Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Психология

Сообщений 191 страница 200 из 250

191

В КОНТАКТЕ

Психология

В последнее прямо и спокойно избегаю общения с людьми, которые при разговоре за кофе, при встрече неотрывно и без извинений смотрят в телефон, а если телефон еще и блямкает с неотключенным звуком - давай досвиданья. Одного раза достаточно, и второй раз на встречу с таким меня и калачом не заманишь. Равнозначно тому, что он бы в носу ковырялся при мне. И тут наткнулась на собственный текст пятилетней давности. Пять лет назад я об этом раздумывала, и сейчас это мое правило.

В детстве я была девочкой, отсутствующей на уроках. Слушая учительницу вполуха, я читала под партой и смотрела в окно. В университете было то же самое. Когда лекция было особенно интересной, я закрывала книгу, лежащую на коленях и начинала рисовать в тетрадке. Рисовать в тетрадке означает, что я очень внимательно слушаю. Но у собеседника это вызывало гнев, беспокойство и ощущение, что он мне не нужен.

Моя работа такова, что концентрация внимания должна быть предельной, на приеме я часто сижу, наклонившись вперед, вглядываясь в человека, сидящего напротив, чтобы понять его. "Понимать - это наша работа", - говорили нам преподаватели. Раньше я вечно отсутствовала в контакте и поэтому много чего не понимала.

Легкий путь для меня и теперь - склониться над тетрадкой или книгой и не полностью присутствовать в происходящем. Это очень легко, это легкий путь. "Ты уплываешь", - говорили мне раньше подруги. "Ты опять все прослушала", - говорили мужчины. Почти всегда мои глаза смотрели влево и вверх - я мечтаю. Любое оброненное слово может заставить меня строить целые миры. Это вдохновляло и наполняло меня, но мои близкие чувствовали себя одинокими.

Когда человек, сидящий напротив тебя, значим, могуществен или любим - для многих из нас он этим страшен и это может заставить нас смущаться. Ты словно погружен целиком в свои страхи, надежды и опасения, и не видишь его в реальном мире. Мамы, которые тревожатся или злятся на детей, могут не увидеть чего-то важного в лице ребенка, просто потому, что, глядя на него, они видят то, о чем тревожатся или то, на что злятся, но не самого ребенка.

Однажды зимой моя дочка задержалась из школы. Ей было 10 лет. Телефон не отвечал. Я бегала по потолку. Раздался звонок в дверь и она вошла, и я стала на нее кричать, и кудахтать, и укорять ее в сильном гневе, тревоге и облегчении, пока не увидела (прошло, наверное, около минуты, но это много) - что она изготовилась реветь, что у нее вместо варежек ледышки, а на носу сосулька: они играли в царь-горы и она промокла, замерзла и окоченела, а телефон не слышала. Я посадила ее в пенную ванну, и, чуть не рыдая от жалости, принесла ей горячий чай туда. Но сколько раз, если нет явной и условной сосульки на носу нашего ребенка, мы не видим и не понимаем, что с ним происходит, потому что мы возмущены, рассеяны, встревожены или заняты своим.

Наверное, это похоже на взаимодействие, при котором ты ощущаешь человека частью себя самого, а себя его частью, и при этом не имеешь представления о его реальности и настоящести, полагая, что тебе и так все известно. Профессор, у которого я училась, называл это "синдромом прозрачной стены". Синдром работает в парах и семьях, где есть гласная или негласная установка: если я тебя люблю, я знаю, о чем ты думаешь; если ты меня любишь, ты должен знать, что со мной происходит- причем без слов, волшебным невербальным образом. Об эту стену расшибли себе лбы многие и многие пары, и иногда мои клиенты, узнавая, что "стена" вредна для отношений и что пуще "телепатических" отгадываний им поможет умение просто ртом договариваться - бывают разочарованы, что, оказывается, это всё не так уж волшебно.

Не волшебно, потому что приходится прилагать усилия к отношениям; для романтиков это горькое разочарование. Но когда мы учимся быть в контакте по-настоящему, начинает работать другое волшебство, волшебство близости.

Имеете ли вы привычку смотреть на человека и видеть его при этом? Видите ли вы его лицо, помните ли, как он смеется, какой формы у него брови? Я та, кто не умел этого делать; порой мне казалось, что я могу не узнать новую подругу или поклонника на улице при случайной встрече.

То же самое относилось и к именам, я не могла запомнить вновь названное имя, тем самым обижая нового собеседника и заставляя чувствовать его себя незначимым, ведь имя - это очень чувствительная часть нашей личности. Быть невнимательной - это способ не присутствовать, травматический способ ускользать и убегать в самый неподходящий момент.

На внешнем плане, со стороны наших собеседников, это выглядит как незаинтересованность. Ты говори, говори, а я почитаю, порисую или прочту тебе нотацию, или вовсе отвлекусь на незначимое. Ты издаешь слабые сигналы о своих чувствах или потребностях - например, хмуришь брови или нежно улыбаешься, но, так как я на тебя не смотрю, я не вижу. Я слышу и вижу только громкое и яркое - только если ты уйдешь, хлопнув дверью или изменишь мне, я пойму, что что-то не так.

Присутствовать в контакте это значит не только смотреть, но и видеть, при этом умудриться не нарушить границы собеседника. Это значит, на время забыть о себе и быть с ним по-настоящему. Поднять голову от рисунка, книги, телефона. Закрыть ноутбук. Перестать думать и начать слушать и слышать. Это ужасно трудно для тех, кто привык ускользать.

