Ключи к реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ключи к реальности » Ключи к взаимоотношениям » Из жизни людей. Трактат, навеянный наблюдением за жизнью кур


Из жизни людей. Трактат, навеянный наблюдением за жизнью кур

Сообщений 1 страница 10 из 38

1

Трактат, навеянный наблюдением за жизнью кур.

Сотворение Адама

Предисловие.

Три центра сознания есть у хомо.

От братьев наших меньших, яйцекладущих, мы получили сознание двигательного центра, ответственное за наши эмоциональные переживания. У человека точно такие же эмоции как у птицы или рыбы. Многие не поверят, но птица имеет точно такие же, как и человек, альтруистические переживания, глорические, лирические, гностические или гедонистические и т.д. Представительство этого центра в мозжечке головного мозга.

От млекопитающих нам достался центр сердца, который отвечает за наши чувства. Именно с помощью чувств мы строим свои отношения друг с другом. Мы социальные существа благодаря наличию у нас центра сердца. Все чувства: преданности, уважения, благодарности, взаимопомощи, нежности, любви, ласки, ненависти обиды, презрения, зависти и т.д., присущи и остальным млекопитающим – собакам и кошкам, овцам и козам и т.д. Представительство этого центра в среднем мозгу.

Ну, а от нашего творца нам достался (не всем конечно:) – центр разума. Не путать с интеллектом двигательного центра, т.к. он отвечает за умение решать логические задачки, и не путать с умом центра чувств, т.к. это умение решать социальные проблемы (социальный интеллект). Центр разума имеет дело с совершеннейшей абстракцией. Это центр идей – идеологический центр. Известно, что люди часто горят какой-нибудь идеей – имеют какое-нибудь всепоглощающее желание. Представительство – большие полушария головного мозга.

Итак!

Раб – дальше уровня сознания двигательного центра не шагает. В результате он уподобляется птице, а, как известно, птица не человек.

Потребитель также не идет в своем развитии дальше сознания центра чувств. Он способен понять литературное произведение, сопереживать его персонажам, но он не способен его создать. Хотя он думает, что может, раз понимает, раз может прочувствовать. Ан, нет, как только берется за перо, то ничего не выходит, кроме банальных стереотипов. Зато творческий человек (на уровне центра разума) может. И не просто может, а этого требует его энергопотенциал, он рвет его изнутри, он распирает, создавая колоссальный дискомфорт, в результате которого возникает необъяснимое чувство сопричастности ко всему происходящему, какого-то необъяснимого знания и проникновения в суть вещей, единения со всем миром и когда он начинает писать, например, стихи, то он пишет их как пророк, что мы и видим у Пушкина, у Лермонтова, у Бальмонта, у того же Бродского.

Об этом и пойдет речь в этой книге, а так же о многом другом. Ведь помимо трех центров – трех душ (на каждой из которых паразитируют свои демоны) хомо также имеют еще и две сущности – одну животную - тварную и одну духовную – божественную. Наша личность – ложное эго – расположена между ними как между молотом и наковальней. Высшие человеческие или как их еще называют – духовные ценности выступают жестким императивным требованием в нашей сознательной предметной деятельности, но и низменные инстинкты никуда не девались, ведь два центра (две души) у нас животные. Однако в подмогу такому калеке наш создатель создал специальное программное обеспечение некие костыли – это не бессознательные инстинкты, как у животных, а вполне осознаваемый алгоритм поведенческих реакций.

Шесть программ – по две на каждый центр установлено на сегодня у хомо. У нас с вами!

Это влечение к смерти и сексуальное влечение (темы очень хорошо разработанные товарищем Фрейдом). Наш создатель ввел колоссальное противоречие в наше сознание, например, в бою солдат закрывает собой командира или мать жертвует собой ради спасения ребенка. Подобное взаимоисключающее программирование заставляет переводить систему на более высокий уровень решения проблемы самосохранения – к центру сердца. Но на этот центр наш творец навесил программу поклонения прекрасному и программу поклонения Богам. «Красота спасет мир», утверждает Достоевский. Нет, это в нем говорит программа поклонения прекрасному, а поклонение богам заставляла хомо радоваться своим господам, подобно тому, как наша собака радуется нам. Просто без всяких двусмысленностей, не за что-то, а просто так. Она нас любит, мы для нее самое прекрасное существо в мире, она без нас просто не может. Это так, бывает, что иногда и помирает, когда теряет хозяина. Так и человек очень сильно страдает, когда не может получить предмет своего желания, который он боготворит. Еще в 19 веке был такой медицинский диагноз: «любовная лихорадка». Этот диагноз означает, что если пациент в течение трех дней не получит предмет своего желания, то он умрет. Воно, как! Любовь может свести в могилу, если не достанет сил выйти на следующий уровень, на уровень центра разума. А, что? Да так! Наши мысли подобны разведчикам, они шныряют туда-сюда с завидной скоростью и озабоченностью. Раз, и мы в своих мыслях на Марсе, два, и мы считаем количество электронов в атоме… Круто! Тогда от чего люди такие тупые, при таких-то возможностях. Не все так радужно, потому что тут тоже запрограммировано. На этом центре установлена программа ограничения интеллектуального развития. А вот то, что люди не помнят себя, так это же эго-Я оторвано от тела – вторая программа. В общем, тупой и еще тупее. Даже когда человек умирает, он рассуждает про себя: Я умираю или еще нет? А как оно будет, когда я умру? А вспомню ли я, что я это я? Я это тело или нет? Может я дух, а может сознание, может быть я – это мировоззрение? А попаду ли я в рай, а вдруг рая нет? А вот если бы я было слито с телом, то не было б никакого ложного эго, посредника между нашими сознательными и бессознательными частями. Нам не надо было бы ходить в школу, мы бы росли и одновременно развивались, и знали бы все обо всем. Просто знали и все, как и животные. Центр разума позволяет это делать – он способен подключаться к любому ресурсу во вселенной, наподобие подключения интернета. Вот поэтому и установлен ограничитель.

Как это сделано?

Существуют вещи которые мы знаем, также существует то, чего мы не знаем, но можем узнать и совершенно непознаваемое Познаваемое для нас открыто – это ресурс, которым мы можем пользоваться, в непознанное мы можем прорваться и открыть тайну, но если только мы развернемся не в ту сторону и взглянем на непознаваемое, то мы умрем.

Осталось только ложное эго, наша значительная персона, наше Я. Ну, а если серьезно, то это наш ум и наша речь делают наш мир таким, каким мы его видим. Именно они состряпали его, столкнувшись между собой в первые годы нашей жизни и теперь поддерживают его в том виде в котором он был создан. Наш мир, охраняемый разумом, создан описанием и его неизменными законами, которые разум научился устанавливать и отстаивать. Вот например несколько сентенций:

- Жизнь – это как волны в море. Одна несёт вверх, другая вниз.
- Хотя про таких людей говорят, что они любят всех и потому добры, а, в сущности, они никого не любят и добры потому только, что не злы.
- В памяти каждого мужчины дремлет горькое и нежное воспоминание о какой-либо женщине.
- И если б все люди побольше рассуждали, то убедились бы, что жизнь не стоит того, чтоб об ней так много заботиться...

Какие правильные слова… Какие высокие формы ума… Какая глубина мысли…

Однако никакие объяснения не удовлетворят нашего чувства, хотя умозрительно мы можем быть с ними совершенно согласны. В этом и заключается слабая сторона слов. Они заставляют нас чувствовать себя осведомленными, но когда мы оборачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас, и мы опять глядим на него как обычно, без всякого просветления.

Приятного прочтения, размышления построены на фактологическом материале, а не на пустых мнениях авторитетных мешков слов. Однако не демонстрируйте окружающим своего счастья от прочтения, не отравляйте им жизнь.

С уважением, Юлия Незабываемая!

0

2

Трактат навеянный наблюдением за жизнью кур.

Глава 1. В поисках себя (начало).

Чьими глазами смотришь на то, что ты видишь?
А то на что смотришь, чьими глазами ты видишь?

Кто говорит со мной здесь?...

Что значит я? Я бывают разные.

Начав изучать себя, мы сталкиваемся с местоимением, которое употребляем чаще, любого другого слова – это «я», «я иду», «я сижу», «я хочу», «я люблю» и т. д. Мы рассматриваем самих себя как одно целое; мы говорим о себе «я» и считаем, что говорим все время об одном и том же человеке, однако на самом деле мы разделены на множество, на сотни различных «я». В один момент, когда мы говорим «я», говорит одна наша часть, а в другой момент, когда мы говорим «я», это говорит совершенно другое наше «я». Для тех, кто знаком с техникой переформирования НЛП – это не новость, им каждый раз, при использовании данной техники, приходится утрясать всевозможные противоречия, инициированные обострениями между различными «я» клиента. Но в основной своей массе все мы даже не догадываемся о том, что имеем не одно «я», а множество различных «я», связанных с нашими эмоциями, чувствами, желаниями, мыслями, решениями, поступками, отношениями, деятельностью и не имеем никакого ревизующего «я». Эти «я» все время меняются, перетекают друг в друга, одно подавляет или замещает другое, третье подталкивает, четвертое, а то тормозит, пятое тоскует, шестое пылает и при этом вся эта суета составляет нашу внутреннюю жизнь или, другими словами, является способом существования нашей психики. «Я», о которых мы ведаем, делятся на несколько групп, но все эти группы искусственны и созданы воображаемыми представлениями, которыми наделен человек.

Для того, чтобы действительно начать самоизучение, человеку вначале необходимо освоить методы самонаблюдения и овладеть техниками вчувствования, не утратив при этом понимания того, на что и как делятся психологические функции человека. Наше обычное представление об этих делениях совершенно ошибочно. Нередко, наблюдая себя, мы думаем, что мы чувствуем, на самом деле путая интеллектуальную функцию с эмоционально-чувственной, а когда в действительности чувствуем, мы полагаем, что размышляем. Тем не менее, процесс изучения себя и собственного сознания заключается в том, чтобы научиться различать эти функции.

Существуют еще и две другие функции. Одна из них относится к внутренней работе организма: пищеварение, сердцебиение, дыхание, терморегуляция – это функция касается генотипа человека и связана с родовой памятью; к этой функции принадлежат и все классические чувства: зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, а также и не вошедшие в классику: термоцепция – чувство тепла (или его отсутствия) на нашей коже; эквибриоцепция – чувство равновесия, которое определяется содержащими жидкость полостями в нашем внутреннем ухе, ноцицепция – восприятие боли кожей, суставами и органами тела, также существуют еще и чувство голода, жажды, чувство опасности – когда волосы встают дыбом. Из внешних движений к этой функции относятся только простые рефлексы – сосательный, моргательный, гусиная кожа и т.п., так как более сложные рефлексы относятся к двигательной функции. Довольно легко провести различие между врожденными и двигательными функциями – нам не нужно учиться чему-либо, что принадлежит к врожденной функции. С другой стороны, все элементы двигательной функции должны быть выучены – ребенок учится ходить, говорить, писать и т. д., в них нет ничего врожденного.

Поэтому, начиная самонаблюдение, необходимо сгруппировать эти четыре функции и соотносить по ним все свои наблюдения, фиксируя: «это – интеллектуальная функция», «это – эмоциональная функция» и т. д.

Практикуя подобное наблюдение некоторое время, мы понимаем, что наши эмоции связанные с какой-либо мыслью или чувством уводят нас за собой, и мы забываем о самонаблюдении. Кроме того, мы можем заметить, что в это время перестаем помнить себя. Если бы мы имели способность сознавать себя постоянно, тогда бы мы имели возможность наблюдать за собой, но так как мы не помним себя (отождествляясь с предметом деятельности), то не в силах и сосредоточиться, как будто наша воля не слушается нас. (А может быть, ее нет?) Это та ситуация и то состояние, с которого начинается самоизучение.

Человеческое существо может находиться в нескольких состояниях сознания. Современная наука выделяет их три: два для сна и одно для бодрствования. Медленная и быстрая фаза сна (сон без сновидений и со сновидениями), и бодрствующее состояние, как бы пробужденного сознания, т.е. что-то вроде сознания «дневного разума». Некоторые школы психологии добавляют сюда же и полудрему, как отдельное состояние сознания, существующее между сном и явью. Другие школы включают в этот список инсайт и катарсис, в виде отдельных состояний сознания осознающего себя существа, сопричастного некоему высшему или даже трансцендентному пониманию, в религиозном смысле – это экстатические состояния сознания (озарения).

Но оставим пока экстаз и вернемся к нашему бодрствующему состоянию сознания, которое можно иначе назвать самосознание. Спросите у любого человека: «Сознателен ли он?» Ответ: «Да, конечно!» Однако, прилагая усилия к самонаблюдению, со временем начинаешь понимать, что сознательны мы только потенциально. Если нас спрашивают, мы говорим: «Да, я сознателен», и на этот момент это действительно так, но в следующий момент мы перестаем вспоминать себя и становимся бессознательными. Таким образом, в процессе самонаблюдения мы осознаем, что не находимся в бодрствующем состоянии сознания, что фактически оно спит. Мы живем либо в спящем, либо в бодрствующем состоянии, т.е. имеем некое относительное сознание. Объективное (пробужденное) сознание, недоступно для нас, так как оно достигается только через самосознание, то есть через осознание себя. Но это довольно продолжительное изучение, не дня или месяца, все ошибочные функции следует отладить и когда периоды самовспоминания станут продолжительнее, откроются новые возможности и это не вопрос эксперимента, но изменения состояния сознания.

Вспомнить себя означает то же, что и осознать себя – «я есть». Это не эмоция, не чувство, не мысль – это особое состояние сознания. Само по себе оно приходит только на очень короткий миг, в необычной ситуации или новой обстановке, и ты говоришь себе: «Как странно, я здесь». Это – самовспоминание. В этот момент мы вспомнили себя. Только человек с таким «Я», когда он сознательно утверждает «Я есть» он на самом деле есть, «Я могу» – он на самом деле может, «Я хочу» – он на самом деле хочет. Эти три импульса слитые воедино получают, в свою очередь, то значение и ту силу воздействия в проявлении себя, которая приобретается только человеком, который своими намеренными усилиями добивается проявления в себе потенциала для порождения этих импульсов.

Когда «Я хочу» - я чувствую всем моим существом, что я хочу и могу хотеть. Это не значит, что мне хочется, что я нуждаюсь, что мне нравится или, наконец, что я желаю. Нет. «Я хочу». Мне никогда ничего не хочется, мне ничего не нравится, я не желаю ничего и я не нуждаюсь ни в чем - все это рабство; если «Я хочу» что-то, мне должно это нравится, даже если мне это не нравится. Я могу хотеть, чтобы это нравилось мне, потому что «Я могу».
Г. Гурджиев


Я хочу – я чувствую всем своим телом, что я хочу. Я хочу – потому что имею всепоглощающее желание. Я хочу – потому что я могу желать. Я могу – потому что я смею мочь, я смею – потому что осознаю, что я есть. Я есть – одномоментно в прошлом, настоящем и будущем – здесь и сейчас – всегда и везде. Эти импульсы могут существовать только тогда, когда человек обладает своим собственным подлинным «Я», а с другой стороны, это подлинное «Я» существует в человеке исключительно только тогда, когда он имеет в себе эти импульсы.
Однако человек не знает себя, он ничего не знает, и все же имеет многочисленные теории обо всем. К сожалению, большинство этих теорий – ложны. Человеческая психика не работает в совершенстве вследствие многих ошибочных функций, поэтому очень важная часть самоизучения связана с изучением этих ошибочных функций. Нам важно знать их, чтобы избавиться от них. Это только протезы, заменяющие нашей психике недостающие, недоразвитые или утраченные в битвах с самим собой органы.

