стать хозяином в своей голове?

1.Знание своего детского опыта – как он повлиял на то, какой я теперь и как привычно реагирую на типовые ситуации?

2.Знание своих наиболее уязвимых мест и детских травм – точек, где с наибольшей вероятностью процедурная память будет руководить вашими эмоциональными реакциями.

3. Умение наблюдать со стороны за собой и происходящими с вами процессами, помогая себе не проваливаться в сильные чувства, сохраняя опору на реальность.

4.Понимание того, что сильные и неадекватные ситуации чувства – это не вы сами, не то, что с вами тотально происходит, а то, как ваш мозг привычно реагирует, подсовывая наиболее знакомую и привычную реакцию.

5.Понимание, что у вас есть выбор – повестись на провокацию мозга или предложить ему попробовать новый опыт с опорой на реальность, а не на фантомы прошлого. Так мы выращиваем новые нейронные связи.

Это трудно, но ведь единственный хозяин в вашей голове – вы сами.

Автор текста: Ирина Лешкова

0

169

Не бойтесь жить!

Психология

Вы действительно думаете, что будете жить вечно? И я сейчас не о бессмертии духа, а о вполне конкретной, текущей, реальной жизни.

«Мне надо подумать, что из всего этого может получиться. Есть ли будущее у наших отношений?»
«Я не могу сказать о своих чувствах, потому что они ему (ей) могут быть не нужны».
«Вы же знаете, как трудно в нашем возрасте кого-то найти, поэтому мне страшно его оставить».
«Я не могу показать ей, что она мне нужна, потому что она возомнит бог знает что».
«Я не могу признаться в любви, потому что она (он) решит, что теперь все позволено».

И масса, масса других страхов.

Все это может быть. И страхи могут оправдаться.

Но пока вы не скажете, не сделаете это — вы не узнаете. Вы никогда не узнаете наверняка, как могло бы быть. Вы за себя не всегда отвечаете, а пытаетесь предсказать реакцию другого.

Люди, вы на самом деле считаете, что будете жить двести лет? Когда вы собираетесь все это сказать, сделать? В следующей жизни? Так это будут уже другие люди.

Вам не будет вечно тридцать, и сорок пять не будет, и пятьдесят пять пройдет.

Пройдет все. И этот момент, когда вы могли сказать. И момент, когда вы могли услышать. И момент, когда вы могли почувствовать. Пройдет момент, когда вы могли ЖИТЬ.

Вы оставили себе только мысли о жизни. Мысли о том, как вам страшно. Мысли о том, кто и как что-то должен. Мысли о том, как все может сложиться. Мысли о том, что ничего хорошего не получится.

Но вы сами не даете этому хорошему шанс! Пока вы не сделаете конкретные шаги, для хорошего в вашей жизни нет шанса. Ни единого. Вообще. Совсем. Бог помогает тому, кто помогает себе сам.

Но сделайте чуть больше, чем вы привыкли, чуть иначе.

Примите свое несовершенство. Убейте в себе стремление написать жизнь на чистовик без помарок и без ошибок! Жизнь не линейна. Жизнь не образцово-показательна.

Она и прекрасна тем, что в ней всего намешано: от грязи до немыслимой высоты. Она полна и полноценна.

Вы не выйдите из нее в белых одеяниях. Вы уже не в них. Просто живите. Любите, чувствуйте, пробуйте и ошибайтесь. У вас настоящих нет в запасе вечности.

0

170

Целостность

Психология

Если какую-то часть вас в вашем детстве не признали, не дали разрешение на нее, вы будете ее стыдиться.

Одна женщина стыдилась своей стеснительности. Ее вытаскивали играть с другими детьми, и заставляли петь песни на утреннике.
Говорили много слов, смысл которых сводился к тому, что в жизни везет только активным. Доверяя взрослым, она выталкивала себя в самую гущу событий, по-прежнему стеснялась, но уже ненавидела себя за свою стеснительность.
И чувствовала ужасный стыд, что ей не удается быть активной и при этом легкой и непринужденной.

На месте одного непризнания вырос целый комплекс тяжелых переживаний, который она чувствовала практически в любом контакте.

Другая женщина, обладающая нетривиальным взглядом, в детстве казалась учителям и родителям недостаточно умной. «Это же элементарно! Как можно это не понять?» - такие слова она слышала часто.

Сейчас она до ужаса боится показаться глупой, и боится переспрашивать, но одновременно несет в себе заряд злости и боли, потому что ее много и часто безнаказанно обвиняли в глупости.

Кроме того, она идеализирует людей, которые кажутся ей «умными» и ждет их разрешения в том, чтобы принять свой способ мышления.

Это "только лишь" запрет на свойства темперамента. А бывает запрет на детскость и саму жизнь.

Непризнанное качество обрастает огромным количеством болезненных процессов, не только из детства, но и из последующей жизни. Поэтому с детьми работать легче: у них нет такой большой истории ре-травм.

В основе такого непринятия лежит непризнание инаковости: мой ребенок другой. Не такой, каким я хочу его видеть. В виду того, что родитель хочет видеть ребенка в определенном образе, он старается отсечь «неприемлемое» критикой и прямым наказанием.

Зависимый от родителя ребенок соглашается признать отвергаемые качества не приемлемыми, потому что он не в состоянии выжить без него.

Так постепенно образуется огромный клубок боли и непринятия в себе отвергнутых качеств, а заодно и в других.

Личность расколота на осколки, и психика делает все возможное, чтобы изолировать от себя болезненные части.

Человек всячески старается не прикасаться к болезненному: не хочет на него смотреть, не хочет о нем говорить, и "прячет" неприемлемое в контакте.

Между тем, задача заключается в обратном: вернуть осколки на место, признав их нормальными и присущими природе этого человека. Но теперь уже приходится работать с болью и со злостью по поводу совершенного насилия.

Приходится также искать не полученное от родителей разрешение, а во взрослом возрасте это намного сложнее, чем в детстве. Потому что разрешение нужно "в прошлом", когда те самые люди обладали властью и авторитетом. А в настоящем те же самые люди часто уже утратили для травматика такой авторитет.

Если отщепленная часть возвращается на место, и человек признает в себе некогда отвергнутое качество или даже само право на жизнь или «детскость», его перестает раздражать то, что не было принято. И в себе, и в других.

Как будто он перестает жить с заряженной бомбой, а то и с несколькими, в руках. Бомбы обезврежены, и уже не угрожают никому.

Приходит больше удовольствия от себя, от жизни, укрепляется сострадание и терпимость. А толерантность к насилию, напротив, снижается.

Автор текста: Вероника Хлебова

0