Этому тексту пять лет. С тех пор я научилась не иметь дело с мужчинами, которые выходят из кафе, не оглядываясь на меня, и идут впереди, не ожидая меня. Не иметь дело с женщинами, которые просят о встрече, но на ней сидят, то и дело кому-то отвечая в телефон, и то и дело выбегая поговорить (за исключением форсмажоров). Не строить деловые отношения с человеком, который месяцами не может найти времени обсудить важный для вас обоих вопрос. Я пробовала не придавать этому значения - но моя примета оказывается верной и никогда меня не подводит. Те из нас, кому тяжело, невыносимо, а то и унизительно быть полностью в контакте с другим; кому проявлять внимание значит показывать зависимость, на этот момент, возможно, не готовы для полноценно близких отношений. Я сама такой была.

Автор текста: Юлия Рублева

0

192

Радость жизни

Психология

У прилавка с готовой едой стоят покупатели. И хмурые муж и жена средних лет, переругиваясь, выбрали семгу и свинину по-царски. Пышное такое блюдо, с золотистой сырной корочкой. И еще салатов велели положить в контейнеры, ворча, что еда так себе. Но придут гости, надо же им что-то жрать. Не готовку же разводить. Сложили все в большую тележку и мрачно пошли за тортом.

И подошла очередь молодой женщины с маленьким мальчиком. Они терпеливо ждали, пока супруги все выберут. И даже с удовольствием ждали, с наслаждением разглядывая яства. Восхищались! Какая аппетитная рыбка! Какие пирожки румяные. Какой салат удивительный и название удивительное: "мужские грезы". Он дорогой, но сразу видно, это очень вкусный салат. А котлетки куриные какие! Ты бы съел, Коленька, куриную котлетку? Или лучше кусочек печенки? Коленька улыбался и с восхищением выбирал себе обед. Да, кусочек шашлычка, вот этот, самый вкусный. И пюре. Пюре - это очень вкусно! И еще они взяли селедку с луком. Селедку можно положить на свежий хлеб, он в соседнем отделе продается. И с луком - очень вкусно! Будем пировать, Коленька, мама зарплату получила! Выбирай все, что твоей душе угодно! И выбирали они быстро, никого не задерживали.

И мальчик улыбался от удовольствия, лет пять ему. И мама радовалась предстоящему пиру. И вся очередь улыбалась, с таким аппетитом они все выбирали и радовались. По кусочку, понемножку, самое недорогое, но готовое - как в ресторане, Коленька, - там мама сказала. Будет пир на весь мир сегодня! И они ушли, мама вела за руку сына и несла корзинку с угощением.

Так и в жизни. Прилавок один, в сущности. Но можно мрачно и нервно тыкать пальцем, ругаясь, то в семгу, то в салат. И гостей проклинать, на чем свет стоит. И друг друга. И никакого удовольствия не получить. А можно кусочек шашлыка и пюре взять с радостью и удовольствием. И от рассматривания витрины удовольствие получить. И от самого пиршества, пусть и скромного - но ведь все и не съешь. Нам не так уж много надо, не так ли?

А маме с мальчиком на кассе еще дали игрушку - это бонус. И мальчик засмеялся от везения и удачи. И супругам тоже дали - они игрушку сердито оставили на кассе. Дрянь какая! Ничего, кому-нибудь пригодится. Тому, кто умеет радоваться. У кого хороший аппетит. Кто живет с удовольствием…

Автор текста: Анна Валентиновна Кирьянова

0

193

Беспощадная война с несовершенством

Психология

Эта бескомпромиссная борьба разворачивается повсюду. Сотни, тысячи, десятки тысяч людей ежедневно мочат самих себя в беспощадной войне с собственным несовершенством. Делают с полной уверенностью, что именно это – и есть путь к светлому будущему. А как иначе? Загнобить, затравить, наказать, застыдить и обвинить – весь арсенал привычных родительских способов обходиться с детской «неидеальностью» брошен в бой, потому что других способов обходиться с собой нет. «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…». Перед разрушением нужно, правда, себя еще заклеймить чем-нибудь посильнее: «Вставай, проклятьем заклейменный…».

- Я ненавижу себя за свою трусость!
- Мне нужно срочно избавиться от своей зависти, это просто ужасно, что она у меня есть. Я пытаюсь ее подавить, но получается плохо.
- Я ничтожное, мерзкое существо, вызывающее только жалость.
- Я никому не нравлюсь, потому что туплю и со мной не интересно.
- Не могу простить себе той подлости, которую я сделал. И не должен прощать!
- Я полный неудачник. Мне стыдно перед родителями…

Избавиться от чего-то в себе, задавить, быстренько излечить, сдерживать, контролировать… И все это во имя преодоления несовершенства в себе, во имя некоего идеала, который прочно сидит в подсознании, и только он имеет право на то, чтобы быть. Одна из базовых характеристик нашего мира - отсутствие идеальности и законченности форм - вызывает яростный протест у человека, который, благодаря наличию у себя сознания, пришел к абсурдной в повседневной жизни идее совершенства.