Одним из наиболее ошибочных проявлений, которое мы так любим в себе, является воображение. Не сознательное или намеренное размышление о чем-то или вызывание зрительных образов, но воображение без контроля и без результата. Оно отбирает массу энергии и разворачивает мышление в ошибочном направлении. Мы воображаем чудные вещи, например: приписываем себе несуществующие способности; владение силами, которых не имеем; мы воображаем себя самосознающими, хотя не являемся таковыми. Мы обладаем воображаемыми силами и воображаемым самосознанием, представляем себя целостными, тогда как в действительности содержим в себе множество различных «я». Существует немало того, что мы воображаем о себе и о других. Например, мы воображаем, что можем действовать, что имеем выбор, однако мы не имеем выбора, не можем действовать, вещи просто случаются с нами.
Человеческая психика представляет собой довольно сложное устройство, которое следовало бы изучать, как организм или некий агрегат. Любой взрослый человек сознает, что для управления всякого рода техническими устройствами, такими, как автомобиль, пароход, самолет или локомотив, мы должны учиться. Мы не имеем врожденных способностей, для того чтобы управлять подобного рода техникой, но по какой-то причине полагаем, что обычного инстинкта достаточно для того, чтобы управлять машиной под названием человек, несмотря на то, что она является значительно более сложной, чем трактор. (Например, космический корабль Шатл имеет в своей конструкции полтора миллиона деталей, а глазное яблоко человека полтора миллиарда.) Это является одним из главных заблуждений человечества: мы не понимаем того, что должны учиться управлять своим телом и своей психикой, и что это есть вопрос воли, знания и мастерства, но не хватки, чутья и рефлекса.

Отсутствие в человеке целостности и самосознания создают абсолютную автоматичность восприятия, которым управляют исключительно внешние влияния. Человек плывет в потоке свободных ассоциаций. Он думает чужие мысли и не имеет возможности сопротивляться им, он не отличает их друг от друга и не в состоянии отстраненно наблюдать за собой отдельно от них. Он представляет себя всегда в процессе, располагая давно установившейся иллюзией о том, что он свободен и может двигаться по своему желанию – направо или налево. Однако он не может сделать этого. Если человек идет направо, значит – не может двигаться налево. «Воля» – понятие, которого для него не существует. Воля может быть проявлена в человеке только через одно управляющее «я». Но пока он имеет много всевозможных «я», которые, зачастую, даже не знакомы друг с другом, он имеет точно так же много различных «воль». Каждое псевдо «я» имеет свою собственную псевдо «волю». Но у человека есть возможность приобрести управляющее «я» и единую волю. Он может достичь этого состояния, встав на путь развития сознания, то есть перемещения сознания в иные, доселе неизведанные области собственной психики.

Три силы.

Хотелось бы остановиться на концепциях основополагающих законов мироздания. Мы не можем познать себя, так как не ведаем об основных законах, находящихся над всем. Академического знания недостаточно для этого, так как именно такие важные вопросы, как отсутствие самовспоминания и наличие энергопотенциала, были пропущены психологией. Наша наука до сих пор считает, что безличная природа с помощью шаблона штампует из биомассы средних, серых, ничем не примечательных людей, россыпью. Иногда, в крайних точках нормы, случаются, конечно, уроды или гении, но все в рамках погрешностей и вероятностей, а исключением только поверяется правило. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы определить тут сразу две ошибки. Во-первых, наша наука не учитывается того факта, что хотя человек и состоит из тех же элементов, что и весь остальной живой мир, он все же выделен из этого мира и имеет свою уникальную человеческую сущность. Некоторые считают, что он выделен сознанием, способностью мыслить; другие – наличием человеческой души, способностью изменять мир. Однако для нас это риторические вопросы. Вторая ошибка заключается в том, что наши ученые считают, что в руках у природы шаблон, а не норма. Шаблон – это жесткая, неизменная форма, а норма – это диапазон (от и до), в котором может разместиться, свободно развиваясь, огромное количество форм. Норма триедина – это диапазон развития, процесс развития и результат развития. Результат не конечный, а фиксируемый на любой момент времени. Тут- то мы и касаемся закона трех сил – terra incognita в «топографии» познаний современного просвещенного человека.

Академическая наука либо забыла, либо никогда не знала основополагающих законов природы, на которых, как на трех китах зиждется все мироздание, на которых все основано и которым подчинены все вещи в мире, микро и макро, любого масштаба. Это закон Трех Сил и закон Семи Уровней.

Закон Трех Сил гласит о том, что для того, чтобы событие произошло к нему должны быть приложены три силы – сила утверждения, сила отрицания и сила равновесия. Это не самоназвания, а только лишь способ говорить о чем-то. Не формулируя качеств, в современной системе познания эти три силы известны, как положительная (активная), отрицательная (пассивная) и нейтральная (равновесия). Поэтам и писателям они известны как тезис, антитезис и вывод (заключение).

Эти три силы приложены ко всем вещам в мире. Но мы не сознаем их. Иногда мы замечаем наличие двух сил, понимаем, что одна сила не может создать действия, необходимо еще и противодействие. Именно так, сила утверждения нуждается в обратной связи, как дверь в пружине, иначе она, однажды открытая, уже никогда не откроется, в виду того, что она уже навсегда осталась открыта. Но зачастую мы не сознаем необходимости третьей силы. Это связано с состоянием нашего бытия, с состоянием нашего сознания и с образом мыслей. В другом состоянии мы бы знали о ней все, но даже в этом состоянии, мы иногда можем найти примеры необходимости третьей силы в создании событий и явлений. Ведь дверь балансирует на петлях, без них она только ширма на «мстительной» пружине.

Мы начали изучение данной системы познания с психологии. Позднее мы поговорим больше о трех силах и найдем ряд примеров их взаимодействия, тем не менее, неплохо уже сейчас привыкнуть к идее о необходимости изучения этих трех сил.

Семь уровней.

Закон Семи Уровней тоже хочется кратко описать. Он гласит о том, что ни один процесс в мире не происходит непрерывно. Этот закон был применен в музыке, а период был разделен на семь нот. Октава является на самом деле картиной или формулой космического закона. Если бы не было Закона Семи Уровней, все в мире пришло бы к своему концу, но, вследствие этого закона, все отклоняется. Например, если дождь начался, он шел бы без остановки, если наводнение началось, оно покрыло бы все, если ветер подул бы, он дул бы без перерыва. Но эти явления прекращаются в результате действия Закона Семи Уровней. События отклоняются, а не идут по прямой. Поэтому в природе нет прямых линий. Все в нашей жизни, наша физика и психика тоже, основано на этом Законе. В то же самое время Закон Семи Уровней объясняет то, что можно дать добавочный толчок октаве и сохранить прямую линию. Иногда мы можем видеть, как человек делает одно, а через некоторое время совсем другим, полагая, что занимается тем же и даже не замечая, что полностью погружен в совершенно иное. Однако, работая в нашей системе, мы должны изучить то, как сохранять октавы от отклонения, как сохранять прямую линию. Как распрямлять пути к Господу. В противном случае мы ничего не найдем.

Все, что мне нужно – это теплая постель, доброе слово и неограниченная власть.


Другой довольно важной проблемой, которую следует обозначить, является идея о добре и зле в настоящей системе знания. С точки зрения этой системы имеются только две вещи, которые можно сравнивать или рассматривать в человеке – проявления саморефлексии и проявления сознания. Зеркало саморефлексии есть всепоглощающий образ самого себя, зацикленость на себе и бесконечная озабоченность собой (как два зеркала друг против друга). Мысль, думающая сама себя, вещь неосознанная, но вполне самостоятельная. Человек во всем видит только образ себя. Садовод, глядя на цветущее дерево, видит центнеры урожая, столяр непроизвольно подсчитывает количество стульев, которые можно изготовить из его ствола, леснику представляются складометры дров. Водитель маршрутки, обозревая по обочинам дороги пешеходов, подбирает не потенциальных пассажиров, а дензнаки, в виде оплаты за проезд, достаточное количество дензнаков, так как он в образе. Саморефлексия, выстраивая образ человека, формирует в нем ложное эго: что я люблю, чего не люблю, что я знаю и чего не знаю, как я это говорю, в каких ситуациях я стыжусь, а в каких я гневаюсь и т.д. В результате создается нечто вроде буферной операционной системы, которая постепенно подменяет собой функции сознания.

В поисках примеров того, что мы называем благим или дурным мы можем замечать, что, то, что мы называем злом – всегда мертво и искусственно, оно не может быть сознательным; а то, что мы называем добром, неизменно сознательно, оно всегда живо и естественно. Причины этого кроются в нашем восприятии, которое работает не с фактической информацией, а с кодом об информации. Мы никогда верно не ориентируемся в представлениях механического (искусственного, суррогатного) и сознательного, поэтому в вопросах познания добра и зла мы путаемся, что буриданов осел в двух копнах сена.

Продолжение дальше...

0

3

Трактат навеянный наблюдением за жизнью кур.

Глава 1. В поисках себя (начало).

Чьими глазами смотришь на то, что ты видишь?
А то на что смотришь, чьими глазами ты видишь?

Кто говорит со мной здесь?...

Продолжение, начало тут

Электрический свет на бумажных цветах – это так смешно.


Совокупность процессов, несущих ответственность за осознанность в повседневной жизни является нашей системой познания. Она включает в себя память, личный опыт, восприятие и уверенное владение каким-либо синтаксисом.

Восприятие функционирует, подобно одноканальной операционной системе. Оно фокусирует внимание на каких-либо вещах (предметах или явлениях) и через датчики анализаторы органов чувств кодирует информацию о них, а затем подвергает сравнительному анализу с уже имеющимися образцами мыслеобразов предметов, явлений, понятий, символов, знаков и всяких других вещей, хранящихся в банках данных памяти, под своими инвентарными номерами приоритетов и ярлыками синтаксического шифра. Фактически мы не видим вещи такими какими они являются в данное время, мы их узнаем, подобно сканеру штрихкода, который распознает не сам продукт, а сведения о нем промаркированные на упаковке.

Представьте себе, например, дерево. Представили? Кто-то представил себе березу, кто-то сосну, кто-то вербу. Представьте себе дерево – сосну. У кого-то получилась мачтовая, у кого-то новогодняя, у кого-то смолистая доска. Хорошо, представляем себе дерево, сосна, корабельная. У кого-то отдельно стоящая, у кого-то в лесу среди других деревьев, лиственных или сосновых, зимой или летом, под дождем, под снегом, во мху и т. д. и т.п. Чтобы мы ни делали, где бы мы ни находились, восприятие автоматически сравнивает огромное количество информации с уже имеемой, т.е. даже не с информацией, а шифром о ней. Мы не сознаем, мы воспринимаем. Сознает ребенок, когда он впервые знакомится с вещью: на вкус, на ощупь, обнюхивая ее, разглядывая со всех сторон, когда операционная система только строится. Впоследствии, когда она уже работает, достаточно пары движений сканера глазного яблока, чтобы понять какая вещь пред нами – стол или стул, столб или автомобиль, какого они качества, веса, объема, цвета и т.п. Достаточно одной капли с неба на темя, и мы понимаем – начинается дождь. Нам не нужно вновь и вновь, подобно животному обнюхивать, облизывать, разглядывать предмет, чтобы понять, что это.

Ведь для собаки, например, две дороги – это совершенно две разные вещи, как и два дома – это совершенно два разных объекта. Собака не имеет обобщающих компонентов мышления, ввиду отсутствия у нее человеческого способа восприятия и возможности создать операционную систему подобную человеческой. Увы, собака не может овладеть синтаксисом, нет органа.
Однако то, что составило систему познания и дало человеку силу, обернулось для него же бедой. Удобство и легкость в пользовании подобной операционной системой отодвинуло на задний план осознающий аспект, возможность воспринимать энергию так, как она течет во Вселенной.

Прямое восприятие энергии, вызываемое непосредственным видением энергии, приводит к однозначным выводам, и эти выводы не подчиняются логическим соображениям или попыткам согласовать их с привычной системой интерпретации, которая представляет собой только следствия воспитания, и ничего больше. В силу этого к шести годам у ребенка сформировывается абсолютно искусственная структура психики, известная нам под понятием – личность или ложное «Я», которое подменяет собой, как полагают некоторые апологеты эзотерических учений, сокровенное «Я». Однако – это не так. К сожалению, ввиду ложных отождествлений себя с различными социальными ролями выделяется множество различных Я (имя им легион), но отнюдь не сокровенное.

Всякий человек считает, что обладает святой душой, но это заблуждение не большее, нежели очередное ложное отождествление себя с таким синтаксическим понятием как душа, как и многие другие отождествления: «я» – отец, «я» – сын, «я» – мать, «я» – сестра, «я» – судья, «я» – механик, «я» – моряк, «я» – пассажир городского транспорта, «я» – читатель периодики, «я» – владелец квартиры на втором этаже, «я» – ем вилкой, «я» – стесняюсь, когда слушаю скабрезный анекдот, «я» – почетный святой, а по нечетным «я» забулдыга, «я» – люблю кошек, «я» – знаю толк в автомобилях, «я» – не люблю, когда меня не любят и прочее, прочее, прочее. В этом конгломерате относительных «я» – абсолютно нет места для единого сокровенного «Я». Имея подобную саморефлексию – подобный изменчивый образ себя, разве есть у человека возможность выделить в себе место для истинного «я». Разве он может помнить себя – если его нет. Сейчас он одно, а через миг другое, и нет наблюдателя, нет контролирующего «я», и взяться ему неоткуда. Мысли его мыслят сами себя, а смысла нет. Нет осмысленности, т.к. нет осознанности. Истинные центры спят. Чувств у него нет, т.к. он думает, что чувствует, но не понимает этого, т.к. центр чувств спит. С горем пополам работает двигательный центр и человек живет подобно говорящей птице, лишь эмоциями, а они, как известно, за рамки тела не выходят. Вот и получается, что думает человек только о себе. И думает, почему-то, так как о нем думают другие, а другие думают о нем через призму саморефлексии, т.е. реактивно, но никак не позитивно, сознание-то замутнено. Чтобы пробудить центры и выделить истинное «я» требуются не месяцы, даже не годы, но жизнь, посвященная этой деятельности.

Далее, плавая промежду берегов добра и зла, нам следует постараться понять относительность положения морали и совести в этических нормах человеческого сообщества. Ведь ложное эго – это социальное лицо человека.

Будет и на моей сковородке золотая рыбка...