Идеальное – оно по сути своей не имеющее отношения к нашему миру. Платоновский «эйдос», идея – вечная сущность вещи, прообраз, бледные подобия которого существуют в нашем бренном мире вещей. Идеал (в общеупотребительном смысле) определяется как «а) высшая степень ценного или наилучшее, завершенное состояние какого-либо явления, б) индивидуально принятый стандарт (признаваемый образец) чего-либо, как правило, касающийся личных качеств или способностей». В общем, совершенное, идеальное – это законченное и застывшее, потому что дальше некуда развиваться. А поскольку в нашей Вселенной нет ничего законченного и застывшего, то стремление к совершенству – борьба за то, чего невозможно достичь.

И здесь люди, отрицающие несовершенство – собственное, чужое или несовершенство мира – попадают в ловушку: пытаясь достичь недостигаемого, они угождают в силки вины, стыда и иногда даже отчаяния. Стыд из-за того, что ты такой нелепый, неправильный, ничтожный. Он начинается чаще всего с родительского послания: «будь другим, таким ты быть не должен». Вина ощущается за то, что не справился, не оправдал ожиданий (а должен был!). Отчаяние же обнаруживается тогда, когда в результате предельных усилий вдруг понимаешь, что все это – сизифов труд.

Люди перечисляют свои недостатки, реальные и мнимые, и нередко бесконечно сами себя бичуют при помощи хорошо взбитой смеси из стыда и вины. «Ты не должен быть таким, а раз ты такой, то ты приложил недостаточно усилий, чтобы стать другим!» Иногда доходит до того, что без чувства вины человек не представляет себе жизни. Как мне однажды сказал одна женщина, «если я совершаю ошибки, то как же без чувства вины и злости на себя их исправлять-то?». В ее картине мира не было другого, бережного к себе отношения, способность прощать за ошибки. Она полностью отождествляла вину и ответственность, и любая попытка их развести сталкивалась с сопротивлением. Формально развести вину и ответственность просто.

Вина: я нанес ущерб, это плохо и ужасно, и должен его возместить или понести заслуженное наказание.
Ответственность: я сделал то-то и то-то, и это привело к наблюдаемым сейчас последствиям. Мне грустно/радостно от этого. Я придумаю, что с этим можно сделать.

Однако, когда я в разговоре с небольшой группой привел эти две фразы, тут же прозвучало возражение: «во втором случае это какой-то пофигизм и бессовестность!». Иначе, если что не так – мочи себя, и только тогда можно почувствовать себя настоящим, совестливым человеком. Ответственность – это не про нас, то, что вы называете ею – это просто бессовестность. Нравственный человек отличается от безнравственного тем, что лупит себя что есть мочи за ошибки, неудачи и недостатки.

В сознании нередко с трудом умещается, что необязательно казнить самого себя за собственные ошибки и несовершенство. Что огорчение от неудачи или ошибки, ущерб от собственной не самой лучшей черты характера – достаточное «наказание», и не нужно к ним добавлять еще дополнительные санкции. Мы – несовершенные люди, и хорошо, что это так. «Идеальные» скучны до зевоты и неискренни до фальши; от «идеальных» партнеров уходят в первую очередь. Мы цепляемся друг за друга не отполированными и гладкими гранями души, а заусенцами и занозами…

Идея бережного отношения к себе часто не находит отклика, и это аргументируется тем, что «в таком случае вообще не будет никаких стимулов к развитию, я просто разлягусь на диване, и все». Кстати, такое действительно возможно, потому что способность делать что-то только благодаря постоянному насилию над собой свойственна людям, которые не знают, чего хотят, не понимают собственных потребностей и выполняют чужие программы, превратившись в надзирателей над собой же, освободив сочинителей этих программ от данной обязанности.

Есть три пути обходиться с собственным несовершенством (которое будет с нами всегда!), когда мы периодически сталкиваемся с ним лоб в лоб.

А. Агрессивная борьба с собой во имя устранения недостатков. Подавлять, сдерживать, не обращать внимания, перевоспитывать/переучивать… Можно бороться еще и с чужими недостатками. Эта борьба «успешнее», если не замечаешь в себе того, с чем борешься.

Б. Агрессивное отрицание собственного несовершенства. Среди форм этого явления - демонстративное «принятие» - да, я такой, и меняться не собираюсь. Терпите и приспосабливайтесь. Еще одна форма – «газлайтинг». Те, кто научился делать вид, что идеальны, прекрасно умеют винить во всем окружающих, заставляя их чувствовать, что это с ними «что-то не так». Ты излишне эмоциональна… Ты слишком сильно на все реагируешь, а я тебе желаю добра (в ответ на женские слезы из-за его же «тебе нужно заняться собой – толстовата стала, у меня пропадает к тебе интерес», и женщина, привыкшая к ощущению своей ущербности, может засомневаться – а может быть, это вправду я какая-то неадекватная со своими истериками?).

В. Признание своего несовершенства, ошибок, нелепости – и стремление стать немного лучше. Признание, что завидуешь. Что чего-то не понимаешь. Что некомпетентен в том или другом вопросе. Это позволяет познакомиться с самим собой поближе, а не торопливо разрушать до основания. Собственно говоря, одна из задач психотерапии – это знакомство человека с собственной личностью, обретения ее целостности, вместе с отвергаемыми частями души. Это вовсе не отменяет возможности для развития, только мотивация будет другой. Не «я мерзкий трусливый урод, меня все боятся, и поэтому мне срочно нужно измениться», а «я хочу наладить отношения с людьми, у меня плохо получается, и мне от этого грустно. Мне нужно еще многому научиться».

Сделать что-то немного лучше, а не идеально.

Нина Рубштейн привела такой хороший диалог:

- Ну, что значит вот это "принять себя", Нина?!
- Ну, смириться с тем, что вот такую тебе тебя там, на небе, выдали и уже учиться с этой собой жить, а не воевать. Все равно бессмысленно: или сама себя замочишь, или, если живучая, замочишь остальных. Смирись :-)
- Да как смириться?! Мне вот "эта я" не нравится! Из нее все равно ничего не выйдет!
- Ну, пока ты на нее намордник все время надеваешь, точно не выйдет - или намордник разорвет и всех покусает (и саму себя в том числе), или сдохнет от нереализованности. Отпусти чуть вожжи, хоть узнаешь, что за животное, понаблюдаешь за ним, его повадками, поймешь как управлять...

В общем, не подавлять и воевать, а знакомиться. И, это... побережнее к себе.

Автор текста: Илья Латыпов

0

194

Про одиночество

Психология

У каждого человека в жизни наступает момент, когда он осознает, что он в этом мире совершенно один. Когда он понимает, что никто не придет на помощь. Что дальше либо пан, либо пропал. Что дальше только его решения и только его путь. Только его ответственность.

Кому-то посчастливилось пережить это в раннем детстве. Например, когда родители уходили вечером из комнаты и выключали свет. Или когда вдруг приходилось оставаться одному среди незнакомых. Или потом в школе. В этот момент приходилось делать над собой усилия и обретать собственный способ жизни в этом мире.

Кому-то суждено отделиться и прожить одиночество гораздо позже, уже во взрослом возрасте. Когда появляются дети и понимаешь, что только ты их родитель и никто другой не отвечает за них так, как ты. Когда приходит первая сессия в институте и время сдавать экзамены. Когда сталкиваешься с неразрешимыми задачами на работе. Когда образуешь семью и понимаешь, что другой человек все равно никогда не дополнит тебя до целого. Много еще когда.

Сколько ни бегай от одиночества, оно все время рядом, ожидающее, что ты примешь его.

Умение принять, выдержать и осознать свое одиночество – один из камней преткновения человека во все времена, могущий стать большой тяжестью или большим благословением.

Когда человек, наконец, признает факт своего одиночества и проходит через кризис отделения, перед ним открывается целая жизнь. Полная разных путей и возможностей. Страстей и желаний. Ответственности и последствий.

И в этой жизни гораздо больше вопросов, чем в состоянии неотделенности и зависимости. Гораздо больше поводов для смелости и отваги. Но и гораздо больше радости от того, что видишь плоды своего труда и результаты своих решений. Гораздо больше удовольствия от процесса и экзистенциального поиска смысла. Больше духовности, которая помогает через проживание отделенности прийти к пониманию связи между всем на земле. Единством всего сущего.

Но для того, чтобы осознать единство, сначала нужно отделиться.

А вы помните, когда в первый раз осознали свое одиночеством приняли его?
Что это было в вашей жизни?

Автор текста: Аглая Датешидзе

0

195

Как опора на себя влияет на сепарацию

Психология

Чем лучше вы знаете себя, тем больше у вас шансов узнать, каков Другой.

Тем больше у вас шансов отделить его от своих переносов, фантазий, ожиданий…

Ибо, если вы успели заметить, что ожидания от значимых фигур у вас похожие, если вы поняли, что вы всегда ждете определенный ответ (например, ответственность Другого перед вами, или вовлеченность и внимание, замечание вас, или поддержку, или принятие вас в том, в чем вы себя не принимаете),

Значит, таков вы сами на данный момент времени.

У вас есть повторяющаяся нужда, и вам нужно ее восполнить.

Что это вам даст? О, очень много!

Если вы знаете, что вы в нужде, значит, она как-то образовалась.

Вы можете поискать причину в детской истории с мамой и папой. И у вас начнется процесс горевания и процесс снятия проекции.

Вы узнаете, что вы очень чувствительны в отношениях в этой зоне. И можете выдавать реакцию, которая превышает само событие.

Помню случай из практики, как женщина пережила настоящее отчаяние, когда значимая фигура ответила на письмо не сразу, а только на следующий день. Несчастная женщина пережила, как было в детстве, все чувства, связанные с пренебрежением ее родителей.

Если вы знаете, что вы чувствительны в травматичной для вас зоне отношений, вы можете признаваться в этом себе, принимая себя в травме.

И даже можете сообщать об этом Другому, если готовы довериться ему.

Например: «Сожалею, но я болезненно реагирую на срывы договоренностей. Неприятная для меня тема, потому что, бывало, подводили, и ответственность за это не признавали. Твое опоздание, похоже, затронуло эти чувства».

Если вы знаете, что чувствительны к определенной проблеме, вы ищете, какой опыт мог бы вам подойти и стать в дальнейшем опорой.

Помню, когда я проживала недостаток заботы о себе, я целенаправленно обращалась за помощью к людям, кто выбрал заботу как работу или проявлял ее по доброй воле (санатории, массажисты, йога, и так далее).

Если вы знаете, что чувствительны к некоторой проблеме в отношениях, вы можете заранее присматриваться к Другому, как он обходится с такой проблемой.
Может ли слышать, что для вас важно, может ли, не нарушая границ, разъяснять свое видение ситуации.

Знание себя, своих нужд, ожиданий, реакций приводит к тому, что вы ясно осознаете себя в конкретной зоне опыта. И тогда вы начинаете видеть Другого, очищенного от переноса и фантазий.