Моральные нормы неодинаковы для различных сословий людей и связаны они исключительно с ценностями. Люди различают три вида ценностей: физические, инструментальные и духовные. Физические – относятся к двигательному центру, который несет ответственность за самосохранение, и включают в себя такие качества, как защищенность (безопасность), полноценный сон, питание и секс (продолжение себя в будущее). Основная задача двигательного центра – это обеспечение достаточного уровня энергетического потенциала для питания центра чувств, который отвечает за инструментальные ценности, большинству читателей они больше известны, как материальные. Да, это и деньги, и дело (бизнес), которые имеет человек, а также активы, в том числе и нематериальные, такие как образование, знания, умения и навыки, например, художественного мастерства, столярного или слесарного дела. Центр чувств обеспечивает механизм целостности, упорядочивает и структурирует изменчивость двигательного центра, обеспечивает человека способностью действовать, в этом центре мысль и движение сливаются воедино. И, наконец, духовные, нравственные – высшие человеческие ценности то, что отличает нас от животных. Это любовь, справедливость, сострадание, патриотизм, красота, добро, истина, гармония, честь, преданность, надежность и многие сотни других, все то, что составляет категорию морали и является зоной ответственности центра разума. Если двигательный центр обеспечивает возможность действовать, чувствительный – способность действовать, то центр разума обеспечивает целесообразность действия, именно он дает оценку и позволяет сделать выбор, может разглядеть задачу и проникает в суть вещей.

Совсем несложно догадаться, что ценности – это то, что можно продать.

Физические ценности: красота, особенно женская– высоко ценится на рынке брачных и сексуальных услуг, а если к этому еще прилагается и отменное здоровье и упругое тело – «знак качества на бедрах», то от нее можно получить прекрасное потомство, а физическая сила или ум (высокий коэффициент IQ) – чем не товар на рынке труда. Хороший нюх для дегустатора, высокий рост для баскетболиста, отменная реакция для боксера, верный глаз для снайпера и т.п., все это рыночные ценности. А вот всучить кому кривую бабу нелегко, даже если она дюже добрая, кашляющего телохранителя и подавно, имбицилов в менеджеры не берут, а инвалиду спинальнику в поле не пахать.

Инструментальные ценности: земля, дом, квартира, бизнес, машина, фирма, корпорация, имущественные права, акции, облигации, авторские права, интеллектуальная собственность, образование, работа, зарплата, дивиденды, урожай и пр. Все что дает доход, все является активом. Художник имеет доход от реализованных картин, завод от прибыли забитой в цене продукции, бизнес имеет процент со сделки, стоящее образование позволяет получить высокооплачиваемое рабочее место. Категориями инструментальных ценностей регламентируется в основном поведение и деятельность людей, их возможность обладания теми или иными ресурсами, их права и обязанности, власть и ответственность, функции и средства, в целом и составляет структура статуса человека.

Духовные – высшие морально-этические ценности: как человек ведет себя, каким манерам и правилам следует, каких обычаев и традиций придерживается, во что верит, чего стыдится, как регламентирует свои отношения с другими людьми (друзьями, родственниками, коллегами, старшими, младшими, врагами и пр.). Какие способы сведения личных счетов считает честными, а какие нет, или не признает их вовсе. Кто заслуживает всеобщего уважения, а кто осуждения. Какими заслугами можно выделиться из массы, а какими только заслужить порицание.
Нравственные нормы рационализируют все цели жизнедеятельности человека с точки зрения добра и зла. Морально то, что способствует выживанию индивида, рода, вида. Аморально то, что вредит или лишает права на жизнь.

А что же здесь продается?

Надежность, готовность жертвовать собой, ради других, умение держать слово, быть благодарным, честным, справедливым, милосердным, уметь сострадать, защищать, быть щедрым, приветливым, добрым.

И все это выставлено на продажу? – скептически улыбаясь, спросит пытливый читатель.

А представьте себе злого, жадного и жестокого священника или лицемерного бизнесмена, который если, что-то говорит, то лжет, если что-то обещает, то не сдерживает обещаний, если ему доверишься, то он тебя предаст. Представьте себе непосредственного командира отсиживающегося в окопе, в то время когда солдаты сражаются, или механизатора в пору жатвы, отдыхающего под трактором, а учителя ненавидящего детей?

Как долго они будут владеть своими императивами и стричь купоны? Однако, это риторический вопрос.

Да! Обладать физическими ценностями выгодно, располагать инструментальными – весьма выгодно. Соответственно иметь духовные ценности выгодно чрезвычайно (за что и голосовал товарищ Христос).

Квадрант денежного потока.

Если вы сами цените себя невысоко, мир не предложит вам ни на грош больше.

Соответственно ценностям классы людей в социуме делятся исходя из принципа получения доходов. Другими словами – сословия отличают их источники доходов.

Квадрант денежного потока.

Сотворение Адама

Р – работающий по найму, С – сам себя обеспечивает работой (частный предприниматель),
Б – бизнесмен (владелец заводов, газет, пароходов), И – инвестор (торговец деньгами).

«Квадрант денежного потока» изображает различные типы людей, населяющих нынешние этносы. Каждый из нас находится как минимум в одном из четырех при¬веденных выше секторов денежного потока и его место определяет¬ся источником получения наличных денежных средств. Многие из нас полагаются на зарплату, которой оплачивается их труд, поэтому являются рабочими и служащими, в то время как другие работают только на се¬бя. Служащие и работающие на себя находятся на левой стороне де¬нежного квадранта. В правой стороне квадранта находятся люди, ко¬торые получают наличные деньги с собственного бизнеса или благо¬даря инвестициям.
Различные методы получения доходов обуславливают различные способы мышления, также разнятся умения и технические навыки, отличны познания и пути получения образования. Разных людей влечет к разным секторам.
Либеральные ценности для всех одни, но пути, которыми они заработаны, могут зна¬чительно отличаться.

Поскольку уровень жизни "постоянно повышается",
все меньше людей до него дотягивается.

Раб.

Наемный работник, работающий за зарплату, полагает, что он что-то зарабатывает. Однако – это иллюзия. Реальность такова, что он все время всем должен. Он должен платить супермаркету за продукты питания, он должен оплачивать аренду или ипотеку за дом или квартиру, а также платить за свет, за газ, за воду, не забывая и о коммунальных ЖЭКу. Он должен отдать часть зарплаты за одежду, за транспорт, на содержание семьи и пр. Чем больше дом, тем больше расходов на него, чем больше семья, тем больше расходов на нее, чем выше социальный статус, тем больше расходов на престижную машину, отдых, внешний вид. Чем выше поднимаешься по карьерной лестнице, тем больше должен. Себе раб ничего не платит. Это известно многим людям, устроившимся на вторую работу. Они начинают покупать то, что раньше не могли себе позволить и оказываются в еще больших долгах.

Вы уже поняли, какова психология рабов. Это их образ мыслей и их социализация. Работа дает им иллюзию защищенности, надежности, небольшого, но гарантированного заработка. Они боятся риска, они при¬выкли думать о безопасности работы больше, чем о финансовой безо¬пасности. Если вы посмотрите на квадрант денежного потока, то заметите, что левая сторона мотивируется безопасностью, а правая сторона – свободой. Каковы же ценности этого класса людей. Увы, они ограничены только собственным телом. Вкусно поесть, сладко поспать.

Работать поменьше, получать побольше – это и есть их нравственный императив. Их цель: пропустить стаканчик после работы; провести выходной с друзьями в пивной (после футбола) за обсуждением достоинств пива и женских прелестей, просуществовать до очередного отпуска и оторваться с новой пассией на все сто, все пять дней отпуска, чтобы потом навсегда забыть о ней. Их ценности ограничены их самочувствием. Они абсолютно реактивны – не трогайте меня, а не то я сорвусь. Стратегии при этом три: как дам, убегу или заупрямлюсь. Рабы абсолютно механичны, все, что с ними, происходит, происходит случайно, они ничего не контролируют, они не помнят себя, они ничего не помнят. Они всегда цепляются за людей, друг за друга, за воображение, за социальный статус, за погоны, за супруга – это их успокаивает. Они полагают, что если овца будет себя хорошо вести, то волк ее не съест. Их нравственный императив, также как и физический, ограничен их телом, в котором, как в темнице томится их «святая душа». Они все мученики, им все должны. Но рабам не нужна свобода, они хотят только отомстить.

источник

0

4

Глава 1. В поисках себя (окончание).

«День сурка».

Умный ошибок не повторяет, мудрый – не совершает, дурак – не замечает.


Попробуйте теперь связать вместе все то, что вам стало известно о добре и зле, саморефлексии и сознательности, нравственности и паразитизме, а затем задайте вопрос внутрь себя: «Возможно ли сознательное зло?» Это потребует изучения и наблюдения, но с точки зрения нашей системы сознательное зло невозможно, оно всегда бессознательно.

Нам с момента нашего рождения внушают мысль о том, что мир такой-то, обстоятельства такие-то, что мы не имеем выбора, что это судьба. Мы вынуждены принимать то, что мир именно таков, каким нам его описывают весьма авторитетные ученые люди, патриархи или святые. Однако весь смысл или осмысленность нам необходимая заключается в том, чему именно мы уделяем внимание. Мы сами делаем себя жалкими, либо сильными – объем затрачиваемых усилий один и тот же. Человек имеет настрой на выживание, и он выживает, так как выбирает наиболее оптимальный способ действия. Воспитание не имеет никакого значения. То, что определяет наш путь, называется личной силой. Личность человека – это суммарный объем его личной силы. И только этим суммарным объемом определяется то, как он живет и как умирает. Поэтому мы чувствуем по наитию: «Вот это человек, вот это личность, а вот этот индивид, так – субъект или фигурант».

Тем не менее, мы выбираем свои пути сообразно тому, о чем мы думаем и что говорим о себе. Мы повторяем один и тот же выбор, как сломанная грампластинка, снова и снова, до тех пор, пока не умрем. Представляя себе линейку календаря, мы полагаем, что прошлое где-то далеко, однако это не так – оно здесь, рядом с нами, на расстоянии вытянутой влево руки, также и будущее – все здесь, рядом. Все наше прошлое, как впрочем, и настоящее и будущее сосредоточено в одной точке пространственно-временного континуума. У каждого в своей. Пророки видят их и предсказывают нашу судьбу, и судьбу человечества. Если выражаться терминами дуальной системы, которая противопоставляет материю энергии, то время материально и имеет все атрибуты и свойства материи: вес, плотность, объем. Время обладает скоростью и ускорением, имеет силу и прочность. Все законы физики распространяются на время. Оно также обладает энергетическими свойствами – имеет разность потенциалов, силу тока, напряжение, мощность, динамику. И еще оно квантуется. Впрочем, нам сейчас важно понять то, что время не линейно, время циклично: день (цикл обращения земли вокруг своей оси), месяц (лунный цикл), год (солнечный цикл), год Платона (цикл прецессии земной оси). Планетарные циклы, лунные, солнечные, галактические. Рождение и увядание, жизнь и смерть. Реинкарнация.

Индуисты воображают, что мы рождаемся вновь и вновь и представляют себе время в виде календарной рулетки, а человеческую душу бредущим по ее делениям странником. Так, путешествуя по делениям линейки календаря, мы родимся вновь через сто или двести лет, но уже в других условиях, в другой нации, в другом теле, с другой судьбой, с другой предрасположенностью. Качество нового рождения зависит от того, какое поведение мы имели в этой жизни. А хорошим оно было или плохим определяют брахманы. Критерий таков: ревностно ли человек соблюдал религиозные предписания, установленные ими же для остальных людей. Меряют-то они всех одной меркой: как часто человек посещал храм, сколько прихожан с собой привел, сколько пожертвований сделал, серьезное ли имеет чувство вины за то, что родился на свет, не убивал ли, не крал, не прелюбодействовал ли, почитал ли отца и мать; молился ли о палачах своих, благословлял ли мытарей, возлюбил ли родителей сдавших его в дом малютки или выбросивших на помойку.

Нет, все не так. Реинкарнация – это не перевоплощение ложного эго, реинкарнация - это «День Сурка». Помните такой фильм был с Биллом Мюрреем в главной роли. Мы рождаемся, все время в одном и том же месте, у одних и тех же родителей, в одном и том же доме и проживаем одну и туже жизнь. Иногда, правда, бывают проблески осознания того, что мы уже бывали в этом месте, встречали этого человека, кстати, очень опасные проблески для саморефлексии, поддерживающей наше лицемерное описание мира. Моменты «дежавю», считаются у суеверных людей, дурным предзнаменованием, и это действительно так, ведь центры сознания могут пробудиться. Однако мы ложимся спать, а на утро просыпаемся и нас ждет новый день, в точности повторяющий вчерашний: утренний туалет, завтрак, дорога на работу, труд, дорога домой, ужин, телевизор, сон.

Опишите, пожалуйста, свой 33 день до сего дня, а 333 вы, наверное, уже и не вспомните. Мы не помним себя. Возможно, этот день не отличался от сегодняшнего: «…все звонил, звонил кому-то». Нас нет, мы спим, возможностей нет, целей нет, ясности нет, амбиций нет – все жестко схвачено «днем сурка». Рождение, ясли, детский сад, школа, университет, работа, карьера, брак, рождение детей, и все это в поте труда своего, а далее пенсия, внуки, огород, оградка, пластмассовые цветы и все – капец. Следующая жизнь – рождение, ясли детский сад…

Неприятно?

Да неужели!

А что же после нас остается?

Пол тонны испражнений, испорченный воздух, земля и вода, счета за использованную электроэнергию и могильная плита. И это, поверьте, не самое скверное, все еще гораздо паршивее, но об этом мы будем говорить ниже, т.к. неподготовленная психика некоторых читателей может чрезвычайно расстроиться, если им сразу дать понять, что они из себя представляют, в чем находятся, а главное для чего уготованы.

А как же карма?

Давайте поговорим и о карме.

Как вы уже можете догадаться карма (с санскрита – действие) тоже не линейная причинно-следственная связь. Как реинкарнация не имеет никакого отношения к перерождению, так и карма – это не закон причин и следствий исходя из современного понимания этого термина в синтаксисе западного человека.

Дуальный подход немецкого классицизма, проросший из противопоставлений еврейской кабаллы (зефироты), полностью извратил синтаксис западного человека, а вместе с ним его способ мышления и как следствие образ его жизни.

Мы постоянно клеймим позором этих пресловутых евреев, вместе с их высшей расой, с их образом мыслей, с их инструментальными ценностями, забывая о том, что Европа – это их родной дом. Созвучия не улавливаете – Евро, Европа, Еврей? А у половины населения германии фамилии заканчиваются разве не на «ман»? А еще недавно от немцев, разве, не доносилось, что-то там, на счет их принадлежности к высшей расе? Да-а! Гены пальцем не раздавишь. Правда, на этот раз евреями были объявлены жидовствующие семиты, фактически арабы, примазавшиеся в свое время к Торе, но не принявшие впоследствии ислама. Хотя, если быть точным, то иудейская религия (Тора – пятикнижие Моисеево), являлась государственной религией Хазарского Каганата, владевшего не так давно фактически всей Азией. Хазарский – Казарский – Казацкий (современное звучание), Каган – правильно Гахан – Хан – Атаман – Атаманская Порта. Все это различные названия, принадлежавшие словесности золотоордынской империи основанной золотым родом Асов (Асур), берущим свое начало от патриарха Ноя. Сегодня мы все эти территории так и продолжаем называть Асией или Азией. Хотя, на самом деле, первоначально империя включала в свой состав три земли: Асию, Африку и Европу, Асы ее называли еще Энея (инистая). Впоследствии были покорены и обе Америки. Скалигеровские историки в 16 веке переписали историю набело, где от асов остались только норвежские викинги да названия на картах, которые им не удалось сжечь.