Вы начинаете видеть его реакции, выборы, начинаете слышать его и учитывать его границы и ограничения. Учитывать в том, что он такой, и с этим придется согласиться.

Все, что вы знаете о себе, становится вашей опорой.

Если вы недостаточно знаете себя, вы все еще рассчитываете на Другого, свои фантазии о нем, и свои ожидания.

И, соответственно, ваша опора частично или полностью находится вовне, а не внутри.
Потому-то так тревожно и неустойчиво.

Автор текста: Вероника Хлебова

0

196

Как стать счастливым. Десять советов от Михаила Лабковского

Психология

1. Не бойтесь быть счастливыми

Большинство людей живет в семьях, где не принято получать удовольствие от жизни, не принято говорить, что у тебя все хорошо. Неспособность родителей радоваться и улыбаться передается нам, и мы считаем, что жизнь так устроена. Еще одна наша фишка — это идея о том, что если вам было хорошо, за это обязательно придется расплачиваться. Мы боимся получать удовольствие от жизни и связываем это с чем-то порочным.

2. Хватит жалеть себя

Когда вы рассказываете другим о своих проблемах, чего вы хотите? Вы хотите жаловаться, а не решать ее. Культ страдания — еще одна наша фишка. Нам легче страдать, чем жить счастливо. Здоровый человек либо принимает ситуацию, либо меняет ее. Невротик — не принимает и не меняет. Взять, к примеру, физическую болезнь, которая реально не дает получать удовольствие от жизни. Но здоровые люди лечатся, а невротики хотят болеть, потому что получают повод себя жалеть. Люди готовы умереть на дороге, потому что лечиться — это хотеть жить и получать удовольствие.

3. Отделяйте реальные проблемы от выдуманных

Невротик от здорового человека отличается тем, что здоровый переживает о реальных проблемах, а невротик о несуществующих. Это почти что хобби — придумать себе проблему и страдать от нее весь день.

4. Не пытайтесь помочь всем вокруг

Желание помогать другим возникает из-за того, что вы не верите, что вас могут любить просто так. Через помощь другим вы пытаетесь поднять собственную самооценку. Поэтому, если вас не просят, лучше не трогайте людей руками. Сосредоточьтесь на тех, кому действительно нужна помощь.

5. Не говорите, когда вас не спрашивают

Когда вы отвечаете на вопросы, которых вам не задают, то выдаете свою тревожность. Иду я как-то с девушкой мимо отвратительного магазина с названием «Гардероб» и она говорит: «Какое красивое платье», а через минуту моего молчания: «Я знала, что ты не мужчина». Она, кстати, стопроцентная женщина. Но если бы она попросила купить, я бы купил, а если вы в таких ситуациях тут же бежите в кассу — вы неуверенный в себе человек.

6. Отделяйте любовь от зависимости

Люди никогда не бросают то, что они любят. Взять, к примеру, курение. Я курил 37 лет, а последние 10 по три пачки в день. Один раз бросил на час сорок, когда врач сказал, что мне скоро капец. Я перестал курить, когда сказал себе, что я не люблю сигареты, просто у меня от них зависимость. Невротики не могут отличить зависимость от любви.

7. Рутина — это не всегда плохо

Я занимаюсь рутиной (читаю лекции) 35 лет и чувствую себя прекрасно, потому что я консервативный человек. Помните, что Рабинович спросил у заключенного: «Что вы все время ходите по камере, думаете, вы не сидите?». Невротики не могут спокойно жить, постоянно метаются, боятся что-то не успеть, получают пятое образование. Когда появляется возможность ничего не делать, им становиться дискомфортно.

8. Меняйте себя, а не других

Это, в первую очередь, касается воспитания детей. Вы не можете, ничего не делая с собой, делать что-то с детьми. Они не воспринимают, что вы говорите, они воспринимают, что вы делаете и как себя ведете с другими. Я консультировал 70-летнюю женщину, которая не понимала, почему сыну 40, а он не звонит. Выяснилось, что она еще в 15 его достала навязыванием своих сценариев. Поэтому помните, что говорит стюардесса в самолете — сначала маску на себя, потом на детей.

9. Относитесь к критике проще

Вспомните, как вы сидите в метро, и заходит бабушка. Вагон сморит на вас с ненавистью, и вы катапультой вылетаете с места. Почему вы это делаете, ведь бабушка не просит вас уступить? Тут дело в низкой самооценке и страхе заочного осуждения. Поэкспериментируйте и не вставайте, если не хотите. Что бы ни говорили — что вы бессовестный, что такого дерьма в жизни не встречали, не реагируйте. Со временем вы поймете, что чужую оценку можно игнорировать.

10. Делайте только то, что хочется

Классический пример с детьми, когда вы играете с ними, потому что так надо — я ведь хороший человек, следовательно, должен играть. Прекратите это. Играйте, когда хотите, а когда не хотите — не играйте. Дети тоже чувствуют, когда вам не интересно, а чувство вины это не любовь. Занимайтесь детьми, когда хочется и сколько хочется. У вас и так куча обязанностей.

0

197

Психолог Катерина Мурашова — о том, почему не стоит скрывать от своих чад сильные эмоции и как научить их работать с собственными чувствами.