Однако, невзирая ни на что, современное здание академической науки покоится на фундаменте немецкой классической философии. Западная наука уложила в прокрустово ложе дуализма мудрость вед и без сожаления обрезала все то, что торчало. А торчало, как вы скоро поймете, самое интересное – именно то, что несчастная Исида, так и не нашла, когда собирала останки Осириса (Асура), расчлененного Сетом (Сатаной) и разбросанного по всему по белу свету.

Итак, Карма – причинно-следственная связь. Что-то типа линейного ряда причин и следствий: причины создают следствия, далее следствия сами становятся причинами для последующих следствий, при этом следствия зависят от причин их создавших, а причины от следствий – нет, то есть причина влияет на следствие, а следствие на причину не влияет.

Так уж и не влияет?

Если измерять время линейкой, то конечно не влияет, как может будущее влиять на прошлое – «Он же памятник, кто ж его посадит».

И вообще, как быть с действием, ведь карма – это действие? Возможно – действие порождает причину, которая дает следствие?

Если чайник поставить на огонь, то он через определенное количество времени закипит.

Факт!

Конечно! А где причина? Где следствие?

Чайник стоит, огонь горит, вода кипит. Огонь не горит, вода не кипит. Чайник не стоит на огне, вода не кипит. А если в чайнике нет воды, она ведь тоже не кипит. И вообще – кто его поставил?

Мы уже знакомы с законом трех сил, пришло время опробовать его на практике. Чтобы событие произошло должны быть задействованы все три силы. Бочка с порохом чревата взрывом, но нужен еще и запал. Дуальная система координат его не видит, для нее причиной взрыва является порох, однако это не так. Бочка с порохом является силой отрицания, т.к. обладает потенциалом, запал представляет собой силу утверждения, взрыв (окисление) уравновешивает разность потенциалов, имеющуюся между порохом и кислородом – это срабатывает нейтрализующая сила (равновесия). Событие происходит тогда, когда все три силы встречаются в пространственно временном континууме в одной точке. Сила утверждения появляется из будущего и кажется дуальному уму «причиной», т.к. мысль запаздывает и всегда оперирует прошлыми понятиями, сила отрицания является нам из прошлого, и тяжелым камнем лежит на настоящем, а уравновешивает все нынешнее – это и называется действием, то есть кармой, только причин всегда три. Здесь нет дуальной причинно-следственной связи или бессвязности, так как следствие в той или иной степени всегда влияет на причину, и влияние это прямо пропорционально величине силы отрицания. Каждая сила влияет на обе другие. Сила утверждения – это не антипод силы отрицания, а нейтрализующая – не антипат их обеих. Однако все вместе они создают разность потенциалов, т.е. напряжение, а также силу тока и сопротивление. За что и посадили товарища Ома в тюрьму, его коллеги. Ну, разве ж можно так подрывать устои дуализма. Однако, пришлось выпустить, ибо ни один технический расчет без этой формулы не работает, т.е. абсолютно ложен.

Вот, например, если поэкспериментировать, подобно Энштейну, в своем воображении со временем и попытаться сжать его, то для стороннего наблюдателя чайник на огне закипит мгновенно, а если вытянуть, то даже взрыв гранаты будет длиться вечность. А нам уже известно, что время реально и его можно сжимать и растягивать. Мы уже начинаем потихонечку избавляться от дуального мышления, прекращаем все тупо противопоставлять друг другу и искать, где у палки конец, а где начало, что первично – яйцо или курица, бытие имеет сознание или сознание имеет бытие. Мы постепенно перестраиваемся на мышление триадами.

Продолжение дальше...

0

5

Глава 1. В поисках себя (окончание).

«День сурка».

Продолжение, начало тут

Например, решите следующую задачу.

Условие: муха летит по вагону движущегося поезда, в сторону его движения.

Внимание, вопрос!

С какой скоростью она движется для стороннего наблюдателя:
1) Стоящего на перроне?
2) Движущегося параллельным курсом, но со скоростью большей, нежели скорость поезда?
3) Движущегося противоположным курсом, но со скоростью меньшей, скорости поезда?

Для решения этой задачи при использовании дуального мышления вы вынуждены будете прибегнуть к формулам теории относительности, и все равно ответ будет неверным. Однако, если вы примените тройственное мышление, то поймете, что муха во всех трех случаях и для всех наблюдателей движется со своей собственной скоростью, будь она в поезде, движущемся со скоростью 120 км/ч или в самолете, движущемся со скоростью 550 км/ч или на планете, летящей со скоростью 60 км/сек. Остальное все проблемы относительности угла зрения наблюдателя, находящегося в той или иной точке пространственно-временного континуума.

И все же, у нас таки «день сурка». Как быть с перевоплощением, с реинкарнацией? Как-то неуютно себя чувствуешь, если ты не навсегда. Наше дуальное мышление при помощи саморефлексии и самоотождествления создает иллюзию отдельности нас от других. Стандартное определение времени, которое является частью нашей жизни и представляет собой неотъемлемую часть дуальной системы познания, для обычного человека звучит так: "непространственный континуум, в котором события происходят в необратимой последовательности и развиваются от прошлого – через настоящее – к будущему". Пространство определяется как "бесконечная протяженность трехмерного поля, в котором существуют звезды и галактики, вселенная".

Как вы уже догадываетесь – это не так. Пространство не трехмерно. Давайте рассмотрим на примере. Возьмем точку и продолжим ее – получим линию, возьмем линию и продолжим ее – получим плоскость, возьмем плоскость и продолжим ее – получим некий кубический объем, возьмем объем и продолжим его – получим все разнообразие мира. Продолжение объема в бесконечность (бесконечное количество объемов) – это и есть координата времени, то самое пресловутое четвертое измерение, где находится бесконечное количество, так называемых, параллельных миров. Кто знает об этом – вспоминает Лобачевского, но и до него люди об этом ведали.

Время – это великая тайна магии – телекинез, телепортация, телепатия, теле…, простите ясновидение (чуть не сказал телевидение). Вареники сами обмазываются в сметане и прыгают в рот. Утка запрыгивает на стол, предварительно сама, обжарившись в дымоходе. Невесть откуда возникают горы сокровищ шейхов. Конечно так, но это только слезы...

В действительности тайна магии заключается в том, что мы являемся трицентричными существами, т.е. мы имеем три центра сознания, каждое из которых по-своему мыслит, чувствует, переживает, однако канал восприятия для всех трех только один. Собака имеет два центра сознания. А курица – один. Поэтому человек воспринимает окружающую действительность, как трехмерное пространство – плюс временная координата, для собаки пространство двумерно, курица бежит по линии от прошлого к будущему: «О счастье!» – из будущего выскакивает червяк; «О горе!» – из будущего выпрыгивает лиса. Вот почему глаза у нее по обе стороны головы.

Моноцентричные существа имеют один двигательный центр сознания и воспринимают окружающее, как одномерное пространство, второй сознательный центр (чувств) выделяется в стае. С объектами материального мира на втором уровне работает коллективное сознание всей стаи в целом, индивидуальная курица на это не способна, ее инстинктивная программа на это не рассчитана. Индивидуальная инстинктивная программа распространяется на все царство птиц в целом и заменяет каждой отдельной курице центр разума. На всех птиц третий центр сознания один. Кстати, именно поэтому все птицы понимают язык друг друга.

При возникновении опасности все рыбки в косяке одновременно поворачиваются в сторону и те, которые в голове и те, которые в хвосте. Во главе косяка птиц летящих на юг стоит не вожак, а одна из наиболее сильных особей, и они регулярно меняются. На внешние воздействия реагирует вся стая, как единый организм, а инстинкт указывает направление полета.
Все царство птиц можно представить себе, как единый трицентричный организм, все царство рыб тоже, а виды рыб или птиц можно представить как бицентричные организмы.

У бицентричных существ присутствует, помимо двигательного центра, еще и центр чувств, поэтому вся их жизнь ярко эмоционально окрашена. Они испытывают те же чувства, что и мы с вами, они также страдают, печалятся, радуются, блаженствуют, влюбляются, ссорятся, отчаиваются, привязываются и пр. Центр разума им заменяет видовой инстинкт.

Трицентричное существо – человек, имеет в своем составе центр разума, поэтому располагает способностью мыслить относительными категориями, предметы и образы сводя в понятия. Соответственно человек имеет понятие о явлениях, обобщает все это в категории и законы, которые опосредует в символы и знаки, а из знаков получаются буквы, из букв слова, из слов…, в общем саморефлексия в конце концов получается. Но речь сейчас не об этом. Есть еще кое-что задаром, и мы интуитивно чувствуем, что разум – это не все, что доступно человеку. Есть что-то большее, что-то главное. Как для курицы – чувство, как для собаки – мысль, так для человека – ???

А что для человека?

Бессмертие! Мы всегда чувствуем себя наполовину. Мы не целостны. Мы не едины.

Помните волшебника страны Оз. Железный Дровосек искал – сердце, Страшила – мозг, а Лев – храбрость. Именно так. Кому-то не хватает ума, кому-то любви, кому-то отваги и он как рыбка в банке, как улитка в раковинке, занят только укреплением ее стенок для того, чтобы еще прочнее отгородиться от реальной действительности. Стараясь изо всех сил сохранить, как самое дорогое, свое хрупкое сокровенное «я» или нежное ложное эго, как кому будет угодно, что, в общем-то, одно и тоже. Страшно, аж жуть. И он бы вышел вон, но там еще страшней, чем здесь. А бесконечность еще ужасней.

Время, есть еще время, как будто бы –

Времени нет.

Для магии время представляется чем-то схожим со знанием, подобно тому, как курица интуитивно чувствует, собака интуитивно мыслит (т.к. центры чувств и разума для них являются внешними), так и человек интуитивно – знает (т.к. центр познания является внешним для него). Этот духовный центр познания, магия представляет себе в виде, некоего непостижимого в своем величии нечто. Сам человек, будучи частью этого знания, протекающего в сознании неких непостижимых для его разума сил, удерживает в себе небольшой процент этой силы.
Время является формой упорядоченности энергии, которую человек может почти непосредственно осязать и приводить в движение. Время – четвертая пространственная координата, через которую действует скрытая сила, определяющая судьбу человека, которой ему не дано знать.

Ведь не дано знать человеку своего будущего?

Или дано?

Тот, кто оперирует четвертой силой, тот понимает, как это – знать все. Находясь всегда и везде, находиться здесь и сейчас. Как капля пребывает в океане, а океан в капле. Как сохраняется индивидуальное сознание, растворяясь во всеобщем. Яков Беме пытался в свое время об этом рассказать, но у него не очень-то хорошо получилось. Трудно объяснить слепому, как выглядит огонь, и описать вкус банана тому, кто его ни разу не пробовал. Без обид, разумом – этого не понять, словом не описать, необходимо присутствие. Сознание нашего «Я» должно подвинуться. Увы, наш разум не способен рассматривать человека как энергию. Разум имеет дело с инструментами, создающими энергию. Однако он никогда всерьез не задумывается над тем, что мы нечто большее, чем инструменты. Мы организмы, производящие энергию. Мы – генераторы и аккумуляторы энергии. Наша судьба, наше предназначение учиться ради познания новых непостижимых миров, им несть числа и все они здесь, прямо перед нами.

Человек не является объектом или предметом познания – он процесс. Он не ограничен рамками физической формы. Его сознание вписано в бесконечность времени и беспредельность пространства.

Да! Бесконечность является очень неуютным понятием для мелкого, жалкого, тупого, высокомерного, самовлюбленного, алчного ложного эго субъекта, являющегося типичным представителем современного человеческого общества.

Конечно так.

Его центры сознания либо спят, либо атрофировались за ненадобностью. Попробуйте зафиксировать сустав в неподвижном состоянии. Он через пол года закостенеет и перестанет выполнять свойственную ему функцию. Лишите мышцу движения и она рассосется. Известно, что если человек не занимается интеллектуальными упражнениями, то с годами впадает в маразм, а если сдерживает чувства, то превращается в эмоционально убогую личность (психопата), а если его лишить движения, то он делается вялым, скучным, быстро заболевает и умирает.

Представьте себе дерево. Зима, весна, лето, осень – носятся по кругу. Цветение, созревание, увядание, спячка. Вообразите себе родовое дерево и человека на нем в виде плодовой почки. Потенциально он может стать плодом и дать семя, а в натуре, кто-то отваливается, не успев завязаться, кого-то повредят паразиты, кому-то не достанет питания, кого-то склюет добрая птичка и все такое прочее. Многие факторы влияют на качество плода – это и природные условия, и место, и состав почв (при дороге ли, в терниях, в камнях) и состояние атмосферного воздуха, и наличие влаги и т.д. Поэтому плоды – одни терпкие, другие горькие, третьи сладкие, четвертые вялые или гнилые. А теперь ускорьте в своем воображении процесс роста дерева. Вы увидите, как из семени появляется росток, как он тянется к небу, как волнами бьет жизнь у взрослого растения, как оно старится, гниет и падает изъеденное паразитами. Представьте себе человека, как вишенку, висящую на своей ножке, на ветке дерева. Снова и снова каждую весну она рождается и осенью упадает. Само дерево, вписанное в систему леса, тоже рождается и умирает, как собственно и лес. Эта аналогия наглядно демонстрирует нам положение человеческой особи в системе мироздания. Карма (мы уже знаем действие) – рода, этноса в котором рождается человек и цивилизация – это время в котором рождается человек, фактически не оставляют ему ни толики шанса на бессмертие, все плоды уготовлены на корм Луне. Этот прожорливый монстр питается осознанием всех существ мгновение назад живших на земле, а в данный момент мертвых. Но, прошу прощения, о «лунной дорожке» позже, мы итак слишком заскочили вперед.

Надеюсь, мне удалось направить в верном направлении ваши размышления о перевоплощении и вы понимаете теперь, что это понятие дает довольно отдаленное представление о реинкарнации. Понимая время, как дополнительную пространственную координату, вы постепенно научитесь оперировать понятием бесконечности. Будете знать, как так получается, что, складывая и перемножая бесконечности, мы все равно получаем бесконечность. Как в капле умещается весь океан, в части целое – не умозрительно, натурально вмещается. Почему нельзя превысить скорость света, даже если врубить прожектор в летящей со скорость света ракете. Вы наконец-то поймете, что такое электрический ток, так, как это понимал Тесла. Как все к чему прикоснулась смерть приобретает единство (целостность) и обретает силу. И, как спастись от монстра, делающего нас беспамятными – от Moon, то есть от Луны.

источник

0

6

Знание о трех душах (трех центрах) является очень серьезным в вопросах самоактуализации и практической деятельности, но психология тоже забалтывает этот вопрос. Хотя как и любая наука, она только способ говорить о чем-то, она не способна помочь человеку, потому что никакие объяснения не удовлетворят нашего чувства, хотя умозрительно мы можем быть с ними совершенно согласны. В этом и заключается слабая сторона слов. Они заставляют нас чувствовать себя осведомленными, но когда мы оборачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас, и мы опять глядим на него как обычно, без всякого просветления. :)))

Именно, по Гурджиеву. Но не только - это старая школа, т.е. доакадемическое знание, оно уже, как бы, древнее. Я стараюсь его возродить. Потому что наука современнаа не отвечает на многие вопросы. Да, она вообще не отвечает на вопросы, это догмат, она давно уже превратилась в религию к тому же мертвую. Одна статистика. Если за сто лет медицина не может вылечить рак - это наука? Все, конечная остановка, вылезай, трамвай идет в парк.

А вот с тремя центрами я познакомилась в ранней юности и в рамках другой доктрины, и Гурджиева прочитала уже в зрелые годы. Бросилась искать, а он мало что оставил по поводу них, и его последователи не совсем у ту степь пошли, они начали говорить о центрах и вопрос заболтали. Ну как водится:))))

0

7

Глава 2. Эмоции (начало).

Управление эмоциями двигательного центра.

С годами приходит мудрость, но зачастую ее опережает маразм.


Управление эмоциями – это, наверное, самая трудная вещь в мире. Мы не можем управлять ими, так как недостаточно разбираемся в них.

Постарайтесь уловить свое эмоциональное состояние, попробуйте его остановить, попытайтесь удержать хотя бы одно отдельное проявление эмоции в себе. Постарайтесь смирить проявление отрицательных эмоций. Это непросто. Неприятные эмоции проявляются настолько быстро, что мы не замечаем их. Поэтому, подмечая эмоции, вначале попытайтесь остановить проявление отрицательных эмоций. Далее следует изучить их и понять, что все отрицательные эмоции абсолютно бесполезны. Они не дают нам энергии, а только растрачивают ее. Они создают нездоровые иллюзии и разрушают физическое тело.

Практикуя определенное время, вы поймете, что от отрицательных эмоций можно избавиться, что они не являются обязательными, что в действительности нет реального центра для отрицательных эмоций, что они принадлежат искусственному центру, который мы создали в детстве, подражая людям с отрицательными эмоциями, людям, среди которых мы росли. Некоторые родители даже учат своих детей выражать отрицательные эмоции. Затем дети обучаются самостоятельно, используя подражание.

Дело в том, что моноцентричные существа познают окружающий мир, используя имитацию. Мимикрия – вот визитная карточка двигательного центра. Моноцентричным существам присуще подражание: голосам, окраске, походке, повадке. Даже бабочка камуфлируется под кору дерева, или под глаза бицентричного существа, гусеница под сухой сучек, орхидея под соблазнительную осу. В природе все имеет свойство подражать друг другу. Цели разные – метод один.

Отрицательные эмоции человек обычно проявляет по слабости, так как в их основе лежит самооправдание и поиск виноватых. Фактически – это распущенность. Если вы запрещаете себе бояться, то разрешаете себе гнев, а если не позволяете себе гнева, то допускаете жалость к себе, а если не жалость, то прячетесь за маской высокомерия или самоуничижения, но все это от природной тупости и душевной лености. Тем не менее, некоторые субъекты очень гордятся своей раздражительностью или гневом. Хотят, чтобы их считали суровыми, непоколебимыми, мужественными. Увы, при всем при том нет такой отрицательной эмоции, которой нельзя было бы не наслаждаться. Некоторые люди получают практически все свои удовольствия от наслаждения отрицательными эмоциями.

Однако мы не можем с помощью ума управлять эмоциями. Эмоциональная функция является значительно более быстрой, нежели интеллектуальная и невозможно поймать эмоцию мыслью. Когда мы находимся в эмоциональном состоянии, эмоции следуют так быстро одна за другой, что у нас нет времени думать. Так же совершая какое-либо быстрое движение, мы не можем наблюдать себя. Мысль не может последовать за движением, либо нам следует выполнять движение не очень быстро. Этот факт известен спортсменам, а также тем, кто занимается различными видами единоборств, танцами, эквилибристикой и т. п.

Когда мы учимся подмечать эмоции, мы замечаем, что все наши эмоциональные состояния сопровождаются определенными привязанностями. Когда проявляется даже самая легкая эмоция, мы становимся чем-то очень поглощены или от чего-то чересчур теряемся. Это называется отождествлением. В этом случае работает центр чувств, а так как любое чувство имеет свой неповторимый эмоциональный окрас и направлено на объект, то эмоции увлекают нас за собой, и мы теряем контроль над чувствами, ввиду того, что скорость течения эмоций выше скорости изменчивости чувств. Мы отождествляемся с объектами. Отождествление начинается с интереса, а в следующий момент мы уже в этом и не существуем больше.
Отождествление с людьми происходит иначе и принимает особую конфигурацию, которую Гурджиев называл учитыванием. Он говорил о том, что учитывание может быть двух видов: внутренним – когда мы учитываем чувства других людей, и внешним – когда мы учитываем наши собственные чувства. Мы учитываем наши чувства в том смысле, что люди отчего-то недооценивают нас, мало думают о нас или не заботятся о нас как следует. Это довольно серьезная грань отождествления, от которой нелегко освободиться. Некоторые люди находятся целиком в ее власти и ее непросто заприметить.

Внутреннее учитывание – это то же самое, что и отождествление.

Внешнее учитывание требует уже некоторой ответственности, принятия в расчет слабостей других людей, постановки себя на их место, проявления такта, манер, но манеры могут быть как воспитанными, так и случайными. Если внешнее учитывание начать применять сознательно, то человек приобретает возможность контроля.

Христианским апологетам известно четыре вида отождествления, в зависимости от степени пробужденности центров сознания. Современная же психологическая наука оперирует тремя – это самооценка, уровень притязаний и локализация контроля.

Самооценка.

С точки зрения психологии самооценка связана с потребностью в самоутверждении, со стремлением человека занять значимое место в социуме, утвердиться в глазах окружающих и в своем собственном мнении. С самого рождения под влиянием оценки окружающих у человека постепенно складывается собственное отношение к себе и самооценка своей личности.
При оптимальной самооценке человек имеет адекватное соотношение своих возможностей к своим способностям, стремится здраво оценивать свои успехи и неудачи, старается ставить перед собой достижимые цели, которые может осуществить практически. Старается сориентироваться, как к его достижениям отнесутся другие люди. Иными словами адекватная самооценка является итогом постоянного поиска подлинной меры, т.е. без слишком большой переоценки, но и без излишней критичности к своему общению, поведению, деятельности, переживаниям и пр.

Реальная самооценка – показывает то, что человек верно оценивает себя и свое окружение, и соответственно относится к себе и другим. Но при принятом в обществе некотором завышении самооценки – идеализировании себя, которое необходимо для создания зоны ближайшего развития, реальная самооценка становится не наилучшей.

Читатель уже понимает, что зона ближайшего развития, как психологическое понятие не означает того, что человек развернут в будущее. Зона ближайшего развития, как понятие дуальной науки означает только то, что человек скорее будет действовать из-под палки, от отчаяния, нежели по желанию или устремлению.

Итак, человек склонен несколько завышать свою значимость, идеализировать себя, приукрашивать, пускать пыль в глаза, при этом окружающие всегда могут схватить его если не за язык, то за другое интимное место и потребовать: А ну-ка, милок, докажи свою состоятельность? Тогда человеку приходится затянуть поясок потуже, поднапрячься и произвести доказательства своей состоятельности окружающим, да и самому себе в том числе.

«У такий спосіб» и происходит социализация субъекта деятельности, да и социальное развитие общества в целом. Человек достигает идеального уровня, и теперь он становится для него реальным. Его потенциал не растрачен впустую. Плод сорван. Постепенно он переварит его и усвоит, восстановит свои силы, но уже с приростом, и снова начнет идеализировать себя, столкнется с требованием значимых окружающих обосновать свои амбиции и будет вновь и вновь оправдывать свои притязания в их глазах.

«Мир людей поднимается и опускается, и люди поднимаются и опускаются вместе со своим миром». «Всему свое время, и время всякой вещи под небом:… время разбрасывать камни, и время собирать камни;… время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру». «Нам не обязательно следовать за подъемом и опусканием мира людей. Битва происходит именно здесь, на этой земле, и никто не знает, что ожидает нас, и какого рода силу мы можем обрести?»
Дон Хуан, Экклезиаст, Дон Хуан.

Впрочем, мы отвлеклись, ведь самооценка может быть и неадекватной – чрезмерно завышенной или заниженной. На основе неадекватно завышенной самооценки у человека возникает неверное представление о себе. Он идет на игнорирование неудач ради сохранения привычной высокой оценки самого себя, своих поступков и деятельности. Восприятие окружающего искажается. Рациональное зерно оценки выпадает. Поэтому справедливое замечание воспринимается как придирка, а объективная оценка результатов деятельности – как несправедливо заниженная. Неудача воспринимается как свидетельство чьих-то козней или неблагоприятно сложившихся обстоятельств, ни в коей мере не зависящих от действий человека.

Человек с завышенной самооценкой не желает признавать того, что все происходящее с ним – это следствие его собственных ошибок, лени, недостатка знаний, способностей или неадекватного поведения. Возникает тяжелое эмоциональное состояние – аффект неадекватности, главной причиной которого является стойкость сложившегося стереотипа завышенной оценки собственной личности.

Самооценка также может быть и заниженной, т.е. ниже реальных возможностей человека. Обычно это приводит к неуверенности в себе, робости и отсутствию дерзаний, невозможности реализовать свои способности. Такие люди не ставят перед собой труднодостижимые цели, ограничиваются решением обыденных задач, слишком критичны к себе.
Слишком высокая или низкая самооценка нарушают процесс самоуправления, искажают самоконтроль. Особенно это заметно в общении, где люди с завышенной или заниженной самооценкой выступают причиной конфликтов.

При слишком завышенной самооценке конфликты возникают из-за пренебрежительного отношения к другим людям и неуважительного обращения с ними, слишком резких и необоснованных высказываний в их адрес, нетерпимости к чужому мнению, проявлению высокомерия и зазнайства. Низкая критичность к себе мешает им даже заметить, как они оскорбляют других высокомерием и непререкаемостью суждений.

При реальной и заниженной самооценке конфликты могут возникать из-за чрезмерной критичности этих людей. Они очень требовательны к себе и еще более требовательны к другим, не прощают ни одного промаха или ошибки, склонны постоянно подчеркивать недостатки других. И хотя это делается из самых лучших побуждений, все же становится причиной конфликтов в силу того, что не многие могут терпеть систематическое «пиление». Когда в тебе видят только плохое и постоянно указывают на это, то возникает неприязнь к источнику таких оценок, мыслей и действий.

Поскольку самооценка складывается под влиянием оценки окружающих и, став устойчивой, меняется с большим трудом, то изменить ее можно только, переменив отношение окружающих (сверстников, сотрудников по работе, родных и т.д.) и это почти нереально.

Надеюсь, пытливый читатель начинает потихоньку понимать, что имел в виду Гурджиев, когда говорил об отожествлении с людьми, и о том, как мы учитываем свои чувства к людям сообразно тому, каким образом они оценивают нас. А также то, что саморефлексия – как термин – это не масло масляное, а продолжение личной рефлексии личности в социальную среду обитания, но только в рамках индивидуальности. Поняли, что я сказал? Ну, и ладно.

Вспомните про два зеркала друг против друга и спросите себя:
Кто говорит со мной здесь?
И ответьте себе:
Я говорю.

Примите поздравления, вы сделали первый шаг к избавлению от самооценок, от ориентации на оценку вас окружающими, первый шаг к выделению в своем сознании места для ревизующего «Я», шаг к принятию на себя ответственности за свои решения и поступки.

Притязания.

Самооценка тесно связана с уровнем притязаний. Притязания – это степень трудности или легкости достижения целей, которые человек ставит перед собой. Расхождение между притязаниями и реальными возможностями человека ведет к тому, что он начинает неверно себя оценивать, вследствие чего его поведение становится неадекватным. На уровень притязаний оказывает влияние динамика неудач и динамика успеха в конкретной деятельности. При адекватном уровне притязаний человек ставит перед собой реально достижимые цели, соответствующие его способностям и возможностям. При завышенном уровне – он притязает на то, чего не может достичь. При заниженном – выбирает легкие и упрощенные цели, хотя способен на большее.

Лица с нереалистично завышенным уровнем притязаний переоценивают свои возможности и способности, берутся за непосильные для них задачи и зачастую терпят неудачи. Люди с высоким, но реалистичным уровнем притязаний стремятся к улучшению своих достижений, к самосовершенствованию, к решению все более и более сложных задач, к достижению трудных целей. Лица с умеренным уровнем притязаний стабильно успешно решают круг задач средней сложности, не стремятся улучшить свои достижения и способности, и перейти к более трудным целям. Лица с низким и нереалистично заниженным уровнем притязаний выбирают слишком простые и легкие цели, что может объясняться неверием в собственные силы, либо «комплексом неполноценности», либо «социальной хитростью», когда наряду с переоценкой своих способностей, человек избегает социальной активности, трудных и ответственных дел.

Локализация контроля.

Также тесно самооценка и притязания связаны с уровнем субъективного контроля, являющегося обобщенной характеристикой личности человека, которая оказывает регулирующее воздействие на формирование межличностных отношений и на способы разрешения кризисных ситуаций. В соответствии с концепцией локус контроля Роттера – те люди, которые принимают ответственность за события своей жизни на себя, объясняя их своим поведением, способностями, чертами личности и пр., обладают (интернальным) внутренним контролем. Напротив, люди, которые склонны приписывать ответственность за все события своей жизни внешним факторам (другим людям, случаю, судьбе и пр.) присущ внешний (экстернальный) контроль.

Каждый человек занимает определенное место в континууме интернальность – экстернальность и это место, по сути, является мерилом его психологического возраста.
Принадлежность человека к тому или иному типу локализации контроля оказывает влияние на различные характеристики его психики и поведения. Интерналы проявляют большую ответственность и социальную активность, они, в отличие от экстерналов, более последовательны в своем поведении, они более социабельны, толерантны и выносливы. Экстернальным людям свойственны подозрительность, тревожность, депрессивность, агрессивность, демонстративность, догматизм, авторитарность, беспринципность, цинизм, склонность к обману.
Уровень локализации контроля, по сути, является индексом социального интеллекта. Это то, что Гурджиев называл внешним учитыванием то, что должно быть культивируемо, а вот от внутреннего учитывания следует освободиться.

В силу вышеизложенного, мы можем обобщить систему оценок и самооценок состоящую из:
- собственно «самооценки», складывающейся под влиянием значимых окружающих;
- уровня притязаний, характеризующего степень трудности достижения привлекательных целей, которые ставит перед собой человек;
- уровня субъективного контроля – принятия ответственности за события своей жизни на себя.
Обобщенная характеристика дает реальный профиль значимости или ценности человека, как субъекта сознательной предметной деятельности и является, по сути, оценкой его общих способностей, социального интеллекта, а также уровня его осознанности.

Жизнь вынуждает человека многое делать добровольно.

Попытки избавиться от самооценок, саморефлексии, лжи, воображения, отрицательных эмоций, отождествления показывают, что все это для нас характерно. Находясь в этих состояниях, мы не можем научиться чему-либо новому. Вначале нужно очистить колодец, он слишком засорен.

Мы полагаем, что являемся тем, что мы есть. К сожалению это не так – мы то, чем мы стали. Мы не естественны, мы слишком лживы, мы живем в воображении, мы слишком отождествлены. Мы думаем, что имеем дело с реальными существами, а на самом деле – с воображаемыми созданиями. Почти все, что мы знаем о себе, является воображением. Под всем этим нагромождением человек совсем иной. Если мы сможем выбраться из-под этих завалов, мы сможем увидеть реальные вещи. Только тогда, когда мы увидим реальность в самих себе, мы сможем видеть, реальность вне нас, а так мы имеем дело только со случаем.