Психология

Сейчас я практически не читаю научно-популярных книг по психологии и не знаю, что в них пишут. Таких книг очень-очень много, и наверняка среди них есть хорошие, средние и совсем плохие. Но при этом я по возрасту все-таки человек советского прошлого, и воспитана так, что всегда была уверена: уж совсем откровенную глупость в книжке не напечатают.

И вот теперь я в некоторой растерянности, потому что раз за разом ко мне приходят мамы и с совершенно уверенным видом рассказывают, что они в каких-то психологических книжках прочитали, будто родители не должны показывать ребенку свои отрицательные эмоции, чтобы, дескать, его не травмировать.

Статистически мало реально, чтобы все читали одну и ту же книжку. Значит, их таких по крайней мере несколько?

И вот она, данная конкретная мать, изо всех своих сил старается выполнить полезные рекомендации компетентных специалистов. И некоторое время у нее даже получается сдерживаться, и ребенок вроде как и не догадывается, что его мать сейчас раздражена, злится, печальна, в ярости и так далее. Хорошо, если мать, взявшая на себя такую странную задачу, флегматик. А если ближе к холерику?

Вот ребенок раз за разом нарушает какой-то запрет. Мать, памятуя о прочитанном и стараясь соблюсти все «психологические» рекомендации, спокойно говорит:

— Не следует тебе этого делать. Я тебе неоднократно запрещала. И говорила, что это опасно. Мне жаль, что ты не прислушался к моим словам…

Но, разумеется, в какой-то момент возможность сдерживать свои чувства исчерпывается у любой матери. Происходит взрыв. И тогда бедному ребенку достается единомоментно и за сейчас, и за все предыдущие разы. И вот это его, конечно, по-настоящему шокирует и оставляет в растерянности. Почему предыдущие двадцать раз она спокойно говорила положить эту вещь на место, а теперь орет как резаная?! Что изменилось?

Если этот цикл повторяется раз за разом, мир начинает казаться ребенку эмоционально и событийно непредсказуемым. И у него закономерно нарастает тревожность, и либо снижается общая жизненная активность (ребенок боится пробовать), либо, наоборот, нарушения известных запретов становятся все более яркими и демонстративными, а поведение в целом — провокативным. Зависит это в первую очередь от темперамента и силы нервной системы самого ребенка. Кому-то в ситуации непонимания происходящего легче и естественнее затаиться, а кто-то, не в силах терпеть неопределенность, нарочно «идет на грозу».

Это с одной стороны. Но есть и другая.

Приблизительно с такой же частотой, как и вышеописанные (а иногда это одни и те же люди) ко мне приходят мамы, папы и бабушки вот с каким вопросом:

— Вы знаете, везде говорят про эмоции и эмоциональный интеллект. Дескать, это очень важно, у современных детей с этим проблемы, и их этому обязательно надо учить. Да мы и сами видим, что он у нас чувств других людей совсем не понимает и не учитывает. Может быть, это у него аутизм? Нет? Тогда синдром Аспергера? Тоже нет? Ну а тогда как же? Надо его учить? Так вот в этом и проблема: как именно учить, нигде толком не написано. Мы вот купили какие-то картинки якобы для обучения эмоциональному интеллекту, так там какие-то неприятные физиономии нарисованы, он на них и смотреть не хочет, да и мы сами, если честно, тоже. Может быть, вы нам какие-нибудь специальные тренинги порекомендуете или кружок?

Две описанные мною ситуации — это две стороны одной и той же медали.

Эмоции у нас и у животных — это врожденная вещь. Мы не можем их не испытывать. А вот опознанию их и социально правильному с ними обращению надо учить.

И первым по времени и на многие годы главным тренажером в этом процессе для ребенка являются чувства его родителей и других членов семьи. Ребенок видит их, получает их названия, связывает с конкретными ситуациями и своим собственным поведением, учится их вовремя опознавать и адекватно на них реагировать.

Раньше, в больших иерархических семьях и общинах это обучение происходило естественным образом, так как слишком многое в жизни маленького «низкорангового» ребенка напрямую зависело от эмоционального состояния окружающих его старших людей, и из своих собственных интересов и безопасности он учился их «читать». Теперь эта система по вполне понятным причинам начала давать сбои.

!!!!!

Тут в особенно сложной ситуации оказываются родители, которые честно признаются: «Да я и сам(а) социально неловкий(ая). Далеко не всегда могу опознать свои и чужие чувства. И часто реагирую неправильно, попадаю в дурацкие ситуации. Собственную жену (мужа) понимаю через четыре раза на пятый, а уж тещу (свекровь) так и вовсе никогда. Мне все время кажется, что она (он) разводит черт те что на пустом месте…»

Что ж, в таком случае придется учиться вместе.

***

Есть эмоции. Их нужно знать. Составьте список известных вам эмоций. Если там окажется меньше 25 наименований — есть над чем поработать. Сорок и больше — хороший результат. Список можно повесить на стену как напоминалку.

***

Ловите эмоции из списка в себе и в мире (как покемонов, помните?) и называете вслух. Вот я злюсь. Вот в этом фильме она в полном отчаянии. Вот осенний лист летит через луч фонаря тихой ночью — восторг! И так далее. Старайтесь почаще делать это в присутствии ребенка.

***

Не врать чувствами! Если вы слегка раздражены, так и говорите: меня это слегка раздражает. Если вы в ярости, то и демонстрируете именно ярость, а не легкое раздражение. Если вы равнодушны к пятому за вечер рисунку, который принес ваш ребенок, то именно ваше равнодушие он и видит.