Нам важно понять, что отождествление не спешит к нам на помощь, оно только больше все запутывает. Люди часто думают, что говорят об эмоциональной функции, тогда как в действительности говорят об отождествлении. Отождествление убивает любые эмоции, за исключением отрицательных, с отождествлением остается только негативная сторона. Оно не придает нам сил, оно только все разрушает. Новую энергию, новое понимание мы получаем от ценностных эмоций, от осознанности.

Мы не можем получить положительных результатов, отождествляясь с деятельностью – это иллюзия. Когда человек отождествлен, его нет, существует только вещь, с которой он отождествлен. Отождествленный разум спит. Свобода от отождествления является одной из сторон пробуждения. Отождествление не может исчезнуть само по себе, однако вначале следует отследить его, потом с ним необходимо бороться. И это не есть вопрос момента – это процесс и мы находимся в нем всегда. Мы растрачиваем свой энергопотенциал ошибочным образом: на отождествление и отрицательные эмоции – они являются открытыми кранами, через которые вытекает наша энергия.

Существует много несовместимых вещей в жизни человека, но отождествление и сознательность являются двумя наиболее несовместимыми вещами.

Продолжение далее...

0

8

Глава 2. Эмоции (начало).

Управление эмоциями двигательного центра.

С годами приходит мудрость, но зачастую ее опережает маразм.


Продолжение, начало тут

Не йоги горшки обжигают.

А теперь решите пример: оцените собственное достоинство по десятибалльной шкале.

В первой главе мы много говорили о чувстве собственного достоинства, чести, совести, морали. Мы хорошо прошлись по ценностям и выяснили, что все имеет свою цену. Теперь мы говорим о самооценках и локализации контроля, и этот пример является тестом на вашу сознательность.

У кого что получилось:
Два балла?
Восемь!
Пять?
«Капец»!
А у кого-то получился ноль?
Просто ноль?

А ведь в действительности все не так сложно. Пока положительные и отрицательные силы уравновешены, события не происходят, их сумма равна нулю. Если я имею ноль достоинства, то это значит, что ни при каких условиях я не могу смутиться, если кто-то меня критикует, или возгордиться оттого, что кто-то меня превозносит.

Это оно самое и есть – «зеркало для героя», тот самый «день сурка» или «первые врата», которые нам необходимо пройти ради обретения силы. Точнее, для того чтобы вернуть себе свою же собственную силу, т.е. пробудиться или другими словами – освободиться.

А теперь белый танец: куры топчут петухов.

Западные понятия благости и восточные понятия нирваны – это те же отождествления. Древние Риши или Раши верно понимали: отождествился с нирваной и тебя уже нет. Они видели в этом тупик, а не путь, в отличие от более поздних толмачей ведической мудрости.

Вы когда-нибудь видели бьющихся петухов? Не сочтите за труд, посетите бои, в наших селах детишки еще воспитывают бойцовых петухов и загляните этим птицам в глаза.
В глазах бицентричных и трицентричных существ всегда отражаются их переживания: озабоченность, страх, жалость, злость. В глазах моноцентричных существ не отражается никаких переживаний. Глаз петуха неподвижен, он не выражает ни обеспокоенности, ни страха, в нем отпечатана абсолютная беспристрастность. Похожий взгляд можно наблюдать у некоторых продвинутых бойцов Кунг-Фу. Бездонность смотрит на вас их глазами, спокойная, непреклонная беспристрастность.

У моноцентричных существ нет центра чувств, нет центра разума, функционирует только двигательный центр, он же – эмоциональный, он же – энергетический, он же – кинематический, он же – третий мозг – зона локализации в физическом теле представлена стволовым мозгом, солнечным сплетением и нейронами перистальтики желудочно-кишечного тракта, аккумуляторами энергии являются мышцы, из чувств – только тонус – индикатор самочувствия. Источник питания – ценностные эмоции.

Ценные эмоции.

Подавляющее большинство у нас подавлено лукавым меньшинством.

Перед тем как начать описывать эмоции необходимо определиться в их признаках.

Во-первых, эмоции имеют двойственную, психофизиологическую проявленность. Например: с одной стороны – это аффективное волнение, с другой – это его органические проявления (эндокринная составляющая). Происходит моментальная перезарядка, перезагрузка, переориентация всех клеток организма. Гормон влияет на клетки так, как магнит воздействует на металлическую стружку, но только через химические реакции.

Во-вторых, в сознании двигательного центра эмоции представлены в форме непосредственных переживаний.

В-третьих, им свойственна ярко выраженная субъективная окраска, некое качество особой «интимности».

Последнее проявляется в том, что, передавая свое переживание, человек может лишь констатировать его словом, но не раскрыть наглядно. Эмоцию не передашь, например, в рисунке, как можно это сделать с образом восприятия, представления или воображения. Также «интимность» эмоции состоит в том, что для самого переживающего эмоцию человека она содержит «свою значимость в себе», то есть является приятной или неприятной без всякой связи с прошлым опытом.

Мы сейчас не говорим о сущности эмоций, нам важно более или менее точно очертить круг явлений, которые мы этим словом обозначаем. Также важно отделить эмоции от ощущений. Чистые ощущения – это информационные процессы, используемые восприятием для снятия копий с реальной действительности. Они служат основой для ориентации живого организма в мире объектов и явлений, но сами по себе его ни на что не подвигают.

Очень своеобразно это проявляется при лоботомии, операции на лобных долях мозга проводимой у страдающих сильными физическими болями. Дело в том, что после операции сама боль не исчезает, но человек перестает обращать на нее внимание. Боль остается, как органическое ощущение, но перестает вызывать общую эмоциональную оценку.

Но ведь там где есть оценка, присутствует и мышление?

Верно. Двигательный центр обладает мышлением.

Эмоции и мышление – это внутренняя деятельность буферного центра, в котором первичная информация о действительности подвергается определенной кодировке некой операционной системой (о которой мы подробно говорили в первой главе), в результате чего организм получает «аргументы к действию». Мышление двигательного центра бинарное. Да или нет.
Разрешаю или запрещаю. Хочу или не хочу. Могу – не могу.

Попробуйте толкнуть себя с балкона десятого этажа вниз или сделать шаг в пропасть. Многим это просто-напросто не удастся совершить, некоторые впадут в ступор, некоторые отбегут в сторону, кто-то лишится сил, кто-то – сознания; мышление двигательного центра будет защищать от гибели организм в целом. То же происходит и с физической болью, на самом деле она довольно терпима, в том числе рваные раны и переломанные кости, непереносима психическая боль, но это уже особенность других центров сознания.

Для нас на данный момент важно научиться отличать эмоции от чувств.

Эмоция ограничена нашим телом, чувства – это продолжение нас вовне, они своими щупальцами всегда направлены на объект и выражают наше отношение к ним.
Выходит, что и чувства являются оценкой?

Так точно.

Центр чувств тоже обладает мышлением. Мы с ним уже знакомы: страх, стыд, вина, – все это критическое отношение центра чувств, выражающее себя в категорических императивах нравственности.

И еще, в отличие от эмоций чувства живут дольше.

После хорошей встряски или не дай бог, аффекта, мы еще долго прокручиваем в себе пережитую ситуацию. Чувства порождают в нас эмоции, эмоции – вновь подхлестывают чувства, и эти качели раскачиваются в человеке до тех пор, пока не иссякнет питающая это движение энергия. Вот почему говорят: «Время – лучший лекарь».

Также чувства требуют энергозатрат, сильные чувства – страсти – огромных энергозатрат. Эмоции дают нам энергию, кроме отрицательных, которые ради удовольствия ее отбирают. (Подобно наркозависимости: сначала хорошо, потом ломает.)

Важно понять, что двигательный центр – это нераздельная целостность тела (мышцы), энергопотенциала (тонуса) аккумулируемого мышцами и мышления (памяти), позволяющей мышце работать быстро, точно и экономно.

Никогда не следует забывать, что двигательный центр (он же эмоциональный, он же энергетический) – это не слуга центра чувств или центра разума (вначале думает или чувствует, а уж потом действует). Он первичен по отношению к ним. Он – поле, на котором произрастают эти цветы. Потому что чувствовать можно лишь то, что оказалось в нашем энергетическом поле, а осмысливать это чувство можно лишь тогда, когда нашего энергопотенциала достаточно для того, чтобы чувственная информация выкристаллизовалась в мысль. Чем слабее энергопотенциал нашего двигательного центра – тем бледнее наши чувства, мир становится черно-белым; тем банальнее наши мысли, они подменяются стереотипами, пока мы окончательно не теряем интерес к ним и вообще не начинаем пугаться их.

Мышление двигательного центра является своего рода осознанной установкой, цель которой – помочь человеку сделать «мир вне его» «миром для него», другими словами – обеспечить наилучшее удовлетворе¬ние его потребностей. Оно, так или иначе, направлено на опознание ценностей (того, что надо человеку), через узнавание полезных и вредных для него вещей. Эта функция является первой в становлении мышления человека и заключается в способности отличать правду от лжи, свет от тьмы, свободу от рабства, а также ведать о пользе своей. Это мудрость тела, приобретающая особый смысл в различении категорий добра и зла, истины и заблуждения, не¬обходимости и случайности.

На вопрос Сократа: «Что есть благо?».

Мышление двигательного центра отвечает так: «То, что удовлетворяет жизненным потребностям организма – то добро, а то, что вредит или угрожает жизни – то зло.

Для буферного центра (ложного эго) эмоции являются ничем иным, как функцией оценивания информации о внешнем и внутреннем мире, которую ощущения и восприятия кодируют в форме его субъективных образов.

Давайте рассмотрим физику процесса работы эмоционального центра, как центра сознания на клеточном уровне.

Разум двигательного центра (как свойство всего живого) ищет компромисс с окружающим неживым, для того чтобы получить недостающие элементы для построения клетки. Обнаруживая их, он прогнозирует возможность реализации территориального императива и утилизирует их, делая частью себя.

Прежде, чем продолжать разговор далее, необходимо понять, как работает территориальный императив. Расшифровать его несложно. Всему живому (клетке, растению, животному, человеку) для нормального существования необходим некий пространственный минимум, своя территория. И живое, чтобы выжить, старается сохранить эту территорию, либо, если позволяют обстоятельства, прирастить ее.

А теперь рассмотрим все это подробнее.

Когда клетка находится в равновесии с окружающей средой, то ее территориальный императив стоит на страже этого равновесия, чем содействует выполнению клеткой ее основной функции – сохранению родовой программы. Если в клетке накапливается энергопотенциал, превышающий энергопотенциал охватывающей территории, то она начинает оказывать давление на эту территорию. Для этого она использует три стратегии, в зависимости от того, что на этой территории находится. Если там нет живого, клетка будет делиться и стремиться захватить столько территории, насколько хватит избыточного энергопотенциала. Если на сопредельной территории находится чужеродное живое, клетка, пользуясь своим энергетическим превосходством, стремится это живое с территории вытеснить. Если же там находятся родственные клетки, то возникает кризис.

Территориальный императив – это закон, запрещающий подавлять себе подобных. Обойти закон нельзя, но если оставить все, так как есть, то от избытка энергопотенциала клетка "перегреется" и погибнет. Чтобы спастись у нее остается единственная возможность: измениться самой, мутировать и тогда окружающие родственные клетки окажутся как бы чужеродными, и с ними можно будет разговаривать с позиции силы.

Клетка так и поступает: перерождается – и начинает давить окружающих вчерашних сородичей почем зря. (Широко известна теория мутаций, вызванных сильным облучением, например, радиационным. Вспомним Чернобыльскую зону и то, какие там растения произрастают.)

Итак, эмоции заинтересованно, но беспристрастно с точки зрения морали оценивают действительность и доводят свою оценку до сведения организма (тела) на языке переживаний, они выполняют самые простые и самые жизненно необходимые функции мышления. Эмоции дают возможность для своеобразных умозаключений о том, как следует себя вести в том или ином случае, в том числе и моноцентричным существам, которые не имеют собственного центра разума (интеллектуального сопровождения мышления).

Как надо ненавидеть бедную рыбу, чтобы назвать ее «стерлядь» или «бельдюга».

Проанализируем, например, следующее наблюдение этологов. Самец некой рыбки колюшки одевается во время брачного сезона в яркий наряд; при этом брюшко у него становится ярко-красного цвета. В это время он вступает в бой с каждым самцом своего вида, оказавшимся на его территории. Как же он воспринимает другого самца? Самец реагирует на продолговатый предмет, красный снизу. Достаточно окрашенной в красный цвет снизу пробки, чтобы вызвать жестокое нападение.

Это типичный пример реакции животного на ключевой раздражитель. Поведение, в котором нет ни грамма интеллектуальности.

Тем не менее, мышление рыбки работает в следующем порядке: «Все продолговатые предметы красные снизу – мои враги» (большая посылка). «Этот предмет продолговат и красен снизу» (малая посылка). «Следовательно, он мой враг» (умозаключение).

Операцию, аналогичную умозаключению, судя по свирепому нападению рыбки, у нее выполняют именно эмоции. Каждая человеческая эмоция также, по существу, представляет собой аналог логического оценочного суждения о предмете или явлении, но механизм оценки несколько иной. Там где у животного работает инстинктивная программа – сенсомоторика, у человека, как обладателя высших центров, работает психомоторика.

источник

0

9

Глава 2. Эмоции (продолжение).

Управление эмоциями двигательного центра.

Чтобы президента снять, его вначале необходимо повесить.


Почему же эмоции после возникновения высшего центра чувств не были «сняты» им, а продолжают сохранять свое самостоятельное значение?

Да потому что в сознании двигательного центра не просто отражается соответствие или несоответствие действительности нашим потребностям, установкам, прогнозам, эмоции не просто дают оценки поступающей информации о реальности, они одновременно энергетически подготавливают организм к функционированию адекватному этой оценке. Эмоции охватывают все тело, моментально объединяя в одно целое все функций организма. Благодаря эмоциям организм постоянно имеет оптимальный жизненный тонус.

Даже так называемые астенические эмоции, снижающие уровень органической жизнедеятельности, вовсе не лишены целесообразности. Человек, например, может «оцепенеть от ужаса». В этом случае ужас является своего рода оценкой: «От этого врага не спастись ни агрессивностью, ни бегством, чтобы спастись, лучше не обращать на себя внимания или быть принятым за мертвого».

Конечно, все вегетативные и телесные реакции, вызванные эмоциональными переживаниями сознания двигательного центра рассчитаны, прежде всего, на биологическую, а не на социальную целесооб¬разность. Отсюда издержки этих реакций.

Рассмотрим, например, адреналиновый синдром.

При эмоциональной фиксации опасности надпочечники выбрасывают в кровяное русло адреналин. В результате кровь отливает от желудочно-кишечного тракта и приливает к головному мозгу и мышцам. Человек должен бежать или защищаться, для этого необходима сила и быстрая реакция, пищу переварим потом, если будет, кому переваривать.
В современном урбанизированном обществе, стрессы настигают человека ежесекундно, но никуда не надо бежать, ни с кем не нужно сражаться, адреналин не пережигается на физическую работу, накапливается в организме и страх прожигает двенадцатиперстную кишку. Вот почему после работы одни идут в тренажерный зал, а другие в пивную. Алкоголь, как и физическая работа, также пережигает адреналин, но, к сожалению, не успев устранить один синдром, порождает другой.

И все-таки, какова же физика процесса?

Определить все оценочные параметры эмоций для нас не представляется возможным. Различные эмоции имеют отличные друг от друга критерии оценки. Это и оценка степени соот¬ветствия чего-либо нашим потребностям, и оценка изменения обстоятельств в благоприятную или неблагоприятную сторону, то есть, оценка успеха или провала деятельности, включающая в себя эмоции радости, огорчения, досады и т. п. Это также и оценки качества удовлетворения каких-либо потребностей – удовольствия и неудовольствия, оценки общего соответствия ситуации нашим потребностям и интересам. Но объединяет их тот факт, что с точки зрения интересов человека они являются оценкой того, что происходит «вне и внутри нас», и это то, для чего они созданы.

Однако, будучи (за исключением патологии) оценкой, эмоция не является только ею. В этом заключается еще один из парадоксов двойствен¬ности эмоций – наряду с функцией оценок, некоторые эмоции выступают еще и в качестве самостоятельных ценностей.

Любовь русские придумали, чтобы денег не платить.


Вспомним детство золотое.
О, первая любовь, любовь любвей,
Ей памятник поставь в душе своей.

А что такое любовь?

Формула любви проста и давно известна. «Любовь – это когда ты счастлив оттого, что счастлив другой; когда твое счастье заключается в счастье другого и ты делаешь все зависящее от тебя, чтобы сделать его счастливым». Не следует путать с желанием любви, когда хочется, чтобы любили тебя, тебя делали счастливым – это, увы, наслаждение. При этом предмет любви любезен настолько, насколько он возбуждает то приятное чувство, сознанием и выражением которого мы наслаждаемся. Удовольствия требуют новизны, поэтому часто меняют предметы своих привязанностей, чтобы приятственное чувство любви было постоянно возбуждаемо.

Однако любовь может быть, как эмоциональной потребностью человека в «другом», так и потребностью в самих этих эмоциях. Следовательно, в пер¬вом случае любовные переживания выступают как оценки, а во втором на первый план выдвигается их функция ценностей (функция оценок, конечно, при этом не исчезает: нельзя наслаждаться самой любовью, если ее предмет совсем не будет дорог).

Итак, сначала мы влюбляемся в человека, а затем начинаем любить саму любовь, т.е. те любовные переживания, которые этот человек вызывает в нас.

Животные не различают предмет и свою эмоциональную оценку предмета и поэтому находятся цели¬ком во власти оценки. В сознании же человека эмоциональные оценки отделены от ценностей, так как находятся на разных этажах центров сознания.

Природной же основой ценности эмоций является потребность в эмоциональном насыщении.

Положительные эмоции –
это эмоции, которые возникают, если на все положить.

Психологи располагают печальными наблюдениями за последствиями отрыва ребенка от матери. Даже самые идеальные гигиенические условия этой потери возместить не могут (кроме другой женщины). Дети в таком случае плохо развиваются, часто болеют, дают высокий процент смертности, а если и выживают, то до конца жизни отличаются ущербной эмоциональностью, холодностью, низкой способностью к сопереживанию и сочувствию, не говоря уже о милосердии и сострадании.

Также при резком ограничении притока раздражителей, воздействующих на органы чувств человека или животного, наступает сенсорный голод. Экспериментально (при подготовке космонавтов) его вызывали, помещая испытуемых в специальные сурдокамеры с бассейнами, в снаряжении, поддерживающем их тела наплаву (имитация невесомости) и температурой воды близкой к температуре человеческого тела (для того, чтобы максимально снизить тактильные ощущения), без всякого освещения и при полной звукоизоляции.

На первых порах испытуемые чувствовали себя в такой обстановке спокойно, комфортно, расслабленно, испытывали приятные ощущения. Однако уже через 10-15 минут возникало беспокойство, раздражение, в некоторых случаях появлялся беспричинный страх, через 30-40 минут отдельные лица начинали паниковать и их приходилось срочно освобождать. Наблюдались парадоксальные явления в сфере восприятия: тишина вдруг начинала звучать – резко и остро, как ножом по барабанным перепонкам; возникали зрительные галлюцинации, сначала цветные пятна, потом яркие красочные картинки, потом образы сменялись один за другим, как в калейдоскопе с огромной скоростью; у кого-то в голове звучал симфонический оркестр, у кого-то говорило радио, кого-то по имени звали детские голоса; зрительные галлюцинации превращались в последовательное осмысленное действие, как действия в сновидении или при просмотре кинокартины, все труднее становилось контролировать свои мысли и, в конце концов, испытуемые погружались в грезы и фантазии.
Как мы видим, ни те, ни другие психологические изыскания не нацелены прямо на исследование эмоций. Нарушения психики, которые в них выявились, имеют более сложную природу. Однако возникновение у молодых, здоровых людей, с крепкой нервной системой, заключенных в сурдокамеры, гнету¬щего чувства тоски и депрессивного состояния свидетельствует о том, что сенсорная депривация имеет своим следствием депривацию эмоциональную. А бурное воображение может свидетельствовать о защитной реакции организма от эмоционального голодания путем организации собственной внутренней эмоциональной деятельности. Факт эмоционального голодания явственно выступает и при отсутствии у ребенка возможности постоянно контактировать с близким человеком. Отсюда можно сделать вывод о том, что эмоциональное на¬сыщение организма является его важной врожденной и прижизненно развивающейся потребностью.

Нет ничего противнее, чем обманывать женщину...
Но нет ничего приятнее, когда это получается.

Впрочем, ведя разговор о функционировании эмоционального центра, мы говорим не только о положительных, но и об отрицательных эмо¬циях. В сознании двигательного центра отрицательные эмоции выполняют, в отличие от положительных, более важную функцию – они представляют собой оценку опасности. Не случайно механизм отрицательных эмоций функционирует у ребенка с первого дня рождения, а положительные эмоции появляются значительно позже.

Отрицательная эмоция – это сигнал тревоги, крик организма о том, что данная ситуация для него гибельна. Положительная эмоция – сигнал вновь обретенного благополучия и ему нет нужды звучать долго. Поэтому эмоциональная адаптация к хорошему наступает быстро, а сигнал тревоги подается до тех пор, пока опасность не миновала. Вследствие этого у здорового организма застойными оказываются только отрицательные эмоции. В естественных (природных) условиях ничего страшного не происходит, все конфликты быстро исчерпываются (уничтожением соперника, собственной гибелью или спасением), тут же реализовываются соответствующие моторные установки, а это ведет к уменьшению эмоциональной напряженности. Только у людей (особенно если учесть их способность находиться под влиянием не только реальных, но и воображаемых ситуаций, отождествления и саморефлексии) эмоциональные конфликты могут принимать затяжной (иногда на месяцы и годы) характер. Понятно, что при этих условиях энергопотенциал человека действительно страдает от переизбытка отрицательных эмоций, и тем сильнее увеличивается его потребность в нейтрализующем влиянии положительных.

Отрицательные эмоции вредны лишь в избытке, нервные и гуморальные механизмы положи¬тельных и отрицательных эмоций находятся в строго сбалансированных отношениях друг с другом. При этом приятные эмоции связаны с доминированием парасимпатического отдела нервной системы, а неприятные – симпатического отдела. В норме обе эти системы находятся в состоянии динамического равновесия. Сдвиг его вследствие застойной эмоции или каких-либо других причин ведет к патологическим расстройствам в организме. Естественно, что такой сдвиг опасен вне зависимости от того, в каком направлении он произошел. Оградить себя от этого невозможно, да и нет надобности. Ведь наша эмоциональная сфера нуждается в напряжении, тренировке и закаливании также, как и мышцы, а следовательно, для организма важно не сохранение однообразно положительных эмоциональных состояний, а постоянная динамика в рамках их оптимальной интенсивности.

При всем при том эмоции не могут возникать без внешних поводов. Выполняя функцию связи между потребностями и действительностью, эмоции сами по себе также являются объектом потребности, поэтому мы и говорим о врожденной потребности в эмоциональном насыщении. Эмоциональное голодание столь же реальное явление, как и голодание мускульное. Это переживание скуки, тоски, апатии. Однако дефицит мышечной активности легко ликвидировать с помощью специальных упражнений. Потребность же человека в эмоциональном насыщении удовлетворяется главным образом попутно, но иногда эмоциональное насыщение становится самоцелью, как, например, при прослушивании музыкальных произведений, чтении развлекательной литературы и т. п.

Тем не менее, в отличие от потребности в движении, потребность в эмоциональном насы¬щении нельзя удовлетворить искусственным путем. Ни один человек не может жить полноценной эмоциональной жизнью вне сознательной предметной деятельности, без борьбы за достижение конкретных и значимых для него целей. Даже слушание музыки и чтение, возможны лишь потому, что подобные художественные проекты возбуждают в человеке некие потребности, сформированные реальной жизнью и ею поддерживаемые. По мере того, как человек сворачивает свою деятельность, гаснет и его способность впитывать мир (наслаждаться). Занятия спортом могут сохранить высокий мышечный тонус и у бездельников, но не существует никакой гимнастики чувств, которая могла бы полностью компенсировать эмоциональное голодание, вызванное бесцельностью жизни (английский сплин, русская хандра).
Другой важный момент заключается в том, что эмоции делятся на два полярных класса – приятные и неприятные, создающие разность потенциалов. Объекты, вызывающие приятные эмоции как бы притягивают человека к себе, а объек¬ты, вызывающие неприятные эмоции – отталкивают его. Следовательно, приятная эмоция часто оказывается, дважды приятной и как ободряющий сигнал и как эмоциональное удовлетворение. Негативная эмоция в силу своей сигнальной функции всегда отталкивает человека, однако при длительном бездействии эмоционального центра человек начинает испытывать потребность в переживании этой эмоции, что придает ей парадоксальный положительный оттенок.

Не слишком сильная отрицательная эмоция будет слабо сигнализировать угрозу организму и достаточно хорошо эмоционально насыщать его. Сильная отрицательная эмоция будет однозначно неприятна, в то время как слабая станет переживаться двойственно. У каждого человека свой порог интенсивности, но уже маленькие дети, например, любят, когда родители подбрасывают их кверху, и они громко взвизгивают при этом от страха и удовольствия, в более старшем возрасте притягательными для детей становятся страшные сказки и рассказы. Лучше иллюстрирует этот факт психика спортивного болельщика, который идет на стадион не для того, чтобы радоваться, а для того, чтобы «болеть». Чем больше в матче острых и волнующих моментов, тем более удовлетворенным уходит он со стадиона. То же можно сказать и о самих участниках матча.

Вот почему в своем стремлений избежать трудностей, тревог и забот, некоторые люди, избавляясь от печалей, убивают и радости. Уделом этих пресыщенных усладами субъектов становится почти постоянное чувство скуки, как выражение жесткого эмоционального голода. Иногда на такую участь обрекают своих детей заботливые, но не очень разумные родители. Ведь многие трудящиеся люди знают, что нет отдыха без усталости, однако при этом не понимают, что нет счастья без печали, нет творчества без мук, а радости без слез, нет вкуса без аппетита, свободы без борьбы, а благодати без страдания. Не следует забывать также о том, что потребность в эмоциональном насыщении теснейшим образом связана с под¬держанием определенного физиологического тонуса организма.

Тем не менее, для нас сейчас важно понять, что разноименные заряды приятных и неприятных эмоций – это не положительные и отрицательные эмоции несущие оценочную нагрузку, а формирующее начало эмоциональных представлений, т.е. психологизация потребностей в эмоциональном насыщении – психомоторика. Характерно то, что эта психологическая ре¬альность подобна физиологической реальности, и также следует принципу динамического гомеостазиса. Наглядно это демонстрирует хотя бы теория когнитивного диссонанса. Это психическое состояние, при котором комфортное и привычное восприятие жизни вступает в противоречие с новой информацией, отвергающей весь предыдущий опыт, и у человека возникает ощущение неправильности и неполноты жизни. Эта несовместимость порождает состояние сильнейшего эмоционального напряжения. Сильный психологический стресс, когда под напором обстоятельств рушатся представления о добре и зле. Но это уже работа высшего по отношению к двигательному – центра чувств. А мы помним, что чувства имеют эмоциональный окрас и всегда направлены на объект. В результате человек в своем поведении начинает ориентироваться не только на реально испытываемую эмоцию, но и на предвкушаемое переживание (удовольствие). В качестве такового обычно выступают положительные эмоции, в связи с чем значительно усложняются их функции: раньше они лишь давали разрешение на благополучный поведенческий акт, мотивированный отрицательной эмоцией; теперь они сами становятся побуждающей силой. Поведение человека отныне не только подталкивается сзади – отрицательными эмоциями (стимулом), но и подтягивается спереди – предвкушением положительных переживаний (желанием), как это бывает, когда мы нагуляв хороший аппетит, идем обедать, влекомые в том числе и предстоящим удовольствием. При этом эмоции обслуживают одну из витальных потребностей организма, а эмоциональное насыщение происходит как параллельный процесс. Однако положительная эмоция удовольствия является здесь совершенно самостоятельной ценностью, в результате чего у человека формируется влечение к определенным эмоциональным переживаниям.

Вот почему, ставя перед собой известные (повторяемые) цели и проектируя в сознании пути их достижения, мы вместе с тем невольно формируем одни эмоции и отстраняемся от других, так как мы обладаем возможностью оперировать переживаниями так же, как и объектами чувств. Например, когда человек мечтает, он не только воображает себе красочные картины достижения цели, но и вызывает у себя целую гамму животрепещущих переживаний. Тем самым он наряду с целевыми установками формирует также и установки на определенные комплексы эмоциональных переживаний, которые в свою очередь оказывают обратное влияние на последующий выбор человеком новых целей.

Каждый человек тяготеет к различным комплексам эмоциональных переживаний, но каждое из своих эмоциональных тяготений он не всегда удовлетворяет одинаковым способом. Встречаются, например, случаи, когда свою потребность в эстетических, интеллектуальных, праксических (деятельностных) эмоциях человек утоляет главным образом через свои интересы, в то время как потребность в альтруистических, пугнических (боевых), романтических или каких-либо иных переживаниях утоляется им преимущественно в процессе мечтаний или воспоминаний.

Все это делает характеристику индивидуальной потребности в эмоциональном насыщении чрезвычайно сложной. Но на самом деле она станет еще сложней, если мы учтем ее взаимодействие с иными побудительными мотивами других центров сознания. Например, собственное подростковое пристрастие к острым ощущениям повзрослевший человек старается поставить на службу какой-либо идее или, например, ребенок, который с детства, «полюбил любить», в более зрелом возрасте может прийти к мысли, что цель жизни заключается в служении другим людям.

Возможны различные способы соединения потребности в эмоциональном насыщении с потребностью в осмысленности или духовности действия, но нам важно понять, что в норме потребность в эмоциональном насыщении имеет тенденцию выступать лишь в качестве аккомпанемента другим потребностям, что она является фоном, а не фигурой, как говорят гештальтисты. Тем не менее, как свита делает короля, так и потребность в эмоциональном насыщении играет ведущую роль среди побудительных мотивов сознательной предметной деятельности человека.

Любая деятельность, которую человек выполняет, за исключением действий по необходимости, ценна для него тем, что удовлетворяет его влечение к определенным переживаниям. Без этого нет интереса, нет склонности. И хотя долженствование направляет нашу деятельность, тем не менее, сам ее выбор диктуется тяготением к определенным эмоциональным состояниям.