***

Эмоции существуют, это не обсуждается. Все проистекающие из них чувства приемлемы. Но дальше развилка — есть приемлемые и неприемлемые способы выражения этих самых чувств и эмоций. Причем набор приемлемых и неприемлемых способов меняется в зависимости от эпохи, места, культуры, даже просто семьи. Ваша задача — описать, рассказать, показать ребенку, куда, собственно, он попал. Какой набор тут принят, какой нет.

***

Чем меньше ребенок, тем конкретнее должно быть обучение.

Отрицательные чувства, пример:

Когда ты злишься, ты можешь (приемлемые способы выражения злости):

— заорать и затопать ногами,

— убежать в другую комнату или ванную,

— швырнуть свою игрушку,

— сказать: я зол, не трогайте меня сейчас.

Ты не можешь (неприемлемые способы):

— пнуть ногой собаку,

— ударить младшую сестру,

— швырять на пол вещи родителей.

Положительные чувства, пример:

Когда тебе очень нравится незнакомый ребенок или взрослый, ты можешь (приемлемые способы выражения симпатии):

— сказать ему комплимент,

— предложить поиграть (и не настаивая, если он откажется),

— угостить чем-нибудь, если это возможно по обстоятельствам,

— предложить свою помощь (и не настаивая, если помощь будет отвергнута).

Ты не можешь (неприемлемые способы):

— начать душить его в объятиях или лезть к нему на колени,

— требовать, чтобы его внимание принадлежало только тебе или чтобы он играл только с тобой,

— заставлять, уговаривать его есть или делать то или другое.

***
Обязательное положительное подкрепление с вашей стороны на любое адекватное действие ребенка в рамках пункта четыре.

«О, я видела, что тете очень понравился твой комплимент по поводу ее действительно чудесной шляпки».

«Ты убежал от конфликта с младшей сестрой, и я уверена, что в данном случае это было отличным выходом. Нам с отцом понравилось, как быстро и четко ты среагировал».

Обязательное отрицательное подкрепление неверных, с точки зрения вышеописанного алгоритма, действий.

Никакие кружки или тренинги этого не заменят, поверьте.

0

198

Про искренность и открытость

Психология

Совсем недавно я переписывалась с одним знакомым и написала, что искренние и открытые отношения возможны только в том случае, если оба человека искренни и открыты по отношению к друг другу. Он написал, что никогда меня не обманывал. А у меня сложилось впечатление, что мы поговорили на разных языках. И сегодня я внезапно поняла почему у меня сложилось такое впечатление.

Обманывать - это значит говорить неправду, например: я приеду в 9 и не приехать или я перезвоню и не позвонить. А искренность - это говорить больше, чем правду, это говорить о своих чувствах и не бояться быть открытым. Например, я так боюсь, вдруг я вам не понравлюсь со своими умными мыслями и вы скажете 'фууу' и отвернетесь от меня и я почувствую себя ненужной. И мне будет больно, потому что для меня важно быть нужной такой, какая я есть. Пусть даже с путанными мыслями.

Фишка в том, что искренность обнажает душу человека и снимает защитный слой, который мы наращивали годами, потому что когда-то мы эту душу открывали направо и налево, а нам туда кто- то плюнул, а кто- то даже нагадить не постеснялся. И тогда мы приняли решение, что вход платный или долго надо подбирать ключик или вообще это уже и не дверь вовсе.

И вот живет мы под этими панцирями и отказываемся от возможности быть близкими и говорить о том, что чувствуем и показывать какие мы есть. И что нам важно и что больно тоже не говорим. Потому что велик риск того, что если мы будем искренними, то снова найдется тот, кто нагадит нам в душу. И наступит туда где больно и чувства будут совсем не важны. А на фиг надо. Плавали. Знаем.

С другой стороны, выглядывая из укрытия, становясь открытыми, мы становимся ближе к другим людям и имеем возможность быть собой и открыто говорить, что важно и чего хочется и постепенно вокруг остаются только те люди, которые принимают нас такими какие мы есть. И это позволяет быть любимыми и принятыми такими какие мы есть.

Автор текста: Ольга Комиссарова

0

199

О природе сострадания и принятии сложных чувств 

Психология

- Я слишком добрый человек. Мне всех жалко, я чувствую их боль и часто чувствую себя бессильным им помочь, и не дай бог кто-то почувствует боль из-за меня, чувство вины меня раздавит! Из-за этого мной легко манипулировать...

Такие переживания говорят не о сострадании, а о собственном страдании, проецируемом на других.

Все то, что вы видите в другом человеке, есть отражение собственных нерешенных задач. Чем больше подавлена ваша собственная боль, чем больше вы ее отрицаете и кажетесь себе защищенным от нее, тем больше вы реагируете на боль другого. То же и с другими чувствами и качествами: вам кажется другой гордецом - вы отрицаете собственную гордыню. Вы замечаете в других ложь и лицемерие - вы игнорируете собственное вранье себе и собственное лицемерие.

Но теоретическое знание об этом ничего не меняет.

Практика интеграции собственных переживаний заключается в следующем.
1. Отследите, на что вы реагируете в другом человеке. Назовите это, опишите это.
2. Произнесите это описание, говоря о себе "мне больно, когда..",  "я вру, когда.. ". Прочувствуйте эту правду, обнаружьте те ситуации, когда это действительно происходит.
3. Идите в это чувство, которого вы избегаете. Если это боль - проживайте ее, медленно проходя через нее. Дайте своему телу и душе прочувствовать ее, когда вы через нее проходите.