Таким образом, первоначально чисто функциональная потребность человека в эмоциональном насыщении, преобразуется в его стремление к определенным переживаниям и в силу этого становится определяющим фактором направленности его личности. Эта внутренняя мелодия не является ни нашим образом мыслей, ни характером, ни мировоззрением, ни интеллектом, ни темпераментом – это та самая гамма переживаний, к которой человека неудержимо влечет, как к чему-то свойственному только ему.

«И чего ему надо?» – спрашивают себя другие, видя его тоскующим, как будто бы без всяких причин.

«Ах, никто меня не понимает!» – думает он в свою очередь...

Продолжение дальше...

0

10

Глава 2. Эмоции (продолжение).

Управление эмоциями двигательного центра.

Чтобы президента снять, его вначале необходимо повесить.


Продолжение, начало тут
Классификация эмоций.

Не стоит недооценивать презрение, ревность, ненависть, зависть, алчность.
Это практически единственные искренние чувства, оставшиеся сегодня у людей.

Попытки классифицировать эмоциональные состояния, переживания и чувства предпринимались неоднократно, но ни одна из предложенных классификаций не получила широкого применения, так как все эти классификации не учитывают того, что все три центра сознания человека имеют свой собственный эмоциональный аппарат.

Очевидно, что универсальную классификацию эмоций создать довольно сложно ввиду того, что систематизация, пригодная для решения круга задач центра разума, неизбежно должна быть заменена другой при решении задач центра чувств.

Например, катарсис – эмоциональное потрясение, очищение. «Освобождение души от тела, от удовольствий и страстей», – как говаривал старик Платон. Это эмоциональное переживание, активизируется отождествлением (сопричастностью) с судьбой героя театральной постановки и связано с функционированием центра разума. При катарсисе некое особое понимание становится доступным человеку на духовном плане, на уровне озарения разума. Человек отрывается от чего-то низменного и его сознание очищается. Его разум как бы пробуждается от чувства соприкосновения с чем-то большим, с чем-то главным, вечным и бесконечным. Сознание человека открывается эмоциональному потоку, который полноводной рекой проходит через него и устраняет все преграды, вычищает все завалы меркантильности, суетности, глупости, чванства и т.д. Происходит как бы омовение души, человек оказывается перед лицом вечности, где нет лжи и невежества, скверного миропорядка (в том числе и общественного – при котором одни поедают других), тупого ханжества выродков и сытой самоуверенности жлобов; где смерть дает два хороших совета: «Общайся только с теми, за кого не жаль умереть и занимайся только тем, за что не жаль умереть».

А вот, например, инсайт – тоже очень глубокое эмоциональное переживание, акт непосредственного постижения чего-то. Только теперь это озарение связано с пробуждением сознания центра чувств, когда внезапное понимание становится доступно человеку, но не на основании прошлого опыта, а оттого, что он о чем-то знает и все, просто знает – из ниоткуда. И доступность этого понимания гнездится в нем самом, в его субъективной природе. Однако при этом он понимает «как» что-то происходит, но не знает «почему», ввиду того, что разум дремлет и поэтому не происходит непосредственного перетекания знания в понимание.

Надеюсь, из приведенных выше примеров становится понятным насколько сложны наши эмоциональные состояния. При этом мы не касаемся комплексов мыслей и чувств, рождающих целые гаммы, а то и симфонии эмоциональных переживаний.

Однако мы не будем сейчас отменять прежние попытки классифицировать эмоции, а обратимся к особому подходу Б.И. Додонова, который отделял отрицательные эмоции от эмоций входящих в состав каких либо склонностей человека. Например, такое переживание, как тихая грусть, которое может давать эмоциональную подпитку энергопотенциала, входит в перечень, а такая эмоция, как зависть (ведь трудно не согласиться с тем, что завистникам нравится завидовать) выпадает. Иными словами, в классификацию Додонова входят только те эмоции, которые в сознании человека представлены в качестве «ценных» переживаний.

Однако языковые ярлыки эмоций часто обозначают не цельное переживание, а лишь его определенное, особенно ярко выраженное качество. Например, качество высокой положительной интенсивности чувств – восторг или только одну высокую его интенсивность – волнение. В других случаях, наоборот, за одним словом скрывается не отдельная эмоция, а довольно разношерстный их конгломерат – ревность. Увы, немало психологов, рассматривая эмоции, анализируют не столько переживания, сколько семантику слов, принимая модельный мир нашего способа восприятия за действительный, физический мир энергетических фактов.

В связи со сказанным выше исключительно остро встает вопрос о принципах выявления квантов эмоциональных переживаний, поскольку слова совершенно не квантуются с реальностью эмоциональных состояний однозначным образом. Но это не тема данной работы и разбираться с фундаментальным основанием эмоциональных переживаний мы оставим за будущими исследователями, а сами обратимся к старой, доброй эмпирике, к тому, что собрано опытным путем многими поколениями психологов. Итак, классификация ценных эмоций.

1. Альтруистические эмоции.
Эти переживания возникают на основе потребности в содействии, помощи, покровительстве другим людям.
Респонденты отражают их в следующих словах: «… я больше всего люблю испытывать... нежность, заботу, тре¬вогу за кого-то. Мне просто необходимо чувствовать, что я кому-то нужна, что то, что я делаю, тоже нужно другим, тогда у меня и работа спорится и, кажется, делать ее легко и приятно». «Самое желанное чувство – когда сделаешь что-то приятное, нужное людям. В школе часто помогала друзьям в учебе. Ученик чего-то недопонимал, ты помог ему и видишь, как хорошо он отвечает на уроке... Такое ощущение, как будто душа рвется из меня, так хорошо».
Альтруистические эмоции человек может испытывать и отождествляя себя в воображении с тем или иным благородным героем: «Меня приводит в умиление, трогательно-восторженное состояние, даже вызывает слезы радости, когда я читаю те книги, в которых описаны добрые дела какого-либо человека».
Инвентарный список альтруистических эмоций:
Желание приносить другим радость и счастье.
Чувство беспокойства за судьбу кого-либо, забота.
Сопереживание удаче и радости другого.
Чувство нежности или умиления.
Чувство преданности.
Чувство участия, жалости.

2. Коммуникативные эмоции.
Эти эмоции возникают на основе потребности в общении.
В формулировках респондентов коммуника¬тивные переживания переданы так: «Боль¬ше всего люблю те чувства, которые у меня возникают среди людей, которых я уважаю. В это время испытываю припод¬нятое, возвышенное состояние». «Когда тот или иной человек делает тебе что-то приятное, то... прямо реветь хочется от сча¬стья».
Коммуникативные переживания нередко близки к альтруистическим. Надо отметить, что не всякая эмоция, возникающая при общении людей, является непременно коммуникативной. В процессе общения могут возникать различные эмоции; коммуникативными же являются только те из них, которые возникают как реакция на удовлетворение или неудовлетворение стремления к эмоцио¬нальной близости (иметь друга, сочувст¬вующего собеседника и т. п.).
Инвентарный список этих эмоций:
Желание общаться, делиться мыслями и пережива¬ниями, найти им отклик.
Чувство симпатии, расположения.
Чувст¬во уважения к кому-либо.
Чувст¬во признательности, благодарности.
Чувство обожания кого-либо.
Желание заслужить одобрение от близких и уважаемых людей.

3. Глорические эмоции (от лат. gloria — слава).
Эти эмоции связаны с по¬требностью в самоутверждении, в славе. Ти¬пичная для них эмоциональная ситуация – реальное или воображаемое «пожинание лавров».
Она хорошо выявлена в следую¬щем высказывании одного из респондентов: «Наиболее приятные переживания я испытываю тогда, когда являюсь предметом всеобщего внимания и восхищения. В противном случае у меня возникают самые неприятные чувства».
Инвентарий:
Стремление завоевать признание, почет.
Чувство уязвленного самолюбия и желание взять реванш.
Приятное щекотание самолюбия.
Чувство гордости.
Чувство превосходства.
Чувство удовлетворения тем, что как бы вырос в собственных глазах, повысил ценность сво¬ей личности.

4. Праксические эмоции.
Это переживания, вызываемые дея¬тельностью, изменением ее в ходе рабо¬ты, успешностью или неуспешностью ее, трудностями ее осуществления и заверше¬ния.
Приведем несколько описаний респондентами своих переживаний: «Совершение полезного и ну¬жного с большим напряжением воли». «Наи¬более приятным для меня чувством является увлеченность работой, когда эта работа вы¬полняется строго по задуманному плану и приносит желаемые результаты. В этом случае появляется какое-то вдохно¬вение и хочется сделать как можно больше и лучше. И особенно странно то, что абсолютно не чувствуется усталость, а наоборот, голова ясная и, как говорится, хорошо на душе». «У меня всегда хорошее настроение и бодрое состояние после того, когда работа уже закончена и я чувствую, что я выпол¬нил ее добросовестно и добился желае¬мого».
Инвентарий:
Желание добиться успеха в работе.
Чувство напряжения.
Увлеченность, захваченность работой.
Любование результатами своего труда, его продуктами.
Приятная усталость.
Приятное удовлет¬ворение оттого, что дело сделано, что день прошел не зря.

5. Пугнические эмоции (от лат. pugna — борьба).
Эти эмоции происходят от потребности в преодоле¬нии опасности, на основе которой позднее возникает интерес к борьбе.
Яркое описание этих переживаний мы находим, например, у участников боевых действий: «Я обогнал тех восемь или десять человек, которые поднялись в атаку вместе со мной. Я испытывал необычайное, восторженное возбуждение. В горле пощипывало. Време¬нами перехватывало дыхание. Разгорячен¬ное лицо пылало огнем». «… в самом ходе боя... часто возникали переживания и ощущения, сходные с теми, которые были знакомы мне по спорту». «...Я люблю это чувство – опасность». «Люблю острые ощущения, взвинчивающие нервы». «Ощу¬щаешь какое-то тревожное возбуждение. Кажется, что переступаешь какую-то неведомую грань. Это страшновато и приятно».
Инвентарий:
Жажда острых ощущений.
Упоение опасностью, рис¬ком.
Чувство спортивного азарта.
Решительность.
Спортивная злость.
Чувство сильнейшего волевого и эмоционального напряжения, предельной мобилизации своих физических и умственных способностей.

6. Романтические эмоции.
Это стремление ко всему необычай¬ному, необыкновенному, таинственному.
Чувство таинственного почти всегда включает в себя ожидание: вот сейчас что-то произойдет, что окажет решающее влияние на мою судьбу. «Моя душа, я помню, с детских лет чудесного искала», – писал М. Ю. Лермонтов.
Респонденты раскрывали свои романтические переживания в таких выражениях: «Испытываешь всегда приятное чувство, стремясь к неизвестному. Больше всего люблю быть там, где еще никто не был». «Люблю чувство ожидания чего-то необыкновенного». «У ме¬ня особое волнение, подъем проявляются в том случае, когда чего-то ждешь, веришь, что скоро должно произойти что-то совершенно особенное».
Инвентарий:
Стремление к необы¬чайному, неизведанному.
Ожидание чего-то необыкновенного и очень хорошего, светлого чуда.
Манящее чувство да¬ли.
Волнующее чувство странно преображенного восприятия окружающего: все кажется иным, необыкновенным, пол¬ным значительности и тайны.
Чувство особой значительности происходя¬щего.
Чувство зловеще-таинственно¬го.

7. Гностические эмоции (от греч, gnosis – знание).
Эти эмоции издавна описываются в учебниках психологии под рубрикой интеллектуальных чувств. Гностические эмоции связаны, не просто с потребностью в получении любой новой информации, а с потребностью в том, чтобы в новом, неизвестном, из ряда вон выходящем отыскать знакомое, привычное, понятное, приводя, таким образом, всю наличную, ин¬формацию к одному общему знаменателю. Типичная эмоциональная ситуация, возбуждающая гностические эмоции, – это проблемная ситуация.
В ответах респондентов гностические переживания описывались так: «Для меня самое приятное переживание – разобраться в трудном вопросе». «Самое приятное чувство – решить зада¬чу, когда вначале казалось, что я её не решу».
Инвентарий:
Стремление нечто понять, проникнуть в сущность явления.
Чувство удивления или недоумения.
Чувство ясности или смутно¬сти мысли.
Неудержимое стремле¬ние преодолеть противоречия в собственных рассуждениях, привести все в систему.
Чувство догадки, близости решения.
Радость открытия истины.

8. Эстетические эмоции.
Эстетические отношения проявляются через все другие чувства – радость, гнев, тоску, отвращение, страдание, горе и т. д. В более или менее чистом виде эстетические эмоции вызываются такими видами искусства, в которых форма и содержание совершенно неразделимы. К ним относится в первую очередь музыка. Такое же чисто эстетическое впечатление на нас производит и красота природы.
Процитируем несколько высказываний респондентов: «Люблю то состояние грусти или ка¬кой-то прозрачной печали, когда слышу пре¬красные звуки музыки». «Самое приятное переживание – внутренняя сосредоточенность, возвышенность, связанная обычно с музыкой, стихами или природой». «Наиболее приятные ощущения возникают у меня тогда, когда я иду в одиночестве в слегка пасмурную погоду, а вокруг шумят деревья, омытые дождем, пахнет цветами; тихо и очень красиво».
Тем не менее, респон¬денты, которые в качестве самых приятных для них переживаний назвали эстетические, чаще всего испытывали их вместе с чувством некоторой меланхолии, с «горчинкой грусти». Они как бы тяготели одновременно к тем и другим эмоциям. Тем не менее, связь переживания красоты с грустью не является безусловной. Вследствие этого из состава эстетических переживаний выкристализовывается специальная модификация – лирические пережива¬ния, в которых очень значителен (иногда преобладает над эстетическим) компонент светлой, «опоэтизированной» печали.
Инвентарный список эстетических эмоций:
Жажда красоты.
Наслаждение кра¬сотой чего-либо или кого-либо.
Чув¬ство изящного, грациозного.
Чувство возвышенного или величественного.
Наслаждение звуками.
Чувство волнующего драматизма.
К лирическим чувствам, как разновидности эстетических, относятся:
Чувство светлой грусти и задумчивости.
По¬этически-созерцательное состояние.
Чувство душевной мягкости, растроганно¬сти.
Чувство родного, милого, близ¬кого.
Сладость воспоминания о давнем.
Горьковато-приятное чувство одиночества.

9. Гедонистические эмоции.
К указанной категории относятся эмоции, связанные с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте.
В высказываниях респондентов гедонистические переживания и соответству¬ющие им эмоциональные ситуации описываются так: «Очень люблю состояние покоя, благополучия, свободы от обязанностей». «Люблю наслаждаться покоем и хорошим физическим самочувствием». «Самые лучшие радости, на мой взгляд, радости самые простые: вкусно поесть, сладко поспать, поне¬житься под солнцем на пляже».
Инвентарий:
Наслаждение приятными физическими ощущениями от вкусной пищи, тепла, солнца и пр.
Чувство беззаботности, безмятежности.
Нега. Сладкая лень.
Чувство веселья.
Приятная бездумная возбуж¬денность (на танцах, вечеринках и т. д.).
Сладострастная чувственность (включена в данную категорию с некоторой натяжкой).

0


Вы здесь » Ключи к реальности » Ключи к взаимоотношениям » Из жизни людей. Трактат, навеянный наблюдением за жизнью кур