Важно идти через него, не останавливаясь. Если это вина - идите в вину, раскаиваясь, даже если формально вы не виноваты - позвольте себе пройти через вину, раскаявшись во всем, в чем вы себя обвиняете, или в чем думаете, что вас обвиняют другие. Если это ложь - пройдите через стыд стыдясь, проживая стыд всем телом.

Если чувства мощные и накоплены давно, вам придется сделать эту практику не один раз. То, что вы почувствуете в результате - это очищение и освобождение. Тогда вы сможете видеть других людей иначе - их переживания перестанут оказывать на вас гнетущее, пугающее или отталкивающее впечатление.

Благодаря этому, вы сможете почувствовать, как важно самому пройти через переживания, и как важно другим самим пройти через переживания. Тогда становится очевидным, что вы не можете нести ответственности за путь других людей, но можете нести ответственность за то, как вы проходите свой путь.

Именно в этот момент рождается истинное сострадание, чистое от жалости и страха - признание и понимание собственного пути и пути других, и уважение к своим и чужим переживаниям как к тем воротам, которые открывают нам возможность познавать духовное.

Нина Рубштейн

0

200

Возвращение целостности

Психология

Самые серьезные травмы наносятся в слиянии, то есть в зоне, где отсутствуют границы.

....Возможно, при другом уровне осознанности человеческого общества,
При другом отношении к детям, когда взрослые, принимающие ответственность за новое поколение землян, сами наполнены бескорыстной любовью, и любовью наполняют,
Границы будут не нужны.

Однако при нынешнем состоянии осознанности (точнее – тотальной неосознанности), ответственности (вернее - инфантильности),
при нынешнем уровне опустошенности, массового отрицания души, чувств, не-контакта с собой и другими, границы совершенно необходимы.
........................

У мамы одной девочки была сверх-ценность – правдивость. «Все прощу, только не вранье».
Поймав ребенка на «вранье» (к слову – дети врут, потому что боятся наказания), она устраивала разоблачительные сцены.

О чем она думала? Быть может, о том, что растит хорошего человека?
Благими намерениями… Взрослая женщина считает себя очень плохой и озабочена тем, чтоб никто об этом не узнал. Боится разоблачений.
Почему в ней есть что-то стыдное, она не знает.
Просто плохая. Без объяснений.
.................................

.... Как в этом и подобных случаях восстановить границы?
О, это целая история.
Сначала нужно признать наличие травмы.
И что ее кто-то нанес.
Боже, не кто-то, а самый близкий человек….

У взрослых эти причинно-следственные связи, как правило, утрачены.
События в детстве либо воспринимаются отдельными, не имеющими отношения к настоящему. Либо вообще забыты.

..............................

Когда я писала «Нападение», я обозначила чувства, которые переживаются после агрессивного насильственного вторжения – до восстановления целостности.

Растерянность
Испуг
Гнев
Возмездие (фантазии мести)
Грусть
Восстановление границы, возвращение целостности.

После травмы человек может зависнуть на любом из этих переживаний, так и не дойдя до конца. До восстановления границы.
...........................

Растерянность: «За что? Что я сделал? Что происходит? Почему на меня напали?»

Человек так и останется в этом состоянии – состоянии Жертвы, если нападение не будет признано нападением.

А именно: если насилие отрицается: «Ну что ты, бабушка тебя любит», или оправдывается виновностью Жертвы: «Сама виновата…. Не надо было врать, делать ошибку, носить короткую юбку».

Испуг: Жертва всю жизнь продолжает бояться насилия, если в момент первого насилия ее никто не защитил. Поэтому не защищает себя, впадая в ужас или сбегая.

Гнев: Чаще всего блокируется. На маму, папу, бабушку и т.п. злиться нельзя. При регулярном насилии приходится удерживать мегатонны злости или переправлять их на еще более слабых – младших братьев или сестер, животных.

При ре-травме гнев может отыгрываться на своих детях, партнерах и других людях. Но, будучи направленным не «по адресу», никогда не закроет гештальт.

Возмездие, месть: Блокируется. Мы же хорошие приличные люди, как можно.
Зато пассивная агрессия разрешена. Контакты между людьми переполнены этим смрадом.
.....Лучше уж открыто признать желание мстить. Плесени будет меньше.

Грусть и возвращение целостности – это уже финишная прямая. До которой мало кто дошел.
...............................

Что может помочь?

Если вдруг посчастливится, и нападавший возьмет ответственность и признает нанесение ущерба.
Мне такие случаи известны.
Когда родители прозревали и приносили извинения. Когда партнер раскаивался, и делал работу за себя и за того парня.

Искреннее признание своей роли в нанесении вреда может изменить всю схему.
У пострадавшего уходит злость, испаряются фантазии мести.

Но в большинстве случаев ответственность приходится отдавать самой пострадавшей стороне.

«Я ничего вам не должна была ребенком. Ни спасать, ни быть удобной, ни лишить себя потребностей. Это вы мне были должны. Любить, защищать и быть ответственными. Заберите ваши претензии себе».

Признание насилия и проживание остальных чувств происходит в терапии. Самолечение чревато ре-травмой.

Не пройдя все необходимые этапы пути целостность восстановить не удастся.

Автор текста: Вероника Хлебова

0